Оскорб­ле­ние пред­чув­ствий

Ва­си­лий Сте­па­нов о хор­ро­ре « Оно при­хо­дит но­чью »

Kommersant Weekend - - Содержание - Ва­си­лий Сте­па­нов

о хор­ро­ре Трея Эд­вар­да Шуль­ца «Оно при­хо­дит но­чью»

В про­кат вы­хо­дит ма­ло­бюд­жет­ный хор­рор «Оно при­хо­дит но­чью» Трея Эд­вар­да Шуль­ца, од­но­го из са­мых мно­го­обе­ща­ю­щих аме­ри­кан­ских независимых ре­жис­се­ров, чей де­бют­ный фильм «Кри­ша » в 2015 го­ду был по­ка­зан на Канн­ском ки­но­фе­сти­ва­ле. По-на­сто­я­ще­му пу­га­ют здесь не ноч­ные кош­ма­ры, а при­ро­да че­ло­ве­че­ских по­ступ­ков Де­душк а з або­лел. Ему ска­за­ли ти­хое « про­щай », вы­вез­ли на тач­ке из по­те­ряв­ше­го­ся в ле­су до­ма, при­кры­ли ро­го­жей. Ух­нул вы­стрел, за­пах­ло бен­зи­ном и ог­нем. Это эпи­де­мия, апо­ка­лип­сис. Се­мья По­ла ( Джо­эл Эд­жер­тон), та, что из­ба­ви­лась от де­душ­ки, упо­ва­ет на про­ти­во­га­зы, по­ли­эти­лен, креп­кие сте­ны и за­ко­ло­чен­ные ок­на, еже­днев­ную ру­ти­ну и стро­гие пра­ви­ла (по но­чам не вы­хо­дить, ра­бо­тать по двое, в лес да­ле­ко не за­би­рать­ся, ору­жие хра­нить под зам­ком). Но од­на­жды но­чью в их до­ме ока­зы­ва­ет­ся незна­ко­мец. У него то­же се­мья — же­на и ма­лень­кий ре­бе­нок, и Пол скре­пя серд­це поз­во­ля­ет го­стю пе­ре­брать­ся под их кры­шу. Чест­ные лю­ди, при­лич­ные со­се­ди. « До­стой­ный » — это сло­во зву­чит в филь­ме ча­сто. Но от­то­го, на­вер­ное, толь­ко страш­нее ре­ше­ния, ко­то­рые эти до­стой­ные лю­ди при­ни­ма­ют, и по­ступ­ки, ко­то­рые они со­вер­ша­ют.

За со­бы­ти­я­ми на экране мы на­блю­да­ем гла­за­ми глав­но­го ге­роя, сем­на­дца­ти­лет­не­го под­рост­ка Тр­э­ви­са, ко­то­рый чуть мень­ше сво­их ро­ди­те­лей оза­бо­чен борь­бой за выживание и мо­жет чуть тонь­ше оце­нить про­ис­хо­дя­щее, бро­дя с лам­пой в ноч­ной мгле. Фор­маль­но жут­ких мо­мен­тов в филь­ме немно­го, раз­ве что сюр­ре­а­ли­стич­ные ноч­ные кош­ма­ры Тр­э­ви­са за­став­ля­ют по­ежить­ся в крес­ле. Но се­мей­ная и со­ци­аль­ная ру­ти­на, от­тес­ня­ю­щая на вто­рой план чи­стый ужас, за­став­ля­ет зри­те­ля за­да­вать се­бе неудоб­ные во­про­сы, при­ме­рить соб­ствен­ный опыт, в том чис­ле и се­мей­ный, к уви­ден­ным на экране об­сто­я­тель­ствам. Вряд ли кто- то от­ве­тит се­бе на них чест­но. Не­из­вест­ность — вот глав­ный кош­мар, и он при­хо­дит не толь­ко но­чью (тут на­зва­ние, ко­неч­но, впа­да­ет в мар­ке­тин­го­вое лу­кав­ство).

