Власть сво­бод­но­го вы­бо­ра

Но­вая кол­ла­бо­ра­ция H& M

Kommersant Weekend - - Дорогие Удовольствия -

Ран­ним у тром под си­я­ю­щим ка­ли­фор­ний­ским небом, ко­то­рое мо­жет быть толь­ко на­ри­со­ван­ным на ком­пью­те­ре, но ни­как не на­сто­я­щим, в шоу- ру­ме H& M в За­пад­ном Гол­ли­ву­де Эр­дем Мо­ра­лио­глу вы­гля­дит со­вер­шен­но об­раз­цо­вым ан­гли­ча­ни­ном, как с кар­тин Дэ­ви­да Хок­ни. Хок­ни, кста­ти, ока­зы­ва­ет­ся очень пра­виль­ным ре­фе­рен­сом — по­то­му что имен­но его вспо­ми­на­ет Эр­дем, ко­гда рас­ска­зы­ва­ет ин­тер­на­ци­о­наль­ной прес­се, как он при­ду­мы­вал свою кол­лек­цию, оде­тый в пи­жам­ную блу­зу в цве­то­чек из этой са­мой кол­лек­ции, чер­ные уз­кие брю­ки и про­стые бе­лые крос­сов­ки.

Опи­са­ние его аут­фи­та тут во­все не дань глян­це­во­му сти­лю. Суть в том, что и он сам, и тот спо­соб, ко­то­рым он но­сит ве­щи из кол­лек­ции ErdemXHM,— это прак­ти­че­ский гид по со­вре­мен­но­му сти­лю. И все это име­ет пря­мое от­но­ше­ние к то­му, как эта кол­лек­ция со­зда­ва­лась и, в ито­ге, к ее су­ти.

— Это был осо­бый про­цесс,— рас­ска­зы­ва­ет Эр­дем,— на при­мер­ке я сни­мал пи­джак с пар­ня- мо­де­ли и на­де­вал на се­бя, что­бы оце­нить, на­сколь­ко он удо­бен, а по­том при­ме­рял его на мо­дель- де­вуш­ку. Тут был сво­е­го ро­да вы­зов, по­то­му что это дей­стви­тель­но цель­ная кол­лек­ция, где од­но под­во­дит к дру­го­му и на­обо­рот. Осо­бен­но ин­те­рес­ным в этой кол­ла­бо­ра­ции бы­ло то, как муж­ская одеж­да воз­дей­ству­ет на жен­скую.

Как это ра­бо­та­ет, ста­но­вит­ся по­нят­но толь­ко ве­че­ром во вре­мя шоу в жен­ском клу­бе The Ebell. Сре­ди ка­ких- то фе­е­ри­че­ских цве­точ­ных шпа­лер, пе­ре­хо­дя из за­ла в сад и об­рат­но, идут пар­ни в лео­пар­до­вых шу­бах и под­ре­зан­ных до со­сто­я­ния шорт жен­ских пи­жам­ных шта­нах или в вик­то­ри­ан­ских блу­зах со стой­кой, а де­вуш­ки — в муж­ских тви­до­вых пи­джа­ках и муж­ских же пи­жа­мах в тра­ди­ци­он­ных ан­глий­ских цве­точ­ках. И те и дру­гие — с мик­ро­сак­во­я­жа­ми че­рез пле­чо, сде­лан­ны­ми по мо­ти­вам кро­ко­ди­ло­вой су­моч­ки ма­мы Эр­де­ма. Имен­но в муж­ской пи­жа­ме ErdemXHM при­шла на ве­че­рин­ку Кир­стен Данст и вы­гля­де­ла са­мой мод­ной.

Эта ис­то­рия ген­дер­ной ам­би­ва­лент­но­сти про­дол­жа­ет­ся и в ми­ни- филь­ме, ко­то­рый снял в честь этой кол­лек­ции Баз Лур­ман. Фильм на­зы­ва­ет­ся «Тай­ная жизнь цве­тов», цве­ты в са­мых раз­ных ви­дах — это глав­ный сим­вол и глав­ный мо­тив Erdem. Пе­ред тем как мы уви­дим фильм под от­кры­тым и со­вер­ше­но уже чер­ным ка­ли­фор­ний­ским небом, Лур­ман про­из­но­сит це­лую речь про эту ра­бо­ту. Он на­зы­ва­ет его « трей­ле­ром к филь­му, ко­то­рый ни­ко­гда не был снят » и го­во­рит: « Это по­вест­во­ва­ние, ко­то­рое вы­рос­ло из одеж­ды,— у нас да­же не бы­ло сце­на­рия. Это бы­ла слож­ная за­да­ча, мы ни­ко­гда не де­ла­ли так рань­ше ». Шу­тит про свой но­вый ай­фон с от­лич­ным раз­ре­ше­ни­ем экра­на, на ко­то­ром он нам сей­час все по­ка­жет, и очень к ме­сту по­ми­на­ет свою же­ну и со­рат­ни­цу — ху­дож­ни­ка по ко­стю­мам Кэтрин Мар­тин и ее че­ты­рех «Оска­ров».

