В ту же во­ду

о вто­ром се­зоне «Вер­ши­ны озе­ра »

Kommersant Weekend - - Содержание - Та­тья­на Але­ши­че­ва

Спу­стя че­ты­ре го­да по­сле пер­вой в эфир вы­шла вто­рая часть сериала Джейн Кэм­пи­он « Вер­ши­на озе­ра », где при­чуд­ли­во пе­ре­ме­ша­ны саспенс и са­ти­ра В но­вом се­зоне де­тек­тив Ро­бин Гриф­фин (Эли­за­бет Мосс) возвращается из но­во­зе­ланд­ско­го за­хо­лу­стья в Сид­ней, а Джейн Кэм­пи­он возвращается к сво­е­му лю­би­мо­му за­ня­тию — об­ли­чать род муж­ской, да так, что­бы ни­ко­му ма­ло не по­ка­за­лось. Вот вам вы­да­ю­ща­я­ся га­ле­рея от­тал­ки­ва­ю­щих муж­ских об­ра­зов: на­силь­ни­ки и рох­ли, де­ма­го­ги и на­вяз­чи­вые ка­ва­ле­ры от сло­ва « до­мо­га­тель­ство », агрес­сив­ные пер­вер­ты — в этом па­ноп­ти­ку­ме най­дет­ся от си­лы один при­лич­ный му­жик, да и тот па­то­ло­го­ана­том. С та­ким ма­те­ри­а­лом при­хо­дит­ся иметь де­ло Ро­бин Гриф­фин, в ито­ге вы­брав­шей це­ли­бат, и это смот­ре­лось бы глу­пой па­ро­ди­ей, будь у Кэм­пи­он ре­жис­сер­ская хват­ка по­жи­же.

Для на­ча­ла во флеш­б­э­ке о со­бы­ти­ях че­ты­рех­лет­ней дав­но­сти Ро­бин пре­да­ет же­них — Кэм­пи­он из­бав­ля­ет­ся от един­ствен­но­го непло­хо­го пар­ня в судь­бе ге­ро­и­ни, что­бы не пу­тал­ся под но­га­ми, и за­од­но лиш­ний раз про­го­ва­ри­ва­ет, что сча­стье в тру­де. Труд на до­лю Ро­бин опять вы­па­да­ет скорб­ный — из за­ли­ва из­вле­ка­ют че­мо­дан с те­лом мерт­вой ази­ат­ки. Но де­тек­ти­ва как та­ко­во­го тут по­чти нет. Ско­ро вы­яс­нит­ся, что жерт­ва ра­бо­та­ла в бор­де­ле, и нам да­же по­ка­жут, кто уто­пил че­мо­дан — так на­зы­ва­е­мый саспенс со­всем не в этом. А в том, как на лов­ца бе­жит зверь — как бес­по­щад­но ис­то­рия слу­чай­ной жерт­вы за­кру­чи­ва­ет­ся во­круг Ро­бин и про­рас­та­ет в ее жиз­ни. Де­ло в том, что взрос­лая дочь са­мой Ро­бин, остав­лен­ная ею в мла­ден­че­стве и сно­ва най­ден­ная в при­ем­ной се­мье в Сид­нее, оши­ва­ет­ся в том са­мом бор­де­ле и трет­ся воз­ле мут­но­го дер­жа­те­ля при­то­на по име­ни Пусс ( Дэ­вид Ден­сик).

Не­ве­ро­ят­ное сце­нар­ное до­пу­ще­ние: в го­ро­де с пя­ти­мил­ли­он­ным на­се­ле­ни­ем рас­сле­до­ва­ние при­во­дит Ро­бин имен­но в то недоб­рое ме­сто, где неосмот­ри­тель­но пус­ка­ет кор­ни ее дочь Мэ­ри ( Элис Эн­глерт, в ми­ру дочь са­мой Кэм­пи­он). « Из всех за­бе­га­ло­вок ми­ра она вы­бра­ла мою и во­шла », — го­во­рил ге­рой Хам­ф­ри Бо­гар­та в клас­си­че­ской « Ка­са­блан­ке » . Джейн Кэм­пи­он то­же, как ни кру­ти, ре­жис­серк­лас­сик. Из та­ко­го со­ра — па­ро­дий­ных об­ра­зов, сце­нар­ных на­тя­жек и де­тек­ти­ва, не тре­бу­ю­ще­го раз­гад­ки,— она ле­пит ки­но, где со­стра­да­ешь ге­ро­ям, тре­во­жишь­ся и злишь­ся.

