Шко­ла Как устро­ен го­род. Про­ект Гри­го­рия Ре­взи­на

Kommersant Weekend - - Содержание - Про­ект Гри­го­рия Ре­взи­на

Го­род — та­кое устрой­ство, ко­то­рое не толь­ко пред­ла­га­ет усло­вия для жиз­ни, но и со­об­ща­ет ей неко­то­рый смысл. Он мо­жет быть яв­ным, как в ре­ли­ги­оз­ных цен­трах, где лю­ди тол­ка­ют­ся за бли­зость к Бо­гу, мо­жет — ме­нее вы­ра­жен­ным, ко­гда лю­ди со­рев­ну­ют­ся за успе­хи в цен­но­стях мир­ских, но обыч­но ка­кой- то все же можно сыс­кать. В этом плане мик­ро­рай­о­ны ин­ду­стри­аль­но­го до­мо­стро­е­ния — это уни­каль­ный тип рас­се­ле­ния. Они не со­об­ща­ют ни­ка­ко­го смыс­ла. Лю­ди не от­ли­ча­ют один мик­ро­рай­он от дру­го­го, на во­про­сы ан­тро­по­ло­гов, чем при­ме­ча­те­лен их рай­он, жи­те­ли всех от­ве­ча­ют, что у них ря­дом парк, и это прав­да, по­то­му что пар­ки вез­де. Это ме­сто с ну­ле­вой се­ман­ти­кой, тем уди­ви­тель­нее, что во­об­ще­то она там бы­ла. Но по­те­ря­лась. Ге­не­зис мик­ро­рай­о­на на­чи­на­ет­ся с го­ро­да- са­да Эбе­не­зе­ра Го­вар­да. У него бы­ла со­ци­аль­но- эко­но­ми­че­ская про­грам­ма, пред­по­ла­га­лись осо­бая эко­но­ми­ка зем­ли и недви­жи­мо­сти, про­из­вод­ство, сель­ское хо­зяй­ство и т. д. Но эти эко­но­ми­че­ские прин­ци­пы по­чти вез­де бы­ли пе­ре­смот­ре­ны. У Кла­рен­са Пер­ри, его аме­ри­кан­ско­го по­сле­до­ва­те­ля, от об­щин­ных зе­мель и про­из­вод­ства ни­че­го не оста­лось — толь­ко кот­те­джи и неболь­шой ком­му­наль­ный центр. А в цен­тре на­хо­ди­лась шко­ла. « Шко­ла долж­на на­хо­дить­ся в цен­тре мик­ро­рай­о­на так, что­бы у ре­бен­ка до до­ма бы­ло не боль­ше по­лу­ми­ли (800 мет­ров) и он мог дой­ти до шко­лы, не пе­ре­се­кая до­рог с ма­ши­на­ми. Раз­мер мик­ро­рай­о­на опре­де­ля­ет­ся так, что­бы он мог успеш­но под­дер­жи­вать шко­лу, что озна­ча­ет на­се­ле­ние от 5000 до 9000 ты­сяч че­ло­век и пло­щадь при­мер­но в 160 ак­ров. При этом шко­ла долж­на ис­поль­зо­вать­ся все­ми чле­на­ми об­щи­ны для со­бра­ний и ма­ни­фе­ста­ций, по­это­му це­ле­со­об­раз­но преду­смот­реть боль­шую спор­тив­ную зо­ну во­круг шко­лы для все­го со­об­ще­ства », — пи­шет Кла­ренс Пер­ри в сво­ей книж­ке «Мик­ро­рай­он» («The Neighbourhood », 1929). При та­кой мор­фо­ло­гии по­се­ле­ния смысл жиз­ни в нем ста­но­вил­ся бо­лее чем по­ня­тен. Мы жи­вем ра­ди на­ших де­тей. У нас в по­сел­ке нет раз­вле­че­ний, нет до­сто­при­ме­ча­тель­но­стей, тут нечем за­ни­мать­ся, но