Ан­гель­ско­хи­рур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство

Та­тья­на Але­ши­че­ва о « Хо­ро­шем док­то­ре »

Kommersant Weekend - - Содержание - Та­тья­на Але­ши­че­ва

о « Хо­ро­шем док­то­ре»

Ка­нал ABC на­чал по­каз ме­ди­цин­ской дра­мы « Хо­ро­ший док­тор » — но­во­го се­ри­а­ла Дэ­ви­да Шо­ра, со­зда­те­ля « Док­то­ра Ха­у­са » Боль­ни­ца Сан- Бо­на­вен­ту­ра в го­ро­де Сан-Хо­се, штат Ка­ли­фор­ния, при­ни­ма­ет на ра­бо­ту мо­ло­до­го хи­рур­га. Его зо­вут Шон Мёр­фи ( Фред­ди Хай­мор, не­дав­но страш­но убе­ди­тель­но сыг­рав­ший ма­нья­ка Нор­ма­на Бейт­са в « Мо­те­ле Бейт­сов ») , и у него рас­строй­ство аути­сти­че­ско­го спек­тра вку­пе с син­дро­мом са­ван­та. Это зна­чит, что он ге­ни­аль­ный ди­а­гност и бле­стя­щий хи­рург, но со­вер­шен­но не спо­со­бен при­выч­ным ма­не­ром об­щать­ся ни с кол­ле­га­ми, ни с па­ци­ен­та­ми. С са­мо­пре­зен­та­ци­ей у Шо­на во­об­ще бе­да, по­это­му о его вы­да­ю­щих­ся спо­соб­но­стях из­вест­но лишь его по­кро­ви­те­лю док­то­ру Глас­сма­ну ( Ри­чард Шифф), ко­то­рый на­блю­дал за ста­нов­ле­ни­ем Шо­на с мла­дых ног­тей. Глас­сман — пре­зи­дент боль­ни­цы, но да­же ему не уда­ет­ся вот так про­сто взять на ра­бо­ту аути­ста. Он же рас­пу­га­ет всех па­ци­ен­тов, счи­та­ет экс­перт­ный со­вет. А по­ка со­вет за­се­да­ет, Шон при­ле­та­ет в аэро­порт Сан-Хо­се и в луч­ших тра­ди­ци­ях ме­ди­цин­ских трил­ле­ров — «Не­мед­лен­но на­ло­жи­те жгут! Мы его те­ря­ем! » — пря­мо на по­лу в зоне при­ле­та при по­мо­щи бу­тыл­ки вис­ки и двух тру­бо­чек спа­са­ет жизнь ра­не­но­му под­рост­ку. Ви­део, где за­пе­чат­лен его по­двиг, тут же на­би­ра­ет в се­ти ты­ся­чи про­смот­ров — и пошло- по­еха­ло: бос­сы кли­ни­ки скри­пя зу­ба­ми со­гла­ша­ют­ся дать пар­ню шанс.

Ка­жет­ся, что шо­уран­нер се­ри­а­ла Дэ­вид Шор на сей раз ре­шил сде­лать шо­уан­ти­под сво­е­го ле­ген­дар­но­го « Ха­у­са » . « Док­тор Гре­го­ри Ха­ус, ге­ни­аль­ная сво­лочь, ко­вы­ля­ет по ко­ри­до­рам учеб­ной боль­ни­цы Прин­стон- Плейн­с­бо­ро, на хо­ду гло­та­ет ви­ко­дин и лег­ким дви­же­ни­ем тро­сти про­го­ня­ет со сво­е­го пу­ти ме­ди­цин­скую эти­ку », — пи­са­ли в книж­ке « Ха­ус и фи­ло­со­фия». Ха­ус ха­мил, яз­вил, го­нял под­чи­нен­ных — он был пло­хой, за­то эф­фек­тив­ный. А Шон эф­фек­тив­ный и хо­ро­ший — вот, ка­жет­ся, за­де­кла­ри­ро­ван­ное в на­зва­нии со­дер­жа­ние но­во­го се­ри­а­ла. Шон — па­рень тре­пет­ный. Его и бе­рут­то в боль­ни­цу на­по­ло­ви­ну из- за шу­ми- хи, под­ня­той в ин­тер­не­те, но боль­шей ча­стью все- та­ки из- за сен­ти­мен­таль­ной ре­чи пе­ред Со­ве­том: «В день, ко­гда дождь пах мо­ро­же­ным, по­гиб мой ма­лень­кий кро­лик. В день, ко­гда мед­ные тру­бы пах­ли под­го­рев­шей едой, по­гиб мой млад­ший брат. Те­перь я хо­чу спа­сать жиз­ни ». Как тро­га­тель­но. Ци­ник с ком­плек­сом сверх­че­ло­ве­ка свое от­ко­вы­лял, тут у нас ан­гел с кры­лья­ми, и его аутич­ная при­ро­да вро­де мар­ке­ра « не от ми­ра се­го ». А что этот ан­ге­лок под­час дей­ству­ет че­рес­чур ре­ши­тель­ны­ми ме­то­да­ми — ло­мит­ся сре­ди но­чи в дом боль­но­го ре­бен­ка с пло­хи­ми ана­ли­за­ми или обе­ща­ет раз­бить ок­но ди­а­гно­сти­че­ской ла­бо­ра­то­рии, ес­ли ему не­мед­лен­но не про­те­сти­ру­ют об­раз­цы,— так с эти­ми ту­го со­об­ра­жа­ю­щи­ми людь­ми по-дру­го­му нель­зя.

