Не ле­ту­чая мышь

о ниль­ском кры­лане

Kommersant Weekend - - Содержание - Оль­га Вол­ко­ва

У л ет учих мы­шей крайне под­мо­чен­ная ре­пу­та­ция, в чем преж­де все­го ви­но­ват кро­во­пий­ца Дра­ку­ла, то и де­ло пре­вра­щав­ший­ся в ги­гант­ское ру­ко­кры­лое. Хо­тя, с дру­гой сто­ро­ны, глу­бо­ко по­ло­жи­тель­ный Бэт­мен, да и у ро­ма «Ба­кар­ди» эта са­мая мышь на эм­бле­ме… Тем не ме­нее на­сто­я­щих ле­ту­чих мы­шей ма­ло кто лю­бит, по­то­му что они страш­ные, в смыс­ле про­сто ма­ло­кра­си­вые. И вы­ра­же­ние ли­ца у них до­воль­но непри­ят­ное. И ле­та­ют они как- то ха­о­тич­но, непред­ска­зу­е­мо. И пьют кровь (на са­мом де­ле вам­пир­ству­ет, да и то чуть- чуть, очень ма­лая часть ле­ту­чих мы­шей). И в во­ло­сах мо­гут за­пу­тать­ся. В об­щем, боль­шая часть че­ло­ве­че­ства, пад­ко­го на внеш­нюю кра­со­ту, от­но­сит­ся к ле­ту­чим мы­шам, пря­мо ска­жем, с от­вра­ще­ни­ем.

Меж­ду тем и в этом от­ря­де есть свои кра­сав­чи­ки. На­при­мер, ниль­ский кры­лан — он и прав­да очень хо­ро­шень­кий! И по­хож он на ма­лень­кую ве­се­лую со­бач­ку, толь­ко с кры­лья­ми. Стро­го го­во­ря, ниль­ский кры­лан не со­всем ле­ту­чая мышь. Да, от­ряд у них один — ру­ко­кры­лые, но от­ряд этот де­лит­ся на ле­ту­чих мы­шей и кры­ла­но­вых. И лю­бой спе­ци­а­лист с хо­ду на­зо­вет вам ку­чу от­ли­чий ти­па от­сут­ствия или при­сут­ствия ког­тя на вто­ром паль­це… А неспе­ци­а­ли­сту со­вер­шен­но оче­вид­но: ес­ли у нас есть не­кто мле­ко­пи­та­ю­щий, но ле­та­ю­щий, с пе­ре­пон­ча­ты­ми кры­лья­ми, ве­ду­щий ноч­ной об­раз жиз­ни и ви­ся­щий вниз го­ло­вой, зна­чит, он ле­ту­чая мышь и точ­ка. Ну а ес­ли он еще и об­ла­да­ет да­ром эхо­ло­ка­ции… Кста­ти, кры­ла­ны- то как раз, в от­ли­чие от ле­ту­чих мы­шей, им не об­ла­да­ют, а един­ствен­ный кры­лан, за­ме­чен­ный в эхо­ло­ка­ци­он­ных спо­соб­но­стях,— это и есть на­ша еги­пет­ская ле­ту­чая со­ба­ка, или Rousettus aegyptiacus, в по­след­нее вре­мя все ча­ше пе­ре­би­ра­ю­щий­ся из се­ве­ро­аф­ри­кан­ских (а так­же ближ­не­во­сточ­ных, ту­рец­ких и ин­дий­ских) пе­щер, жи­во­пис­ных ру­ин и ду­пел в на­ши с ва­ми квар­ти­ры.