Осо­бен­ное бешенство вы­зы­ва­ет Пусс — со­ро­ка­лет­ний экс­пат из Во­сточ­ной Гер­ма­нии, на­хва­тав­ший­ся в уни­вер­си­те­те Лейп­ци­га ле­вац­ких идей и щед­ро оро­ша­ю­щий ими неокреп­шие моз­ги сем­на­дца­ти­лет­ки. Этот тип — от­ту­да, из ки­но 60-х, эта­кий за­га­доч­ный нон­кон­фор­мист, уце­нен­ный ге­рой Го­да­ра и Бер­то­луч­чи. «Ма­ма, он та­кой раз­но­сто­рон­ний, он ци­ти­ру­ет До­сто­ев­ско­го стра­ни­ца­ми!» Да, но это не ме­ша­ет га­ду экс­плу­а­ти­ро­вать тай­ских про­сти­ту­ток в хвост и в гри­ву. Зла не хва­та­ет, дать бы пин­ка него­дяю — при­мер­но эта мысль чи­та­ет­ся на ли­цах при­ем­ных ро­ди­те­лей Пай­ка и Джу­лии ( Эван Лес­ли и Ни­коль Кид­ман) и Ро­бин, ко­то­рая ед­ва успела об­ре­сти по­те­рян­ную дочь. Но под­рост­ки — су­ще­ства тре­пет­ные, та­кой ро­ди­тель­ской за­бо­ты не стер­пят. Взрос­лые это по­ни­ма­ют и, бо­ясь на­все­гда от­толк­нуть Мэ­ри, мол­ча скри­пят зу­ба­ми — вот где саспенс. А Кэм­пи­он за­од­но де­ла­ет ка­ри­ка­ту­ру из них — они ведь то­же де­ти 60-х и но­си­те­ли ле­вых идей. Зас­ку­чав в бла­го­по­луч­ном бра­ке, фе­ми­нист­ка Джу­лия ушла от Пай­ка к жен­щине, и на­до ви­деть, как они с Пус­сом спо­рят о фе­ми­низ­ме, опе­ри­руя оди­на­ко­вы­ми штам­па­ми. Ка­жет­ся, Кэм­пи­он ви­дит в со­вре­мен­ном об­ще­ствен­ном до­го­во­ре слиш­ком мно­го сво­бод и ехид­но про­ха­жи­ва­ет­ся по каж­дой. Секс от­чуж­ден от люб­ви, де­то­рож­де­ние от сек­са, в ос­но­ве се­мьи боль­ше не кон­до­вые род­ствен­ные свя­зи, а со­мни­тель­ные идеи, как в хип­пов­ских ком­му­нах 60-х, а уж к че­му Пусс сво­дит по­ня­тие со­ли­дар­но­сти, и во­все без слез не взгля­нешь. Так сме­ять­ся мож­но толь­ко над тем, во что сам ко­гда- то ве­рил,— ни­ко­му та­ки ма­ло не по­ка­за­лось. Но са­мое смеш­ное, что об ру­ку со сво­бо­да­ми в со­вре­мен­ном гро­тес­ке у Кэм­пи­он ко­вы­ля­ет дре­му­чий ха­рас­смент, а пат­ри­ар­халь­ные уста­нов­ки зву­чат в каж­дой муж­ской ре­пли­ке, об­ра­щен­ной к Ро­бин и ее вер­но­му ору­же­нос­цу кон­стеб­лю Ми­ран­де ( Гвен­до­лин Кри­сти).

Ключ ко все­му про­ис­хо­дя­ще­му — вы­да­ю­щий­ся эпи­зод, где за­гу­ляв­шая Ро­бин узна­ет, что дочь ста­ла за­лож­ни­цей чок­ну­то­го стрел­ка, и пы­та­ет­ся про­трез­веть. Ка­жет­ся, вся ее жизнь — бес­ко­неч­ная цепь фан­тас­ма­го­рий, по­рож­ден­ных из­ме­нен­ным со­зна­ни­ем, от ко­то­рых хо­чет­ся про­трез­веть. «Top Of The Lake», BBC Two, BBC UKTV, Sundance TV, 2013—

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.