Мо­дель для пор­ки

Алек­сей Ва­си­льев о « Дву­лич­ном лю­бов­ни­ке » Фран­с­уа Озо­на

Kommersant Weekend - - Содержание - Алек­сей Ва­си­льев

о « Дву­лич­ном лю­бов­ни­ке» Фран­с­уа Озо­на

В про­кат вы­хо­дит эро­ти­че­ский трил­лер Фран­с­уа Озо­на, по­бы­вав­ший в кон­кур­се Канн­ско­го ки­но­фе­сти­ва­ля, в ко­то­ром мож­но уви­деть сверх­по­дроб­ный план ги­не­ко­ло­ги­че­ско­го осмот­ра, уют­но­го Же­ре­ми Ре­нье в ро­ли дву­лич­но­го пси­хо­те­ра­пев­та и Ма­ри­ну Вакт в ро­ли жен­щи­ны на гра­ни нерв­но­го сры­ва. Но смыс­ла об­на­ру­жить нель­зя Но­вый фильм Фран­с­уа Озо­на ста­вит ре­цен­зен­та в без­вы­ход­ное по­ло­же­ние. Его « Дву­лич­ный лю­бов­ник » на­столь­ко га­док, что на­пра­ши­ва­ет­ся на то, что­бы его по­бить, но сто­ит раз­мять ку­ла­ки, по­ни­ма­ешь, что клю­че­вое сло­во здесь « на­пра­ши­ва­ет­ся », и ку­ла­ки опус­ка­ют­ся, на­ка­ты­ва­ет брезг­ли­вость, как ко­гда осо­зна­ешь, что те­бя спро­во­ци­ро­вал на дра­ку ма­зо­хист. Ес­ли же взять­ся хо­лод­но пе­ре­чис­лить те ма­ло­при­ят­ные об­ра­зы и си­ту­а­ции, с ко­то­ры­ми зри­те­лю пред­сто­ит остать­ся на два ча­са, все рав­но рис­ку­ешь упо­до­бить­ся той де­воч­ке из «Из­го­ня­ю­ще­го дья­во­ла », что из­ры­га­ла ру­га­тель­ства впе­ре­меш­ку со рво­той. Во вся­ком слу­чае, на стра­ни­цах из­да­ния об­ще­го поль­зо­ва­ния ав­то­ма­ти­че­ское пе­ре­чис­ле­ние « удар­ных » сцен « Дву­лич­но­го лю­бов­ни­ка » бу­дет вы­гля­деть имен­но так. Умест­но та­кие пас­са­жи смот­ре­лись бы лишь на стра­ни­цах уз­ко­спе­ци­аль­но­го ме­ди­цин­ско­го из­да­ния, по­свя­щен­но­го те­мам сек­со­па­то­ло­гии, ги­не­ко­ло­гии и дам­ско­го нев­ро­за, но там- то они как раз не по­яви­лись бы ни­ко­гда: что­бы узнать, на­сколь­ко ан­ти­на­уч­на кон­цеп­ция из филь­ма Озо­на, до­ста­точ­но по­гуг­лить фе­но­мен, ко­то­рый в « Лю­бов­ни­ке» ока­зы­ва­ет­ся кор­нем зла. Фе­но­мен, нездо­ро­вое лю­бо­пыт­ство к ко­то­ро­му са­ти­ри­че­ский мульт­се­ри­ал «Юж­ный парк » вы­сме­ял во вто­рой обой­ме, уже в сво­ем 18-м вы­пус­ке еще в 1998 го­ду. Фе- но­мен, ко­то­рый мы и на­звать- то не мо­жем, так как свя­за­ны сво­ей, ки­но­обо­зре­ва­тель­ской, клят­вой Гип­по­кра­та — не вы­да­вать сю­же­ты де­тек­ти­вов и трил­ле­ров. А пе­ред на­ми, бе­з­услов­но, кар­ти­на с за­гад­ка­ми и нер­во­треп­кой.

