Ураль­ские ху­до­же­ствен­ные по­мыс­лы

Ан­на Тол­сто­ва о 4- й ин­ду­стри­аль­ной би­ен­на­ле « но­вой гра­мот­но­сти »

Kommersant Weekend - - Афиша -

В Ека­те­рин­бур­ге, на Ура­ле, от Пер­ми до Кур­га­на, и в Тю­ме­ни до 12 но­яб­ря про­хо­дит 4-я Ураль­ская ин­ду­стри­аль­ная би­ен­на­ле, ор­га­ни­зо­ван­ная Ураль­ским фи­ли­а­лом Го­су­дар­ствен­но­го цен­тра со­вре­мен­но­го ис­кус­ства ( ГЦСИ) в со­ста­ве РОСИЗО. К чет­вер­то­му ра­ун­ду ста­ло оче­вид­но, что Ураль­ская ин­ду­стри­аль­ная — пер­во­сте­пен­ный про­ект би­ен­наль­но­го фор­ма­та в Рос­сии Все на­чи­на­ет­ся с «Вы­хо­да ра­бо­чих с фаб­ри­ки » бра­тьев Лю­мьер, пер­во­го в ис­то­рии филь­ма, ко­то­рый по­ка­за­ли пуб­ли­ке за день­ги в ки­но­те­ат­ре, точ­нее — в под­ва­ле Grand Cafe на буль­ва­ре Ка­пу­ци­нок. Ра­бо­чие дей­стви­тель­но дав­но ушли с фаб­ри­ки. И в пря­мом смыс­ле, то есть из зда­ния Ураль­ско­го при­бо­ро­стро­и­тель­но­го за­во­да, где раз­ме­щен ос­нов­ной про­ект 4- й Ураль­ской ин­ду­стри­аль­ной би­ен­на­ле « Но­вая гра­мот­ность » пор­ту­галь­ца Жо­ана Ри­ба­са, обо­шед­ше­го в кон­кур­се ку­ра­тор­ских за­явок бо­лее име­ни­тых пер­сон. И в фи­гу­раль­ном — вы­став­ка по­свя­ще­на Чет­вер­той ин­ду­стри­аль­ной ре­во­лю­ции, свя­зан­ным с ней фу­ту­ри­сти­че­ским или апо­ка­лип­ти­че­ским ожи­да­ни­ям и то­му ме­сту, ка­кое зай­мет ху­дож­ник в эпо­ху из­быт­ка сво­бод­но­го вре­ме­ни и борь­бы вла­сти­те­лей ком­му­ни­ка­ции за вни­ма­ние поль­зо­ва­те­ля. Ка­ков бу­дет язык ис­кус­ства и в чем бу­дет за­клю­чать­ся его «Ра­бо­та », как на­зы­ва­ет­ся ин­стал­ля­ция ниж­не­та­гиль­ской груп­пы ЖКП (« Жизнь как пер­фор­манс »), сло­жив­шей это сло­во из рух­ля­ди, най­ден­ной на опу­стев­шем за­во­де и вы­кра­шен­ной в ре­во­лю­ци­он­ный крас­ный.

Язык — ви­зу­аль­ный, же­сто­вый и вер­баль­ный — ста­но­вит­ся idee fixe в «Но­вой гра­мот­но­сти », так что Жо­ан Ри­бас все вре­мя иг­ра­ет сло­ва­ми, ища ори­ги­наль­ные риф­мы меж­ду аван­гар­да­ми раз­ных по­ко­ле­ний. Один из ли­де­ров Вен­ско­го круж­ка со­цио­лог От­то Ной­рат, пред­ста­ю­щий здесь изоб­ре­та­те­лем язы­ка пик­то­грамм Isotype и кон­суль­тан­том ИЗОСТАТа, по­мог­шим советским ди­зай­не­рам ви­зу­а­ли­зи­ро­вать «Ито­ги пя­ти­лет­не­го пла­на ре­кон­струк­ции СССР », без­упреч­но­стью сво­их ви­зу­аль­ных фраз оп­по­ни­ру­ет хит­ро­ум­но­му кал­ли­гра­фу-граф­фи­ти­сту Ба­би Ба­да­ло­ву, чьи на­ме­рен­ные ошиб­ки чи­та­ют­ся как ого­вор­ки по Фрей­ду гло­баль­но­го ка­пи­та­лиз­ма. Од­на из пи­о­не­рок ви­де­о­пер­фор­ман­са Ивонн Рай­нер, ста­вя­щая же­сто­вый ви­деоба­лет для од­ной ру­ки, пе­ре­да­ет эс­та­фе­ту Жю­лье­ну Пре­вье, чья хо­рео­гра­фи­че­ская пар­ти­ту­ра же­стов со­став­ле­на на ос­но­ве поль­зо­ва­тель­ских ру­ко­водств. Не­уто­ми­мый раз­об­ла­чи­тель ми­ро­во­го ми­ли­та­риз­ма немец­кий ре­жис­сер и ви­део­ху­дож­ник Ха­рун Фа­ро­ки бла­го­слов­ля­ет лон­дон­скую груп­пу Forensic Architecture на борь­бу с ли­це­ме­ри­ем ев­ро­пей­ской ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ки.