Внеш­ность у кры­ла­на вы­ше всех по­хвал: огром­ные удив­лен­ные гла­зи­щи, тро­га­тель­ный со­ба­чий но­сик, ак­ку­рат­ные уш­ки, ко­рот­кая се­ро- бу­рая шерст­ка… И вполне «вам­пир­ские» ко­жи­стые пе­ре­пон­ча­тые кры­лья с раз­ма­хом око­ло по­лу­мет­ра — и это при том, что вся дли­на кры­ла­на сан­ти­мет­ров 15 и ве­сит он все­го 100– 150 грам­мов. В об­щем, вид у него та­кой крот­кий, что иной на­чи­на­ю­щий кры­ла­но­об­ла­да­тель мо­жет раз­меч­тать­ся, буд­то у него по­се­лил­ся не­кто вро­де ле­та­ю­ще­го хо­мяч­ка. Ро­ко­вое за­блуж­де­ние! Нет, ни­ка­ких сверхъ­есте­ствен­ных тре­бо­ва­ний ле­ту­чая со­ба­ка сво­е­му хо­зя­и­ну не предъ­яв­ля­ет, она жи­вет как уме­ет. Ну а вам те­перь при­дет­ся к это­му при­спо­саб­ли­вать­ся.

Днем кры­лан, как и по­ло­же­но, креп­ко спит — вниз го­ло­вой, эле­гант­но за­вер­нув­шись в кры­лья. А бли­же к но­чи про­буж­да­ет­ся, и вме­сте с ним про­буж­да­ют­ся его по­треб­но­сти: кры­лан же­ла­ет есть, пить, об­щать­ся… И дви­гать­ся — воль­ные ниль­ские кры­ла­ны за ночь про­ле­та­ют ки­ло­мет­ров по 30– 40, они весь­ма спор­тив­ные зве­ри, по­это­му дер­жать их за­пер­ты­ми в клет­ке нель­зя, их при­хо­дит­ся вы­пус­кать по­ле­тать по до­му. Тут- то и на­чи­на­ют­ся глав­ные про­бле­мы.

Во- пер­вых, кры­лан с его по­лу­мет­ро­вым раз­ма­хом кры­льев непре­мен­но по­сши­ба­ет все мел­кие и неза­креп­лен­ные пред­ме­ты. Во- вто­рых, его по­лет от­нюдь не бес­шу­мен — неко­то­рые вла­дель­цы этих ми­ла­шек уве­ря­ют, что их кры­лан ле­та­ет, гро­хо­ча кры­лья­ми как пте­ро­дак­тиль (ин­те­рес­но, где это они слы­ша­ли пте­ро­дак­ти­ля?). В- тре­тьих, к ре­ше­нию туа­лет­ных во­про­сов кры­лан от­но­сит­ся небреж­но — то есть где за­хо­те­лось, там и свер­ши­лось, хоть в по­ле­те, хоть вниз го­ло­вой, в этом де­ле кры­ла­ны на­сто­я­щие вир­ту­о­зы. К сча­стью, ре­зуль­та­ты жиз­не­де­я­тель­но­сти этих ве­ге­та­ри­ан­цев не осо­бо во­ню­чи (хоть и не ска­зать, чтоб во­об­ще без за­па­ха). За­то они по­ра­зи­тель­но обиль­ны — ко­ли­че­ство из­вер­га­е­мых из ор­га­низ­ма кры­ла­на от­хо­дов пре­вы­ша­ет раз­ме­ры са­мо­го кры­ла­на, и это бо­лее чем стран­но. Да еще и об­мен ве­ществ у него стре­ми­тель­ный — сло­вом, пе­ред тем, как пу­стить кры­ла­на по­ле­тать, ни в ко­ем слу­чае не на­до его кор­мить! Пусть па­рит го­лод­ным — мень­ше на­пач­ка­ет и лег­че за­ма­нит­ся об­рат­но в клет­ку: боль­шин­ство ле­ту­чих егип­тян охот­но воз­вра­ща­ют­ся до­мой, ес­ли их там под­жи­да­ет лю­би­мая еда, но неко­то­рые не идут в клет­ку ни за ка­кие ба­на­ны, и их при­хо­дит­ся ло­вить (на­по­ми­наю — все это ве­се­лье про­ис­хо­дит но­чью).