Са­ма глав­ная ге­ро­и­ня филь­ма ( Ма­ри­на Вакт) — ти­пич­ная «ма­де­му­а­зель Нер­во­треп­ка », ка­ких в Па­ри­же бы­ло пруд пру­ди и 20 лет на­зад, и 30, ко­гда вы­шел ро­ман страш­но пло­до­ви­той, как и Озон, аме­ри­кан­ки Джойс Кэрол Оутс, взя­тый за ос­но­ву сце­на­рия, а уж те­перь и по­дав­но. Чер­ные кру­ги под гла­за­ми, про­шлое мо­де­ли, не спра­вив­шей­ся с управ­ле­ни­ем, ки­да­лась на вся­кие ра­бо­ты, но каж­дый раз это был про­вал, с пар­ня­ми — то же са­мое. Мы зна­ко­мим­ся с ней в ка­би­не­те ги­не­ко­ло­га — жа­ло­бы на бо­ли вни­зу жи­во­та,— ко­то­рый бла­го­ра­зум­но пе­ре­на­прав­ля­ет ее к пси­хо­те­ра­пев­ту. Пси­хо­те­ра­пев­том ока­зы­ва­ет­ся уют­ный как крес­ло с под­стил­кой из ове­чьей шер­сти блон­дин ( Же­ре­ми Ре­нье). До­слу­шав за­уныв­ные мо­но­ло­ги мам­зель о пре­сле­ду­ю­щем ее уко­ря­ю­щем взгля­де сво­ей ма­те­ри до мо­мен­та, ко­гда жи­вот па­ци­ент­ки от­пус­ка­ет, он пред­ла­га­ет ей ру­ку и серд­це, ре­шив, что ему уже недо­ста­точ­но толь­ко вы­гля­деть ры­ца­рем на бе­лом коне — по­ра пе­рей­ти к со­от­вет­ству­ю­щим его внеш­но­сти по­ступ­кам. Но тут- то и на­чи­на­ет­ся та­кое, что к се­ре­дине филь­ма ма­де­му­а­зель Нер­во­треп­ка уже ни­ко­гда не смо­жет быть уве­ре­на, с кем она сей­час раз­го­ва­ри­ва­ет и за­кон­чит­ся ли это спа­се­ни­ем или смер­тью.

По­ка­за­тель­но, что « Дву­лич­ный лю­бов­ник » вы­хо­дит в наш про­кат в один день с пер­во­класс­ным ан­глий­ским де­тек­ти­вом « Го­лем », где ана­ло­гич­ное по­ве­де­ние вос­тре­бо­ван­но­го в жен­ском об­ще­стве джентль­ме­на, вы­брав­ше­го по­кро­ви­тель­ство ис­те­рич­ке с тя­же­лым дет­ством, за­ве­дет его в эпи­центр кро­ва­вой ба­ни. По­сле чер­но- бе­ло­го, ин­тел­лек­ту­аль­но- взве­шен­но­го, но аб­со­лют­но несо­вре­мен­но­го « Фран­ца » Озон сверх­точ­но на­стро­ил свои ло­ка­то­ры на те­ку­щие зри­тель­ские за­про­сы — и это един­ствен­ное, в чем он на этот раз пре­успел. Трил­лер- де­тек­тив о неурав­но­ве­шен­ной жен­щине, пе­ред ко­то­рой мир сто раз по­ме­ня­ет чер­ное на бе­лое и все ока­жет­ся не тем, чем ка­жет­ся,— вот са­мый хо­до­вой то­вар и пред­мет де­фи­ци­та, по­то­му что по­сле сто­про­цент­но оправ­дав­ших ожи­да­ния « Де­вуш­ки с та­ту­и­ров­кой дра­ко­на » и «Ис­чез­нув­шей » в этом суб­жан­ре мы по­ка име­ем ли­бо жи­день­кие кок­тей­ли из преж­них на­ра­бо­ток (« Де­вуш­ка в по­ез­де ») , ли­бо эс­ка­па­ды в уз­ко­сек­су­аль­ную спе­ци­фи­ку («Пять­де­сят от­тен­ков се­ро­го»).