Оте­че­ствен­ные ху­дож­ни­ки, ко­то­рых тут ни­как не ме­нее по­ло­ви­ны, но это не ра­ди про­тек­ци­о­нист­ских про­цент­ных норм, со­всем не те­ря­ют­ся в этой раз­но­го­ло­си­це, вы­ка­зы­вая се­бя на­сто­я­щи­ми по­ли­гло­та­ми. Ека­те­рин­бург­ская груп­па «Ку­да бе­гут со­ба­ки » опи­сы­ва­ет со­вре­мен­ную по­ли­ти­че­скую ре­аль­ность язы­ком вы­со­ких тех­но­ло­гий в ин­стал­ля­ции «Ис­па­ре­ние Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской

Фе­де­ра­ции »: про­еци­ру­ю­щий­ся на экран текст Кон­сти­ту­ции РФ ис­че­за­ет по ме­ре то­го, как пе­ре­во­дит­ся в аз­бу­ку Мор­зе, озву­чен­ную с по­мо­щью во­ды, ка­па­ю­щей с по­тол­ка на рас­ка­лен­ные утю­ги и ис­па­ря­ю­щей­ся с мерз­ким ши­пе­ни­ем. То­гда как крас­но­дар­ская «Груп­пи­ров­ка ЗИП» тол­ку­ет о том же язы­ком по­ли­ти­че­ской хо­рео­гра­фии в пер­фор­ман­се «Про­тест­ная аэро­би­ка »: все ее ат­ти­тю­ды недву­смыс­лен­но ука­зы­ва­ют на то, что незри­мым парт­не­ром тан­цо­ров вы­сту­па­ют бро­шен­ные на раз­гон де­мон­стра­ции по­ли­цей­ские. В кон­це кон­цов, вы­ход ра­бо­чих с фаб­ри­ки не­ред­ко ста­но­вил­ся вы­хо­дом на ми­тинг про­те­ста.

Ураль­ский при­бо­ро­стро­и­тель­ный за­вод, став­ший на этот раз глав­ной вы­ста­воч­ной пло­щад­кой би­ен­на­ле, на­хо­дит­ся в са­мом цен­тре Ека­те­рин­бур­га — на бе­ре­гу го­род­ско­го пру­да, у до­ма Се­ва­стья­но­ва и усадь­бы Та­ра­со­ва, ар­хи­тек­тур­ных эм­блем го­ро­да, ныне слу­жа­щих пре­зи­дент­ской и гу­бер­на­тор­ской ре­зи­ден­ци­я­ми. Но до недав­них пор ни­кто не знал, что скры­ва­ет­ся за жел­то­ва­тым фа­са­дом, со­хра­нив­шим сле­ды кон­струк­ти­вист­кой мо­ло­до­сти под тол­стым сло­ем ор­дер­ной кос­ме­ти­ки. За­сек­ре­чен­ный за­вод, оста­вав­ший­ся се­рым пят­ном на го­род­ской карте, ока­зал­ся в та­ком ко­зыр­ном ме­сте слу­чай­но: эва­ку­и­ро­ван­ное из Моск­вы в 1941- м пред­при­я­тие вре­мен­но все­ли­ли в недо­стро­ен­ную го­род­скую би­б­лио­те­ку. Во­ен­ное « вре­мен­но» чуть бы­ло не пре­вра­ти­лось в « на­все­гда »: все­го че­ты­ре го­да на­зад вред­ное про­из­вод­ство вы­ве­ли из цен­тра го­ро­да — быв­шее зда­ние за­во­да ожи­да­ет ре­кон­струк­ции, и ко­мис­сар Ураль­ской ин­ду­стри­аль­ной би­ен­на­ле Али­са Пруд­ни­ко­ва, дед ко­то­рой ра­бо­тал в этом « ящи­ке », о чем се­мья дол­гое вре­мя не зна­ла, пы­та­ет­ся убе­дить ин­ве­сто­ров со­хра­нить ар­хи­тек­тур­ный па­мят­ник. Ис­то­рии Ураль­ско­го при­бо­ро­стро­и­тель­но­го по­свя­ще­но ар­хео­ло­го- ан­тро­по­ло­ги­че­ское ху­до­же­ствен­ное ис­сле­до­ва­ние «Че­ло­век на за­во­де», про­ве­ден­ное со­труд­ни­ка­ми Ураль­ско­го ГЦСИ Ан­ной Ли­тов­ских и Ль­вом Шу­ша­ри­че­вым. В про­шлый раз, ко­гда би­ен­на­ле го­сти­ла в го­сти­ни­це «Исеть », был сде­лан ана­ло­гич­ный про­ект о «Го­род­ке че­ки­стов », так что тут по­сте­пен­но со­би­ра­ет­ся це­лый ар­хив ар­хи­тек­тур­ной по­все­днев­но­сти, яв­ляя Ека­те­рин­бург в но­вом ра­кур­се.