В « Тай­ной жиз­ни цве­тов » пар­ни хо­дят в ко­стю­мах, а де­вуш­ки — в пла­тьях, раз­во­ра­чи­ва­ет­ся вполне тра­ди­ци­он­ная ис­то­рия люб­ви, но есть очень острое ощу­ще­ние по­движ­но­сти ген­дер­ных гра­ниц. Де­вуш­ки в вик­то­ри­ан­ских пла­тьях с кру­же­вом и ко­рот­ким ежи­ком на го­ло­ве, пар­ни с дли­ной чел­кой и в шел­ко­вых пи­жам­ных шта­нах, и ко­гда на экране це­лу­ют­ся двое, то не сра­зу по­ни­ма­ешь, кто там — маль­чик и де­воч­ка, маль­чик и маль­чик или де­воч­ка и де­воч­ка.

При этом сам Эр­дем со­вер­шен­но не бо­ит­ся опре­де­ле­ния « жен­ствен­ность », при­чем да­же в его тра­ди­ци­он­ном смыс­ле.

— Я все­гда был оча­ро­ван язы­ком жен­ствен­но­сти — цве­та­ми, кру­же­вом, укра­ше­ни­я­ми. В дет­стве, ко­гда я ри­со­вал, это все­гда бы­ли жен­щи­ны, я на­блю­дал за мо­ей ма­те­рью и дру­ги­ми — как они оде­ва­ют­ся, как уха­жи­ва­ют за со­бой. Обыч­но цве­ты и жен­ствен­ность ас­со­ци­и­ру­ют­ся со сла­бо­стью, но для ме­ня жен­ствен­ность — это си­ла и да­же власть. Это бы­ло ос­нов­ным смыс­лом мо­ей ра­бо­ты с са­мо­го на­ча­ла.

Этот смысл я бы опре­де­ли­ла дру­гим сло­вом, ко­то­рое он вскользь бро­са­ет, но ко­то­рое ка­жет­ся мне клю­че­вым,— де­кон­тек­сту­а­ли­за­ция. Взять клас­си­че­ские,

при­выч­ные, тра­ди­ци­он­ные ве­щи и по­ме­стить их в но­вый, не свой­ствен­ный им кон­текст и та­ким об­ра­зом по­лу­чить эф­фект острой со­вре­мен­но­сти. Вся кол­лек­ция дер­жит­ся на том на­пря­же­нии, ко­то­рое воз­ни­ка­ет в ре­зуль­та­те та­кой де­кон­тек­сту­а­ли­за­ции: взять что- то вик­то­ри­ан­ское и сме­шать с чем- то из 60-х, взять вещь из про­шло­го и но­сить ее так, что она вы­гля­дит бу­ду­щим, взять муж­ское и сде­лать его жен­ским и на­обо­рот.

Но сюр­приз тут не в этих эф­фек­тах са­мих по се­бе, а в том, что до­би­ва­ют­ся их с по­мо­щью ве­щей, вы­гля­дя­щих вполне тра­ди­ци­он­но. Эр­дем спе­ци­аль­но от­ме­ча­ет, как ва­жен для него клас­си­ческий стиль.

— Хо­ро­ший ди­зайн для ме­ня — это до­воль­но веч­ная вещь, и я на­хо­жу в этом боль­шую пре­лесть. Я ду­мал об одеж­де прак­ти­че­ски не ста­ре­ю­щей, ко­то­рая не име­ет ни­че­го об­ще­го с трен­да­ми. У нас неболь­шой лон­дон­ский бренд и воз­мож­но, это са­мый ма­ло­из­вест­ный бренд за всю ис­то­рию кол­ла­бо­ра­ций Н& М, и для ме­ня важ­но, что­бы эти ве­щи по­ку­па­ли про­сто по­то­му, что они хо­ро­шо при­ду­ма­ны и от­лич­но си­дят. Это все не для кли­ен­тов, ко­то­рые хо­тят на­деть что- то с ло­го ди­зай­не­ра во всю грудь, но для тех, кто ищет что- то, сде­лан­ное дей­стви­тель­но кра­си­во и с боль­шим тща­ни­ем.