у нас есть цель жиз­ни. Де­ти. Эти де­ти на трех­ко­лес­ных ве­ло­си­пе­дах фи­гу­ри­ро­ва­ли на ре­клам­ном пла­ка­те Ред­бор­на, пер­во­го го­ро­да Пер­ри, и в рас­че­те на них он и про­ек­ти­ро­вал­ся — все внут­рен­ние ули­цы го­род­ка бы­ли пе­ше­ход­ны­ми, ро­ди­те­ли мог­ли не опа­сать­ся ма­шин. В на­ча­ле 1960-х мик­ро­рай­он мо­е­го дет­ства, Хим­ки-Хов­ри­но, по­лу­чил пре­мию на вы­став­ке в Па­ри­же за пла­ни­ров­ку, ко­то­рая не до­пус­ка­ла воз­мож­но­стей сквоз­но­го про­ез­да ма­шин. Не сра­зу пой­мешь, в чем кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство. Ма­шин в дет­стве бы­ло немно­го, и въезд ав­то­мо­би­ля в мик­ро­рай­он вос­при­ни­мал­ся как не ис­клю­чи­тель­ное, но все ж та­ки раз­но­об­ра­зя­щее по­все­днев­ность со­бы­тие. Ока­зы­ва­ет­ся, это на мо­ем дет­стве так ото­звал­ся Ред­борн. Шко­ла и се­год­ня яв­ля­ет­ся глав­ным со­ци­аль­ным ин­сти­ту­том мик­ро­рай­о­на. Во­все не слу­чай­но в шко­лах го­ло­су­ют или про­во­дят встре­чи с из­би­ра­те­ля­ми, при­чем это про­ис­хо­дит не толь­ко, и да­же не столь­ко в Рос­сии, где у вы­бо­ров есть спе­ци­фи­ка. Шко­ла — со­всем осо­бое ме­сто, при­мер­но как для сред­не­ве­ко­вой ули­цы цер­ковь. Здесь ро­ди­те­ли зна­ко­мят­ся меж­ду со­бой, здесь воз­ни­ка­ют об­щие ин­те­ре­сы, здесь вы­рос­шие и вы­учив­ши­е­ся вме­сте де­ти об­ра­зу­ют мест­ный со­ци­ум. С на­ча­лом мас­со­во­го стро­и­тель­ства мик­ро­рай­о­нов « ре­бя­та на­ше­го дво­ра » ме­ня­ют­ся на « ре­бят из на­шей шко­лы». Но при этом шко­ла — ин­сти­тут го­раз­до стар­ше мик­ро­рай­о­на. Из­на­чаль­но ев­ро­пей­ская шко­ла — мо­на­стыр­ское изоб­ре­те­ние, и хо­тя на­чи­ная с XVII ве­ка свет­ские го­су­дар­ства по­сте­пен­но уве­ли ее от церк­ви, неко­то­рые прин­ци­пи­аль­ные осо­бен­но­сти шко­лы опре­де­ля­ют­ся спе­ци­фи­кой ее про­ис­хож­де­ния. В част­но­сти, важ­ней­шее свой­ство шко­лы — ее экс­тер­ри­то­ри­аль­ность, в том смыс­ле, что она мо­жет рас­по­ла­гать­ся где угод­но и не иметь к окру­же­нию ни­ка­ко­го от­но­ше­ния. Что­бы свя­зать ее с мик­ро­рай­о­ном,