Чи­тая офи­ци­аль­ные ре­ли­зы 4- й Ураль­ской ин­ду­стри­аль­ной би­ен­на­ле, мож­но по­ду­мать, что язык эпо­хи ста­ха­нов­ско­го эн­ту­зи­аз­ма есте­ствен­но транс­фор­ми­ро­вал­ся в язык эпо­хи ме­недж­мен­та куль­ту­ры, остав­шись язы­ком бод­рых ра­пор­тов о неуклон­но рас­ту­щих ко­ли­че­ствен­ных по­ка­за­те­лях. Ос­нов­ной про­ект — вы­ста­воч­ное про­стран­ство пло­ща­дью 6,5 тыс. кв. м., бо­лее 70 ху­дож­ни­ков из 23 стран ми­ра, от США до Япо­нии. Про­грам­ма арт- ре­зи­ден­ций — 25 го­ро­дов Ура­ла, 59 марш­ру­тов про­тя­жен­но­стью 19 тыс. км. Об­ра­зо­ва­тель­ная и ин­тел­лек­ту­аль­ная про­грам­ма — свы­ше 100 ча­сов лек­ций, сим­по­зи­у­мов и фо­ру­мов. Но за этой оп­ти­ми­стич­но- ка­зен­ной ци­фи­рью сто­ят ре­аль­ные до­сти­же­ния в об­ла­сти куль­тур­но­го стро­и­тель­ства, как это на­зы­ва­лось во вре­ме­на пер­вых пя­ти­ле­ток.

Ураль­ская ин­ду­стри­аль­ная би­ен­на­ле, ос­но­ван­ная в 2010- м, с са­мо­го на­ча­ла на­ме­ре­ва­лась ра­бо­тать с на­сле­ди­ем со­вет­ской ин­ду­стри­а­ли­за­ции, цен­тром ко­то­рой и был Урал, бла­го гло­баль­ная мо­да внед­рять со­вре­мен­ное ис­кус­ство в про­мыш­лен­ные ру­и­ны ока­за­лась со­звуч­на ло­каль­ным ху­до­же­ствен­ным по­ис­кам ре­ги­о­наль­ной иден­тич­но­сти. В 2010- м бы­ло оче­вид­но, на­сколь­ко эта про­грам­ма, спо­соб­ная объединить под зна­ме­на­ми со­вет­ско­го ин­ду­стри­аль­но­го ми­фа глав­ные «брен­ды» Ека­те­рин­бур­га, не толь­ко

Ру­ди Дес­се­льер. «About The Heaviest Wave»

«Ку­да бе­гут со­ба­ки». «Ис­па­ре­ние Кон­сти­ту­ции Рос­сий­ской Фе­де­ра­ции»

Спе­ци­аль­ный про­ект «Ми­ро­стро­е­ние»

Ро­берт Мор­рис. «Те­ло­про­стран­ст­во­дви­же­ни­е­ве­щи», 1971–2011 го­ды

Па­вел От­дель­нов. «Дос­ка по­че­та»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.