И вот тут — меж­ду клас­си­кой и ис­поль­зо­ва­ни­ем ее в но­вых це­лях и но­вым со­вре­мен­ным спо­со­бом — и есть глав­ное на­пря­же­ние. Во всей кол­лек­ции, и в муж­ской и в жен­ской ее ча­сти, прак­ти­че­ски нет ве­щей уни­секс — за ис­клю­че­ни­ем, мо­жет быть, паль­то и брюч­ных ко­стю­мов, муж­ские ве­щи вы­гля­дят вполне муж­ски­ми, жен­ские — аб­со­лют­но жен­ствен­ны­ми, но при этом и са­мо шоу и фильм, по­свя­щен­ный кол­лек­ции, пря­мо- та­ки вос­пе­ва­ли но­вый мир с его сво­бо­дой пре­зен­та­ции се­бя и сво­ей сек­су­аль­но­сти и по­движ­но­стью ген­дер­ных гра­ниц.

Од­ной из мощ­ней­ших тем со­вре­мен­ной фэшн- ин­ду­стрии — кол­ла­бо­ра­ци­ям, дро­пам, то есть со­труд­ни­че­ству мас­со­вых и ди­зай­нер­ских ма­рок, мы обя­за­ны имен­но H&M. Они да­ли этой ис­то­рии глав­ный им­пульс сво­ей пер­вой кол­ла­бо­ра­ци­ей — в 2004- м с Кар­лом Ла­гер­фель­дом и его соб­ствен­ным брен­дом. На три­на­дца­тый год, ко­неч­но, уже на­ко­пи­лась неко­то­рая инер­ция и воз­ник­ла необ­хо­ди­мость ее пре­одо­ле­ния. Сде­лать та­кой вы­бор, как в этом го­ду, дей­стви­тель­но не са­мый пред­ска­зу­е­мый, и так до­воль­но вир­ту­оз­но про­ве­сти важ­ные для со­вре­мен­ной мо­ды во­об­ще и для H& M с их куль­том diversity идеи — это, соб­ствен­но, и есть ре­а­ли­за­ция та­кой необ­хо­ди­мо­сти. При­чем сде­ла­но это без вся­ко­го вы­зо­ва и очень спо­кой­но, по­то­му что Erdem ес­ли чем и из­ве­стен, то точ­но не борь­бой с пат­ри­ар­халь­ным ми­ром. Вы­брать имен­но та­ко­го — неожи­дан­но­го, мяг­ко­го и от­то­го очень дей­ствен­но­го про­вод­ни­ка для вполне пе­ре­до­вых идей это да­ле­ко не са­мый стан­дарт­ный ход.

Но есть еще од­на, бо­лее важ­ная, вещь, ко­то­рую от­чет­ли­во де­мон­стри­ру­ет нам эта кол­ла­бо­ра­ция. То что эти идеи утвер­жда­ет сей­час глав­ный ги­гант стрит- фэшн, зна­чит толь­ко од­но: они пе­ре­ста­ли быть чем- то ре­во­лю­ци­он­ным и вы­зы­ва­ю­ще про­грес­сив­ным, а ста­ли обы­ден­но­стью, нор­мой, ко­то­рая об­жа­ло­ва­нию уже не под­ле­жит. Те­перь жизнь вы­гля­дит так — и это ра­дост­ная но­вость.

— Ко­гда я по­лу­чил зво­нок из Сток­голь­ма с пред­ло­же­ни­ем сде­лать муж­скую и жен­скую кол­лек­ции, я немед­лен­но стал ду­мать о ви­део, ко­то­рое Брюс Ве­бер снял для Pet Shop Boys,— «Being Boring ». Все эти мо­ло­дые ре­бя­та в ан­глий­ском за­го­род­ном до­ме, учи­ня­ю­щие там раз­гром. И де­вуш­ки в крос­сов­ках с кра­си­вы­ми пар­ня­ми, и пар­ни в ру­баш­ках и смо­кин­гах, и вос­хи­ти­тель­ная иг­ра меж­ду фор­маль­ным и нефор­маль­ным, ко­то­рую я на­хо­жу очень ин­те­рес­ной.

Су­дя по то­му, что бук­валь­но на сле­ду­ю­щее утро в The Highlight Room на крыше оте­ля The Dream за со­сед­ним сто­лом си­дит па­рень в шел­ко­вой ру­баш­ке с вик­то­ри­ан­ски­ми цве­точ­ка­ми из кол­лек­ции ErdemXHM, и Erdem и H& M вполне уда­лось ре­а­ли­зо­вать глав­ный мо­тив этой пес­ни — We were never being boring.

Кол­лек­ция, со­здан­ная для H& M неза­ви­си­мым бри­тан­ским брен­дом Erdem, вро­де бы вос­пе­ва­ет клас­си­ку, а на де­ле обо­ра­чи­ва­ет­ся гим­ном со­вре­мен­но­му ми­ру и его сво­бо­дам

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.