сде­лать ее серд­цем об­щи­ны, тре­бу­ет­ся эту изо­ля­цию раз­ру­шить. Это на­ру­ша­ет мас­су внут­ри­школь­ных тра­ди­ций и уста­нов­ле­ний. В идее сде­лать шко­лу обя­за­тель­ным цен­траль­ным эле­мен­том мик­ро­рай­о­на с са­мо­го на­ча­ла бы­ло за­ло­же­но про­ти­во­ре­чие. Мик­ро­рай­о­ны, осо­бен­но по­сле то­го, как из­на­чаль­ные кот­те­джи Го­вар­да бы­ли за­ме­не­ны мно­го­квар­тир­ны­ми до­ма­ми, по­сте­пен­но за­хва­ти­ли чуть не весь мир, так же как и все­об­щее сред­нее об­ра­зо­ва­ние. Од­на­ко от­вет на во­прос о шко­ле вез­де ре­шал­ся по-раз­но­му. Па­ра­док­саль­ным об­ра­зом в наи­бо­лее пол­ном ви­де этот иде­ал ре­а­ли­зо­ван в скан­ди­нав­ских странах, где шко­ла — дей­стви­тель­но центр об­щи­ны. Фин­ские ма­мы при­хо­дят в шко­лу и про­во­дят там вре­мя, как в жен­ском клу­бе,— для это­го преду­смот­ре­ны осо­бые по­ме­ще­ния. Па­пы ис­поль­зу­ют школь­ные ма­стер­ские для бри­ко­ла­жа. Школь­ный ак­то­вый зал — глав­ный зал со­бра­ний об­щи­ны, школь­ные спор­тив­ные со­ору­же­ния — от фут­боль­но­го по­ля до бас­сей­на — глав­ный фит­нес- зал рай­о­на. Та­кую же мо­дель шко­лы в опре­де­лен­ной сте­пе­ни при­ня­ли Швей­ца­рия, Пор­ту­га­лия (прав­да, здесь, на­сколь­ко я по­ни­маю, чем го­род круп­нее, тем шко­ла изо­ли­ро­ван­нее). Ан­гло­сак­сон­ская си­сте­ма об­ра­зо­ва­ния (а это не толь­ко Бри­та­ния и Аме­ри­ка, но и все стра­ны с быв­шим ан­глий­ским ко­ло­ни­аль­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, от Ин­дии до Ин­до­не­зии) в це­лом эту идею от­бро­си­ла. Рай­он­ной здесь яв­ля­ет­ся толь­ко млад­шая шко­ла, а в стар­шей воз­ро­ди­лась мо­на­стыр­ская тра­ди­ция в ви­де школь­но­го кам­пу­са, ча­сто рас­по­ло­жен­но­го вне го­ро­да и уж точ­но вне свя­зи с ним. СССР по­шел сво­им пу­тем. Мик­ро­рай­он по­сле хру­щев­ских ре­форм стал ос­нов­ной еди­ни­цей го­род­ско­го рас­се­ле­ния — от­ча­сти под воз­дей­стви­ем пла­на «Боль­шо­го Лон­до­на » Лес­ли Пат­ри­ка Абер­кром­би (1944), ко­то­рый пред­по­ла­гал стро­и­тель­ство 18 го­ро­дов­са­дов во­круг го­ро­да и рас­се­ле­ние в них несколь­ких мил­ли­о­нов че­ло­век. Кот­те­джи, ра­зу­ме­ет­ся, бы­ли за­ме­не­ны мно­го­квар­тир­ны­ми до­ма­ми, а вот шко­лы ста­ли обя­за­тель­ным эле­мен­том мик­ро­рай­о­на, и да­же кон­крет­ные циф­ры, вро­де мак­си­маль­но­го рас­сто­я­ния в 800 мет­ров от шко­лы до до­ма без пе­ре­се­че­ния ма­ги­стра­лей, во­шли в со­вет­ские нор­ма­ти­вы. В ре­зуль­та­те воз­ник спе­ци­фи­че­ский тип по­се­ле­ний (кро­ме стран Во­сточ­но­го бло­ка, он так­же был при­нят в но­вом ин­ду­стри­аль- ном стро­и­тель­стве во Фран­ции). Это мно­го­квар­тир­ные ти­по­вые до­ма на по­ле за­строй­ки сво­бод­ной фор­мы, а в цен­тре это­го по­ля — шко­ла. 160 ак­ров, на ко­то­рых рас­по­ла­гал­ся мик­ро­рай­он