Цар­ство­ва­ние зло­го ду­ха Шарль Фер­ди­нан Ра­мю Пе­ре­вод Алек­сея Во­и­но­ва Libra

Kommersant Weekend - - Афиша -

Шарль Фер­ди­нан Ра­мю — клас­сик швей­цар­ской ли­те­ра­ту­ры, дру­жив­ший с Ан­дре Жи­дом, пи­сав­ший либ­рет­то для Стра­вин­ско­го, по­лу­чав­ший мно­го­чис­лен­ные премии за свои кни­ги о бы­те аль­пий­ских жи­те­лей. Он не то что­бы неиз­ве­стен в Рос­сии. Ро­ма­ны Ра­мю на­ча­ли пе­ре­во­дить еще в 20-х и воз­вра­ща­лись к ним до­ста­точ­но ча­сто. В ос­нов­ном для рус­ских из­да­ний вы­би­ра­ли его от­но­си­тель­но ре­а­ли­сти­че­ские тек­сты. Со­всем дру­гое де­ло этот неболь­шой ро­ман 1917 го­да о по­хож­де­ни­ях аб­со­лют­но­го зла.

В неболь­шой гор­ный го­ро­док при­хо­дит че­ло­век, на­зы­ва­ю­щий се­бя Бран­шю. Он слег­ка при­хра­мы­ва­ет и очень веж­лив. Идил­ли­че­ский го­род ему нра­вит­ся, незна­ко­мец ин­те­ре­су­ет­ся, нет ли ва­кан­сии баш­мач­ни­ка. Удач­ным об­ра­зом ста­рый баш­мач­ник толь­ко что умер. Бран­шю все­ля­ет­ся в его дом, при­сту­па­ет к ра­бо­те. Жи­те­ли по­на­ча­лу от­но­сят­ся к нему с недо­ве­ри­ем, но незна­ко­мец за­во­е­вы­ва­ет серд­ца без­мер­ным дру­же­лю­би­ем, щед­ро­стью и га­лант­но­стью. Не нра­вит­ся он толь­ко го­род­ско­му су­ма­сшед­ше­му, ко­то­ро­го, ра­зу­ме­ет­ся, ни­кто не слу­ша­ет. Сто­ит но­вич­ку уста­но­вить со все­ми доб­ро­со­сед­ские от­но­ше­ния, как во­круг на­чи­на­ет тво­рить­ся нелад­ное: мрет ско­ти­на, бо­ле­ют де­ти, бла­го­на­деж­ные обы­ва­те­ли из­би­ва­ют род­ных, на­пи­ва­ют­ся, гра­бят друг дру­га, у несколь­ких жен­щин слу­ча­ют­ся вы­ки­ды­ши. Неко­то­рые на­чи­на­ют по­до­зре­вать, что без вли­я­ния при­шель­ца не обо­шлось. Тут по­вест­во­ва­ние те­ря­ет ре­а­ли­сти­че­ские кон­ту­ры. Бран­шю всту­па­ет в пра­ва ан­ти­хри­ста. Даль­ше — тем­ные чу­де­са, мор, глад, раз­ру­ше­ния, ис­те­ри­че­ские мо­леб­ны, чу­до­вищ­ные ор­гии в церк­ви, ри­ту­а­лы об­ра­ще­ния в са­та­нин­скую ве­ру, экс­пе­ри­мен­таль­ный апо­ка­лип­сис в от­дель­но взя­той де­ревне.

Вре­мя на­пи­са­ния ро­ма­на да­ет лож­ные под­сказ­ки. Лег­ко за­по­до­зрить, что « Цар­ство­ва­ние зло­го ду­ха » — по­пыт­ка осмыс­лить сред­ства­ми на­род­ной ле­ген­ды ка­та­стро­фы но­во­го ве­ка. Но са­мое уди­ви­тель­ное здесь — то, как этот ро­ман на­пи­сан. Тут нет ни­ка­кой транс­грес­сии, ни­ка­ко­го мо­дер­нист­ско­го ди­о­ни­сий­ства. Стиль « Цар­ство­ва­ния зло­го ду­ха » — уди­ви­тель­но спо­кой­ный, ста­ро­мод­но- рас­су­ди­тель­ный, с очень швей­цар­ской ме­лан­хо­лич­ной иро­ни­ей. ( Неда­ром Ра­мю очень це­нил Ро­берт Валь­зер, дру­гой ве­ли­кий швей­ца­рец, пи­сав­ший по- немец­ки, но буд­то бы свя­зан­ный с ним еле уло­ви­мой ин­то­на­ци­ей веж­ли­во­го па­ра­док­са.) Он на­пи­сан с ка­кой- то аль­пий­ской вы­со­ты, от­ку­да неза­чем вгля­ды­вать­ся в су­е­ту мир­ских ка­та­строф. Зло и доб­ро веч­ны — что­бы ду­мать о кон­це све­та, неза­чем вы­хо­дить из де­рев­ни. Са­та­на при­дет к те­бе в об­ли­чье веж­ли­во­го са­пож­ни­ка, и ни­че­го кро­ме чи­сто­ты серд­ца уже не по­мо­жет. Имен­но эта аб­со­лют­ная неумест­ность ро­ма­на Ра­мю в лю­бом «на­сто­я­щем вре­ме­ни» де­ла­ет его со­кро­ви­щем.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.