Учи­ты­вая ре­пу­та­цию ин­тел­лек­ту­аль­но­го ре­жис­се­ра, сти­ли­за­то­ра, на­след­ни­ка ев­ро­пей­ско­го ав­тор­ско­го ки­но 70-х ( в сво­ей тре­тьей кар­тине он пе­ре­нес на экран сце­на­рий Фасс­бин­де­ра, ко­то­рый тот не успел по­ста­вить), бы­ло ло­гич­но пред­по­ло­жить, что Озон то­же со­вер­шит крен, но пря­мо про­ти­во­по­лож­ный «От­тен­кам се­ро­го» — в бо­лее сно­бист­скую, ин­тел­лек­ту­аль­но- изощ­рен­ную или хо­тя бы сти­ли­сти­че­ски вы­то­чен­ную в боль­шом ста­ро­мод­ном ев­ро­пей­ском сти­ле, как вы­шло у Верхуве­на в филь­ме «Она », вер­сию трил­ле­ра с пси­хо­пат­кой. Увы, с точ­ки зре­ния сю­же­та здесь мы име­ем ком­пост со­всем уже зам­ше­лых стра­ши­лок, от « Си­ней Бо­ро­ды » до «Ви­лья­ма Виль­со­на », а их ки­но­адап­та­ция к вку­сам се­го­дняш­ним по сво­ей ка­зен­но­сти и сте­риль­но­сти срав­ни­ма раз­ве что с му­зы­кой, ко­то­рую про­иг­ры­ва­ют в об­ще­пи­тов­ских убор­ных (имен­но та­кой, мед­ля­ка­ми Прес­ли и невра­зу­ми­тель­ным буль­ка­ньем со­вре­мен­ных ин­стру­мен­таль­ных ком­по­зи­ций, и за­пол­нен аудио­ряд « Дву­лич­но­го лю­бов­ни­ка »). Неко­то­рым сек­су­аль­ным фан­та­зи­ям, ко­то­рые упор­но пре­сле­ду­ют Озо­на

с тех пор, как он сни­мал Ре­нье еще 18-лет­ним па­ца­ном в « Кри­ми­наль­ных лю­бов­ни­ках », на­шлось бы ме­сто в хо­ро­шем пор­но­филь­ме, но у « Дву­лич­но­го лю­бов­ни­ка » нет то­го драй­ва, то­го joie de vivre, то­го ху­ли­ган­ства, ко­то­рые от­ли­ча­ют луч­шие пор­но­ро­ли­ки. Тут есть толь­ко буль- буль. Буль- буль- буль. И грим нев­ра­сте­нич­ки, до­го­ня­ю­щий од­но­слож­ные ак­тер­ские способности Ма­ри­ны Вакт, и муж­лан­ско- уют­ные « Да, кон­чай, Хлоя, пол­но те­бе, Хлоя» уют­но-небри­то­го Же­ре­ми Ре­нье.

По­сле по­ста­но­вок по сце­на­ри­ям Фасс­бин­де­ра, снис­кав сла­ву фе­сти­валь­но­го лю­бим­ца, ров­но по­се­ре­дине сво­е­го те­перь уже 20-лет­не­го ре­жис­сер­ско­го пу­ти, Озон снял кар­ти­ну, ко­то­рую ма­ло те­перь вспо­ми­на­ют, но ко­то­рая очень важ­на как прин­ци­пи­аль­ное са­мо­опи­са­ние ре­жис­се­ра. Это бы­ла кит­че­вая ан­глий­ская эд­вар­диан­ская ме­ло­дра­ма « Ан­гел » про гра­фо­ман­ку- про­ле­тар­ку, ко­то­рая так пло­хо раз­би­ра­лась в свет­ской жиз­ни, что в сво­их ро­ма­нах до­пус­ка­ла обо­ро­ты вро­де « Он взял што­пор и от­крыл шам­пан­ское », но чи­та­ю­щая пуб­ли­ка ка­ну­на Пер­вой ми­ро­вой бы­ла так же ма­ло­све­ду­ща, как она, и по­то­му на­ив­ная ду­ри­ща, спа­сав­ша­я­ся в со­чи­ни­тель­стве от се­рой жиз­ни, ста­ла хит­мей­ке­ром. Ан­гел — од­на из ипо­ста­сей Озо­на, к ко­то­рой, вос­пев ее в том филь­ме, он оста­вил за со­бой пра­во воз­вра­щать­ся. « Дву­лич­ный лю­бов­ник » — са­мое крас­но­ре­чи­вое из та­ких воз­вра­ще­ний.

В каж­дом филь­ме Озо­на есть неболь­шая роль для зна­ко­вой звез­ды 60– 70- х го­дов, и все о при­ро­де и си­сте­ме ко­ор­ди­нат но­вой

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.