у Пер­ри,— это при­мер­но 65 гек­та­ров. На них у него про­жи­ва­ет 5– 9 ты­сяч че­ло­век, но у нас в мно­го­квар­тир­ных до­мах на 65 гек­та­рах жи­вет при­мер­но 65 ты­сяч че­ло­век. Что при со­вре­мен­ной де­мо­гра­фии да­ет 6,5 ты­ся­чи школь­ни­ков. Это про­из­вод­ство де­тей на еди­ни­цу тер­ри­то­рии в про­мыш­лен­ных мас­шта­бах. Нуж­на дру­гая шко­ла. « В на­шем Со­вет­ском Со­ю­зе,— го­во­рил Тро­фим Лы­сен­ко с его бес­по­доб­ным уме­ни­ем фор­му­ли­ро­вать,— лю­ди не рож­да­ют­ся. Рож­да­ют­ся ор­га­низ­мы, а лю­ди у нас де­ла­ют­ся — трак­то­ри­сты, мо­то­ри­сты, ака­де­ми­ки, уче­ные и так да­лее. И это безо вся­кой идео­ло­ги­че­ской чер­тов­щи­ны — ге­не­ти­ки с ее ре­ак­ци­он­ной тео­ри­ей на­след­ствен­но­сти…» Ес­ли рас­смот­реть со­вет­скую ти­по­вую шко­лу с ее си­сте­мой ко­ри­до­ров и клас­сов, ее рас­пи­са­ни­ем и оцен­ка­ми, ее еди­ным на всю стра­ну учеб­ным пла­ном, еди­ным учеб­ни­ком ис­то­рии и т. д., то бли­жай­шей ана­ло­ги­ей ока­жет­ся кон­вей­ер­ное про­из­вод­ство. Там имен­но что де­ла­ют лю­дей. На за­вод по­став­ля­ет­ся из­де­лие в воз­расте ше­сти- се­ми лет, оно пе­ре­ме­ща­ет­ся для об­ра­бот­ки в раз­ных класс­ных ком­на­тах в те­че­ние 10– 11 лет по че­ты­ре- семь ча­сов пять- шесть раз в неде­лю, и на вы­хо­де мы име­ем про­грес­сив­но­го че­ло­ве­ка без на­след­ствен­но­сти. Я не хо­тел бы го­во­рить о неко­то­рой про­бле­ма­тич­но­сти та­ко­го спо­со­ба за­точ­ки че­ло­ве­ка под граж­да­ни­на. Мо­жет, прав­да, сто­ит за­ме­тить, что по­лу­чен­ное из­де­лие хо­ро­шо ори­ен­ти­ру­ет­ся в си­сте­мах, устро­ен­ных ана­ло­гич­ным об­ра­зом — на за­во­дах, в ар­мии, в по­ли­кли­ни­ке, в оче­ре­ди, в ми­ни­стер­ствах и ве­дом­ствах,— и ока­зы­ва­ет­ся в рас­те­рян­но­сти там, где про­стран­ство пред­по­ла­га­ет сво­бо­ду дви­гать­ся ку­да хо­чешь. На­при­мер, в го­ро­де. Но ес­ли го­во­рить имен­но о си­сте­ме рас­се­ле­ния, где шко­ла — это фаб­ри­ка для из­го­тов­ле­ния 1000 де­тей на гек­тар, то здесь тер­ри­то­рия шко­лы — это пром­зо­на. Пром­зо­ны име­ют свою спе­ци­фи­ку. Глав­ное — охра­ня­е­мый пе­ри­метр. Глав­ным при­зна­ком шко­лы в мик­ро­рай­оне яв­ля­ет­ся за­бор. По­сто­рон­ний че­ло­век на тер­ри­то­рию шко­лы зай­ти не мо­жет — это про­ти­во­ре­чит тре­бо­ва­ни­ям без­опас­но­сти. По су­ти, у нас воз­ник­ла сме­шан­ная си­сте­ма: мы де­ла­ем из шко­лы изо­ли­ро­ван­ный кам­пус, но при этом рас­по­ла­га­ем его в