В- чет­вер­тых, и, по­жа­луй, в глав­ных — у кры­ла­нов, стро­гих ве­ге­та­ри­ан­цев, не очень хо­ро­шие ма­не­ры, так что во вре­мя еды они ве­дут се­бя вполне по- свин­ски, толь­ко еще ху­же. Пол­но­стью они съе­да­ют толь­ко са­мые соч­ные и мяг­кие пло­ды, из про­че­го же про­сто вы­са­сы­ва­ют сок, а остав­ший­ся жмых небреж­но вы­бра­сы­ва­ют. Ку­да? Да ку­да угод­но! В об­щем, в иде­а­ле каж­до­му кры­ла­ну хо­ро­шо бы при­ста­вить лич­ную гор­нич­ную, чтоб но­чи на­про­лет бе­га­ла за ним с тряп­кой. Хо­ро­шо хоть, что ему не ну­жен лич­ный сти­лист- па­рик­ма­хер — что- что, а уха­жи­вать за со­бой лю­би­мым кры­лан уме­ет от­лич­но. Он се­бе и шерст­ку от­чи­стит, и глаз­ки про­трет, и кры­лыш­ки отрях­нет, и в зу­бах по­ко­вы­ря­ет­ся, и ког­ти под­гры­зет — и ви­сит, весь та­кой ак­ку­рат­ный, по­сре­ди им же со­тво­рен­ной раз­ру­хи.

Го­во­рят, неко­то­рые све­же­ис­пе­чен­ные вла­дель­цы кры­ла­нов че­рез па­ру недель та­кой жиз­ни впа­да­ют в от­ча­я­ние. Ко­то­рое усу­губ­ля­ет­ся осо­зна­ни­ем то­го, что вся эта сви­сто­пляс­ка — на­дол­го: ниль­ские кры­ла­ны жи­вут лет по 20 и боль­ше. К то­му же пер­вые дни жиз­ни на но­вом ме­сте хо­ро­шень­кая ле­ту­чая со­ба­ка с непри­выч­ки, бы­ва­ет, поз­во­ля­ет се­бе лиш­нее — мерз­ко, как- то каш­ля­ю­ще, во­пит, боль­но ку­са­ет­ся и ца­ра­па­ет­ся. И тут неопыт­ные вла­дель­цы на­чи­на­ют за­да­вать во­про­сы вро­де: а ес­ли пу­стить его по­ле­тать на ули­цу, он вер­нет­ся? Нет, не вер­нет­ся, но и вряд ли вы­жи­вет. Так что ли­бо ищите ему но­во­го хо­зя­и­на, ли­бо по­тер­пи­те еще чуть- чуть. Стер­пит­ся- слю­бит­ся.

Ска­жу чест­но, к туа­ле­ту ваш кры­лан не при­учит­ся ни­ко­гда, и пле­вать­ся во все сто­ро­ны же­ва­ной мор­ков­кой он то­же не пре­кра­тит, но со вре­ме­нем вы пе­ре­ста­не­те так уж из- за это­го пе­ре­жи­вать. За­то сам кры­лан, ес­ли вы бу­де­те с ним об­щать­ся, ра­но или позд­но сме­нит гнев на ми­лость, пе­ре­ста­нет ку­сать­ся и ста­нет вполне лас­ко­вым и тро­га­тель­ным су­ще­ством.

Кры­ла­ны жи­вут ко­ло­ни­я­ми, так что ощу­щать пле­чо (кры­ло) дру­га им про­сто необ­хо­ди­мо. Они да­же спать лю­бят, об­няв­шись с со­се­дом, так что, ес­ли мо­же­те, за­во­ди­те несколь­ко кры­ла­нов. Но за неиме­ни­ем ком­па­нии со­ро­ди­чей они вполне мо­гут вздрем­нуть и по­вис­нув на лю­би­мом хо­зя­ине. Бы­ва­ет, за­бе­рет­ся та­кой под одеж­ду, за что- то там за­це­пит­ся и ви­сит вниз го­ло­вой, от­ды­ха­ет, по­ка хо­зя­ин за­ни­ма­ет­ся сво­и­ми де­ла­ми. Не хо­ти­те та­ко­го тес­но­го кон­так­та? По­да­ри­те кры­ла­ну плю­ше­во­го мед­ве­дя, а еще луч­ше — ме­хо­вой во­рот­ник. Бед­ная оди­но­кая ле­ту­чая со­ба­ка со­чтет его сво­им со­бра­том-кры­ла­ном и бу­дет спать, тес­но при­жав­шись к ва­ше­му по­дар­ку.