По­след­ний год был бо­гат на ужа­сы, но не те, к ко­то­рым мы дав­но при­вык­ли, с незыб­ле­мы­ми пра­ви­ла­ми и обя­за­тель­ны­ми ге­ро­я­ми, ко­то­рые по­ги­ба­ют и вы­жи­ва­ют в со­от­вет­ствии со стро­гой ло­ги­кой жан­ра. Кош­ма­ры но­вой вол­ны все вре­мя за­став­ля­ют те­бя со­мне­вать­ся — тот ли фильм ты вы­брал для про­смот­ра. Для них при­ду­ма­ли да­же новое жан­ро­вое опре­де­ле­ние — по­ст­хор­рор. Недав­ние « Ведь­ма » и « Прочь » — из этой се­рии. К по­ст­хор­ро­рам мож­но от­не­сти и бри­тан­ско-иран­ский « В те­ни », и сан­д­эн­сов­скую «Ис­то­рию при­зра­ка ». Все они про­пи­та­ны ядом со­жа­ле­ния и тре­во­ги, бы­то­вым кош­ма­ром, к ко­то­ро­му не нуж­но под­би­рать клю­чи: весь ужас ле­жит на по­верх­но­сти. По­ка дру­гие жан­ры вби­ра­ют в се­бя эле­мен­ты хор­ро­ра, поль­зу­ют­ся его язы­ком, что­бы рас­ска­зы­вать свои ис­то­рии (как это про­ис­хо­дит в «Пер­со­наль­ном по­ку­па­те­ле» Оли­вье Ас­са­я­са), хор­рор му­ти­ру­ет, ме­няя стра­те­гии, что­бы до­сту­чать­ся до пуб­ли­ки, не вос­при­им­чи­вой боль­ше к при­выч­ным «буу!».

В Аме­ри­ке у « Оно при­хо­дит но­чью » бы­ла до­воль­но наг­лая ре­клам­ная кам­па­ния, трей­ле­ры и на­зва­ние филь­ма обе­ща­ли при­выч­ный ужа­стик с мон­стра­ми. По­это­му про­кат филь­ма со­про­вож­дал­ся вол­на­ми злю­щих по­стов от тех, кто чтит хор­рор- кон­вен­ции: « пер­вый фильм ужа­сов, на ко­то­ром я спал », « не сто­и­ло и с ди­ва­на под­ни­мать­ся » , « худ­ший фильм на зем­ле » и так да­лее. Но 28-лет­ний Трей Эд­вард Шульц, ка­жет­ся, и не ду­мал сни­мать хор­рор в об­ще­при­ня­том смыс­ле это­го сло­ва. Он лишь со­здал на экране пред­по­сыл­ки и об­сто­я­тель­ства, что­бы вме­сте со зри­те­лем на­блю­дать за тем, что про­изой­дет даль­ше. Сво­ей тре­вож­ной ин­то­на­ци­ей «Оно при­хо­дит но­чью» очень по­хож на его де­бют­ную «Кри­шу », где Шульц так­же пре­па­ри­ро­вал се­мей­ный кош­мар, толь­ко в жан­ре пси­хо­ло­ги­че­ской дра­мы. В но­вом его филь­ме кан­да­лы род­ствен­ных свя­зей по­звя­ки­ва­ют на фоне неиз­вест­ной эпи­де­мии — про­ти­во­га­зы, мрач­ный дом в тем­ном ле­су и во­ору­жен­ные по­сто­яль­цы с бла­ги­ми на­ме­ре­ни­я­ми. Тут уже не зна­ешь, с ка­кой сто­ро­ны про­гре­мит гром. А ес­ли во­об­ще не про­гре­мит? Толь­ко силь­нее стем­не­ет на ули­це и над­сад­ной тос­кой за­мо­ло­тит по кры­ше бес­ко­неч­ный осен­ний дождь. В про­ка­те с 24 ав­гу­ста

19

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.