Про­те­стант­ские ко­ло­ни­сты в Рос­сии 500 лет Ре­фор­ма­ции. Про­ект

По­че­му оте­че­ствен­ные гор­чич­ни­ки и Ян Гус — зве­нья од­ной ис­то­ри­че­ской це­поч­ки Сер­гей Ход­нев

Kommersant Weekend - - Содержание - Сер­гея Ход­не­ва

Из ма­ни­фе­ста 22 июля 1763 го­да «Но чтоб все же­ла­ю­щие в Им­пе­рии На­шей по­се­лить­ся ино­стран­ные ви­де­ли, сколь есть ве­ли­ко для поль­зы и вы­год­но­стей их На­ше бла­го­во­ле­ние; то Мы со­из­во­ля­ем: 1- е. Всем при­быв­шим в Им­пе­рию На­шу на по­се­ле­ние, иметь сво­бод­ное от­прав­ле­ние ве­ры по их уста­вам и об­ря­дам без­пре­пя тствен­но...»

Эр­не­сти­нен­дорф. Лейхт­линг. Гок­кер­берг. Зе­е­вальд. Фи­липпсфельд. Ун­тер­валь­ден. Ва­рен­бург. Это не то­по­ни­ми­ка ка­кой-ни­будь фран­кон­ской или вюр­темб­ерг­ской глу­бин­ки, это на­зва­ния на­се­лен­ных пунк­тов в рос­сий­ском По­вол­жье, по­доб­ных ко­то­рым можно бы­ло на­счи­тать де­сят­ки и де­сят­ки; да­же свои Цю­рих, Ба­зель, Лю­церн — и то бы­ли. Еще со­вет­ни­ки Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны по­буж­да­ли им­пе­ра­три­цу раз­ре­шить ино­зем­цам-ино­вер­цам мас­со­во се­лить­ся в Рос­сии. Не вы­шло: то ли го­су­да­ры­ня, при всей сво­ей ве­се­лой увле­чен­но­сти па­риж­ски­ми мо­да­ми и ита­льян­ски­ми опе­ра­ми, все- та­ки ре­ши­ла, что это че­рес­чур; то ли про­сто не до­шли ру­ки до то­го, что­бы при­дать про­жек­ту связ­ность и прак­ти­че­скую осу­ще­стви­мость. И при­дет­ся при­зы­вать ино­стран­ных ко­ло­ни­стов уже не Ели­за­ве­те и да­же не ее гол­ш­тин­ско­му пле­мян­ни­ку, став­ше­му Пет­ром III, а пле­мян­ни­ко­вой жене. Ко­то­рая в 1744-м, ед­ва при­е­хав в Пе­тер­бург и зо­вясь еще не Ека­те­ри­ной Алек­се­ев­ной, а Со­фи­ей Фре­де­ри­кой Ав­гу­стой, в пись­ме к от­цу бра­ви­ро­ва­ла ши­ро­той кон­фес­си­о­наль­ных взгля­дов: « Я не на­хо­жу ни­ка­ко­го раз­ли­чия меж­ду ве­рою гре­че­ской и лю­те­ран­ской... Внеш­ние об­ря­ды очень раз­лич­ны, но цер­ковь ви­дит се­бя вы­нуж­ден­ной к то­му во вни­ма­ние к гру­бо­сти на­ро­да ». «Ве­ры у нее нет ни­ка­кой, но она при­тво­ря­ет­ся на­бож­ной » — злоб­но пи­сал о Ека­те­рине Фри­дрих Ве­ли­кий. Ко­роль Прус­сии, со сво­ей сто­ро­ны, не при­тво­рял­ся, но бы­ла ли ре­ли­ги­оз­ность Ека­те­ри­ны то­таль­ным и бес­со­вест­ным при­твор­ством — боль­шой во­прос. Она лю­то нена­ви­де­ла фа­на­ти­ков и вы­сме­и­ва­ла хан­жей, но без­бо­жие (хо­тя бы мни­мое, в ко­то­ром об­лыж­но об­ви­ня­ли ма­со­нов) воз­му­ща­ло ее не ме­нее. По­нят­но, что в этом от­но­ше­нии в ней го­во­ри­ло еще и го­су­дар­ствен­ное чу­тье, и во­об­ще она до­стой­ная про­дол­жа­тель­ни­ца той неуло­ви­мо про­те­стант­ской