Дру­гое де­ло, что те­перь в каж­дую по­ста­нов­ку, где фи­гу­ри­ру­ет ге­рой-аутист, сце­на­ри­сты непре­мен­но встав­ля­ют фра­зу: «Не на­до ду­мать, что это „че­ло­век до­ждя“. Он не та­кой!» А по­том вы­хо­дит ге­рой — и он та­кой. Но тут уж ни­че­го не по­де­ла­ешь, поп- куль­ту­ра во­об­ще склон­на са­мо­вос­про­из­во­дить­ся до бес­ко­неч­но­сти. За­то наш Шон до­воль­но быст­ро об­те­сы­ва­ет­ся. Ес­ли Ха­ус учил непре­мен­но за­да­вать бес­такт­ные во­про­сы па­ци­ен­там ра­ди точ­но­сти ди­а­гно­за, то ан­гел Шон, па­ру раз на­пу­гав­ший боль­ных до ис­те­ри­ки, ско­ро на­уча­ет­ся го­во­рить кол­ле­гам: « Да­вай­те об­су­дим это за пре­де­ла­ми па­ла­ты ». Да­ром что та­кие фра­зы мо­гут во­гнать боль­но­го в еще боль­ший сту­пор — ну что же, сце­на­ри­сты не без иро­нии. Кста­ти, фир­мен­ная ха­у­сов­ская тон­кая иро­ния в « Хо­ро­шем док­то­ре » му­ти­ру­ет в ту­по­ва­тый сар­казм, ко­то­рый ис­хо­дит от вы­со­ко­мер­но­го на­чаль­ни­ка Шо­на док­то­ра Ме­лен­де­са ( Ни­ко­лас Гон­са­лес),— с его по­мо­щью Ме­лен­дес пы­та­ет­ся дать Шо­ну по­нять, что ему тут не ме­сто. И здесь про­сле­жи­ва­ет­ся на­сто­я­щее со­дер­жа­ние шоу: кли­ни­ка Сан- Бо­на­вен­ту­ра во­об­ще до­воль­но опас­ное ме­сто, где пы­ла­ют ко­ст­ры ам­би­ций, стал­ки­ва­ют­ся че­сто­лю­бия — и сла­ба­ку там не вы­дю­жить. Один че­сто­лю­би­вый врач кри­чит: « Это моя ко­ман­да!», дру­гой, вы­со­ко­мер­ный, сре­за­ет: « Это моя кли­ни­ка » — вы­жить в этих ка­рьер­ных джун­глях но­вич­ку непро­сто, раз­ве что от­мо­ро­жен­но­му ан­ге­лу, от ко­то­ро­го все от­ле­та­ет как от стен­ки го­рох. Так что на по­вер­ку Дэ­вид Шор снял не то что­бы ан­ти« Ха­у­са », а экс­плу­а­ти­ру­ет все ту же идею: этот враж­деб­ный мир при­чи­ня­ет боль, с ва­ми ни­ка­ко­го ви­ко­ди­на не на­па­сешь­ся. Ре­цепт дол­го­игра­ю­щий: при ста­биль­ном за­во­ро­жен­ном ин­те­ре­се пуб­ли­ки к немо­щи и смер­ти ме­ди­цин­ские про­це­ду­ра­лы все­гда бу­дут в хо­ду, осо­бен­но за­ме­шан­ные на идее « ад — это дру­гие ». Эта мысль долж­на лег­ко лечь на ду­шу и мест­но­му зри­те­лю, тем бо­лее что обыч­ным ме­ди­цин­ским трил­ле­ром по­се­ти­те­лей рос­сий­ских по­ли­кли­ник вряд ли уди­вишь. « Good Doctor », ABC, 2017– В Рос­сии се­ри­ал мож­но смот­реть в сер­ви­се « Аме­ди­а­те­ка »

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.