цен­тре мик­ро­рай­о­на. Без­опас­ность шко­лы, к со­жа­ле­нию, пло­хо обес­пе­чи­ва­ет­ся за­бо­ром, че­му есть мас­са груст­ных до­ка­за­тельств. За­то за­бор пре­крас­но обес­пе­чи­ва­ет дру­гое. Ес­ли цен­траль­ное ме­сто мик­ро­рай­о­на ого­ра­жи­ва­ет­ся за­бо­ром и ту­да нель­зя зай­ти, то это устрой­ство — мик­ро­рай­он — пе­ре­ста­ет ра­бо­тать. Ро­ди­те­ли, ко­неч­но, зна­ко­мят­ся, стоя у за­бо­ра, но это при­мер­но та­кое же зна­ком­ство, как у род­ствен­ни­ков за­клю­чен­ных пе­ред вхо­дом в СИЗО. Впро­чем, это важ­ный со­ци­аль­ный на­вык. Ни­ка­ко­го ис­поль­зо­ва­ния шко­лы про­жи­ва­ю­щи­ми во­круг, ни­ка­кой мест­ной по­вест­ки дня, ни­ка­кой ло­каль­ной со­ци­аль­но­сти. Эта со­ци­аль­ность за­ме­ня­ет­ся пу­сто­той ого­ро­жен­но­го по­ля в 3 гек­та­ра, на осве­ще­ние и убор­ку ко­то­ро­го тра­тит­ся при­мер­но столь­ко же, сколь­ко на зар­пла­ту учи­те­лей. Лю­бая де­я­тель­ность здесь за­пре­ще­на за­ко­но­да­тель­но. В мик­ро­рай­о­нах жи­вет до по­ло­ви­ны на­се­ле­ния Рос­сии. Смысл жиз­ни есть, но он за за­бо­ром. В от­сут­ствие «серд­ца об­щи­ны » есть од­но об­ще­при­ня­тое об­ще­ствен­ное про­стран­ство. Ме­сто, где лю­ди об­ща­ют­ся, где скла­ды­ва­ет­ся мест­ная иден­тич­ность, фор­ми­ру­ет­ся со­ци­ум. Един­ствен­ный эле­мент обу­строй­ства спаль­но­го рай­о­на, из­го­тов­ля­е­мый и внед­ря­е­мый в Рос­сии по­все­мест­но,— это дет­ская пло­щад­ка. Пре­фек­ты, де­пу­та­ты, клер­ки об­ще­го­род­ско­го зна­че­ния и да­же неко­то­рые фе­де­раль­ные чи­нов­ни­ки не­устан­но за­бо­тят­ся о дет­ских пло­щад­ках, по­се­ща­ют их, да­ют там ин­тер­вью, и по со­сто­я­нию дет­ских пло­ща­док оце­ни­ва­ют эф­фек­тив­ность их де­я­тель­но­сти. Это след пер­во­на­чаль­но­го смыс­ла жиз­ни в мик­ро­рай­оне — жиз­ни для де­тей. За смысл про­стран­ства от­ве­ча­ют де­ти. От до­школь­ни­ков до мо­ло­дых лю­дей воз­рас­та пер­вой люб­ви, от мо­ло­дых ро­ди­те­лей до ал­ко­го­ли­ков на пен­сии — все жи­те­ли мик­ро­рай­о­нов про­во­дят свой до­суг в пе­соч­ни­цах и на ка­че­лях. Тре­ни­руя, ви­ди­мо, дет­скую спо­соб­ность изум­лять­ся то­му, как же стран­но устро­е­на жизнь. В по­след­нее вре­мя со­вре­мен­ные пе­соч­ни­цы ста­ли обо­ру­до­вать бес­плат­ным Wi- Fi. Так что они смо­гут свя­зы­вать­ся друг с дру­гом. И, воз­мож­но, это ос­но­ва для фор­ми­ро­ва­ния бу­ду­ще­го граж­дан­ско­го об­ще­ства в Рос­сии.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.