Мож­но ли на­учить кры­ла­на ка­ким- то трю­кам? Чест­но го­во­ря, не уве­ре­на. Неко­то­рые хо­зя­е­ва кля­нут­ся, что их пи­то­мец при­хо­дит на зов и да­же зна­ет сло­во « нель­зя », но не ис­клю­че­но, что на­ив­ные лю­ди про­сто при­ни­ма­ют же­ла­е­мое за дей­стви­тель­ное. А вот по­си­деть на пле­че, по­ви­сеть на шта­нах, взять из рук ви­но­гра­ди­ну — на это ниль­ский кры­лан и прав­да вполне спо­со­бен. Как спо­со­бен он при­со­се­дить­ся к кош­ке или по­ви­сеть на со­ба­ке. Он их не оби­дит, глав­ное, что­бы они его не съе­ли — мышь все- та­ки, хоть и ле­ту­чая.

Неко­то­рые осо­бо обо­жа­е­мые кры­ла­ны жи­вут во­об­ще без клет­ки, днем спят в шка­фу, но­чью пор­ха­ют по до­му или ви­сят на што­рах, кар­ни­зах, на­стен­ных ков­рах, кар­ти­нах и да­же в аба­жу­рах. Но во­об­ще- то луч­ше, чтоб у него бы­ла своя клет­ка, во­льер или, ес­ли уж со­всем по­ве­зет, соб­ствен­ная ком­нат­ка. На­вер­ху кры­ла­но­во­го до­ми­ка долж­на быть сет­ка, чтоб за нее цеп­лять­ся, а еще бо­ко­вые стен­ки и по­то­лок на­до сде­лать непро­зрач­ны­ми — как буд­то это уют­ная пе­ще­ра. Нуж­на кры­ла­ну по­ил­ка и еда — яб­ло­ки, ви­но­град, ба­на­ны, сли­вы, ин­жир, ар­бу­зы, пер­си­ки, апель­си­ны, огур­цы, все мы­тое и по­ре­зан­ное на ку­соч­ки. Лю­бят они фрук­то­вые со­ки (не из па­ке­та!), ка­пель­ку ме­да, цве­точ­ную пыль­цу. А еще им на­до до­бав­лять в еду каль­ций и про­чие ви­та­ми­ны — ес­ли кры­лан за­бо­ле­ет, вы с тру­дом най­де­те ему ве­те­ри­на­ра. Кор­мить кры­ла­на мож­но толь­ко в клет­ке, это закон! Он все рав­но за­плю­ет все окрест­но­сти, но хо­тя бы не весь дом. И будь­те го­то­вы к то­му, что клет­ку эту вам при­дет­ся чи­стить каж­дый день, ес­ли не ча­ще.

Сло­вом, как ни мил ниль­ский кры­лан, преж­де чем его по­ку­пать (за 15– 30 тыс. руб­лей), вам сто­ит очень хо­ро­шо по­ду­мать. На­столь­ко ли силь­но вы лю­би­те ле­ту­чих мы­шей, что­бы ра­ди них бли­жай­шие 20 лет про­жить в бес­по­ряд­ке? Го­то­вы ли вы по­жерт­во­вать без­мя­теж­ным сном? По­ду­ма­ли? По­ду­май­те еще. По­то­му что в кры­ла­на с его ми­лой мор­даш­кой очень лег­ко влю­бить­ся с пер­во­го взгля­да. А вот пре­дан­но и все­про­ща­ю­ще лю­бить его дол­гие го­ды — это со­всем дру­гая ис­то­рия.

| Бли­же к но­чи кры­лан же­ла­ет есть, пить и об­щать­ся __

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.