ли­нии в от­но­ше­ни­ях го­су­дар­ства и церк­ви, ко­то­рая обо­зна­чи­лась с пет­ров­ских вре­мен,— о чем еще бу­дет ска­за­но в даль­ней­шем. И все же в ве­ре, при­чем со­про­вож­да­е­мой «внеш­ни­ми об­ря­да­ми», она искренне ви­де­ла нечто фун­да­мен­таль­но по­лез­ное не для об­ще­ства толь­ко, но и для ин­ди­ви­да, хо­тя бы и ко­ро­но­ван­но­го. Не тя­го­ти­лась по­ло­жен­ным по­ряд­ком бо­го­слу­же­ний (от­прав­ляв­ших­ся при дво­ре, впро­чем, с со­всем не мо­на­стыр­ской стро­го­стью), по­слуш­но блю­ла по­сты («по мне, это знак вни­ма­ния, ни­че­го мне не сто­я­щий, по­то­му что я люб­лю ры­бу и осо­бен­но при тех при­пра­вах, с ко­то­ры­ми ее при­го­тов­ля­ют ») и страш­но осер­ди­лась на ду­хов­ни­ка, ко­то­рый как- то раз спро­сил ее на ис­по­ве­ди на­пря­мик, ве­ру­ет ли она в Бо­га («еже­ли хо­тят до­ка­за­тельств, то та­кие дам, о ко­их они и не ду­ма­ли!»). Уже че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле вос­ше­ствия на пре­стол Ека­те­ри­на из­да­ла крат­кий ма­ни­фест, где «на­и­тор­жест вен­ней­шим об­ра­зом » за­ве­ря­ла: «Всем при­хо­дя­щим к по­се­ле­нию в Рос­сию, На­ша Мо­нар­шая ми­лость и бла­го­во­ле­ние ока­зы­ва­на бу­дет ». Че­рез пол­го­да это бла­го­во­ле­ние при­об­ре­ло от­чет­ли­вые в пра­во­вом от­но­ше­нии фор­мы: по­сле­до­ва­ли еще один ма­ни­фест, пе­ре­чис­ля­ю­щий да­ру­е­мые пе­ре­се­лен­цам « аван­та­жи и при­ви­ле­гии », а так­же указ об учре­жде­нии Кан­це­ля­рии опе­кун­ства ино­стран­ных ко­ло­ни­стов. « Аван­та­жи » бы­ли и впрямь ап­пе­тит­ные. Ка­зен­ное по­со­бие на пе­ре­се­ле­ние; бес­по­шлин­ный ввоз иму­ще­ства; бес­про­цент­ная ссу­да на обу­строй­ство на но­вом ме­сте; осво­бож­де­ние от на­ло­гов и по­да­тей сро­ком на пять лет в го­ро­дах и на 30 лет — в име­ю­щих по­явить­ся « ко­ло­ни­ях и ме­стеч­ках »; сво­бо­да от во­ин­ской по­вин­но­сти; раз­ре­ше­ние « ино­стран­ным ка­пи­та­ли­стам » (та­ко­во под­лин­ное вы­ра­же­ние ма­ни­фе­ста) при­об­ре­тать для ос­но­ван­ных ими в Рос­сии фаб­рик кре­пост­ных и де­сять лет тор­го­вать сво­ей про­дук­ци­ей (ес­ли ее « до­ныне в Рос­сии не бы­ло ») бес­по­шлин­но. Но­вые по­се­ле­ния по­лу­ча­ли вдо­ба­вок са­мо­управ­ле­ние и неза­ви­си­мость от ре­ги­о­наль­ных вла­стей при усло­вии со­блю­де­ния им­пер­ских за­ко­нов. А от­дель­ным пунк­том га­ран­ти­ро­ва­лась сво­бо­да от­прав­ле­ния ве­ры. В ко­ло­ни­ях опять- та­ки бы­ло, в со­от­вет­ствии с умыс­лом го­су­дар­ства, воль­гот­нее, там можно бы­ло

«Граф Ни­ко­лаус Лю­двиг фон Цин­цен­дорф и Георг II», око­ло 1752 го­да

Ма­ни­фест 22 июля 1763 го­да

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.