Се­вер­ный пе­ре­ток Участ­ни­кам Nord Stream 2 при­дет­ся вкла­ды­вать в про­ект свои день­ги вме­сто бан­ков­ских

Kommersant - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Юрий Бар­су­ков

Санк­ции США на­чи­на­ют пря­мо ска­зы­вать­ся на про­ек­те Nord Stream 2. Гла­ва ав­стрий­ской OMV Рай­нер Зе­ле офи­ци­аль­но при­знал, что участ­ни­ки про­ек­та вряд ли смо­гут при­влечь пла­но­вый объ­ем бан­ков­ско­го фи­нан­си­ро­ва­ния. Это не остановит стро­и­тель­ство газопровода, но озна­ча­ет, что ев­ро­пей­ским ком­па­ни­ям и «Газ­про­му» при­дет­ся по­тра­тить боль­ше соб­ствен­ных средств или ис­кать день­ги в Рос­сии и Азии. По мне­нию аналитиков, для «Газ­про­ма» это не ста­нет про­бле­мой в от­ли­чие от неко­то­рых его за­пад­ных парт­не­ров.

Участ­ни­кам Nord Stream 2 при­дет­ся вло­жить боль­ше соб­ствен­ных средств в про­ект, чем ис­ход­но пред­по­ла­га­лось, за­явил гла­ва ав­стрий­ской OMV Рай­нер Зе­ле. OMV фи­нан­со­во участвует в стро­и­тель­стве газопровода вме­сте с Shell, Engie, Uniper и Wintershall, един­ствен­ным ак­ци­о­не­ром оста­ет­ся «Газ­пром». «В Nord Stream 2 нам, ви­ди­мо, при­дет­ся пе­ре­смат­ри­вать си­ту­а­цию по фи­нан­си­ро­ва­нию, но обя­за­тель­ства до­ве­сти про­ект до конца со­хра­ня­ют­ся. Я ис­хо­жу из то­го, что та часть фи­нан­си­ро­ва­ния в раз­ме­ре 70% — вот эту часть в та­ких мас­шта­бах нам, ви­ди­мо, вы­пол­нить не удаст­ся»,— за­явил гос­по­дин Зе­ле, вы­сту­пая на пресс-кон­фе­рен­ции «Новые санк­ции США — воз­мож­ные по­след­ствия для немец­ко­го бизнеса в Рос­сии». Это пер­вое офи­ци­аль­ное признание вли­я­ния но­вых аме­ри­кан­ских санкций на про­ект.

Сто­и­мость Nord Stream 2 долж­на со­ста­вить €9,5 млрд, 70% из ко­то­рых пред­по­ла­га­лось при­влечь в ви­де бан­ков­ско­го фи­нан­си­ро­ва­ния, а осталь­ное — в ка­че­стве вкла­да ак­ци­о­не­ров. Сна­ча­ла пять ев­ро­пей­ских ком­па­ний с до­ля­ми по 10% долж­ны бы­ли стать ак­ци­о­не­ра­ми про­ек­та, а осталь­ные 50% оста­ва­лись у «Газ­про­ма». В ито­ге из-за про­ти­во­дей­ствия Поль­ши парт­не­ры мо­но­по­лии в ка­пи­тал про­ект­ной струк­ту­ры так и не во­шли, но да­ли со­по­ста­ви­мые с преж­ней схе­мой фи­нан­со­вые обя­за­тель­ства. Со­глас­но за­клю­чен­ным в ап­ре­ле со­гла­ше­ни­ям, пять за­пад­ных ком­па­ний вы­де­лят по €950 млн в ви­де бридж-кре­ди­та под 6% го­до­вых, то есть опла­тят по­ло­ви­ну сто­и­мо­сти газопровода. Уже вы­де­ле­но по €285 млн, то есть в це­лом €1,4 млрд, что со­от­вет­ству­ет вкла­ду «Газ­про­ма» в устав­ный ка­пи­тал про­ект­ной ком­па­нии.

Участ­ни­ки про­ек­та рас­счи­ты­ва­ли, что ис­поль­зо­вать боль­шую часть бридж-кре­ди­та не при­дет­ся, так как его за­ме­нит бо­лее де­ше­вое бан­ков­ское фи­нан­си­ро­ва­ние. Од­на­ко в на­ча­ле ав­гу­ста в США был при­нят закон о но­вых санк­ци­ях про­тив Рос­сии, по ко­то­ро­му, в част­но­сти, за­пре­ща­ют­ся ин­ве­сти­ции в Nord Stream 2 объ­е­мом бо­лее $5 млн в год.

Хо­тя закон как та­ко­вой не вво­дит санк­ции, а лишь да­ет пре­зи­ден­ту США пра­во сделать это, воз­мож­ность их при­ня­тия от­пу­ги­ва­ет аме­ри­кан­ские и ев­ро­пей­ские бан­ки от уча­стия в про­ект­ном фи­нан­си­ро­ва­нии.

По­это­му, по сло­вам гос­по­ди­на Зе­ле, участ­ни­ки кон­сор­ци­у­ма со­би­ра­ют­ся ак­ти­ви­зи­ро­вать пе­ре­го­во­ры с ази­ат­ски­ми и рос­сий­ски­ми бан­ка­ми. Успеш­ный при­мер ор­га­ни­за­ции про­ект­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния, несмот­ря на санк­ции, есть — «Ямал СПГ» в про­шлом го­ду по­лу­чил от рос­сий­ских и китайских бан­ков $15 млрд.

В прин­ци­пе для «Газ­про­ма» да­же пол­ное от­сут­ствие про­ект­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния не яв­ля­ет­ся про­бле­мой — по­ми­мо сво­е­го взно­са как ак­ци­о­не­ра ком­па­ния мог­ла бы за­ме- стить бан­ков­ски­ми день­га­ми €1,9 млрд. «Сей­час у ”Газ­про­ма“на ба­лан­се на­хо­дит­ся около $13 млрд, не счи­тая де­по­зи­тов еще на $8,5 млрд, к то­му же у ком­па­нии низ­кая дол­го­вая нагрузка, и она лег­ко мо­жет при­влечь день­ги с рын­ка»,— по­яс­ня­ет Ан­дрей По­ли­щук из Райф­фай­зен­бан­ка.

Но, го­во­рят со­бе­сед­ни­ки ”Ъ“на рын­ке, про­бле­мы могут воз­ник­нуть у ев­ро­пей­цев: для Wintershall и OMV сум­ма вло­же­ний в про­ект со­по­ста­ви­ма с го­до­вой EBIT, а Uniper все еще в слож­ном пе­ре­ход­ном пе­ри­о­де по­сле ре­струк­ту­ри­за­ции бизнеса. В Uniper уже в ап­ре­ле до­пус­ка­ли, что для фи­нан­си­ро­ва­ния Nord Stream 2 им по­на­до­бит­ся «парт­нер». Рай­нер Зе­ле за­ве­рил, что идет «тес­ный диа­лог с на­ци­о­наль­ны­ми бан­ка­ми и пра­ви­тель­ства­ми».

Я дол­жен под­со­еди­нить­ся к это­му неф­те­про­во­ду («Друж­ба».— ”Ъ“). Это все­го в 20 км от на­ше­го НПЗ. Я смо­гу вды­хать запах рус­ской неф­ти! — Рай­нер Зе­ле, гла­ва OMV, о стро­и­тель­стве от­во­да от «Друж­бы» к НПЗ «Шве­хат», 13 ав­гу­ста

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.