Ви­це-пре­мьер Ли­вии Ах­мед Май­тиг о пу­тях за­вер­ше­ния граж­дан­ско­го кон­флик­та в стране

Ви­це-пре­мьер Ли­вии Ах­мед Май­тиг — о пу­тях за­вер­ше­ния граж­дан­ско­го кон­флик­та в стране

Kommersant - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Вче­ра ви­це-пре­мьер Ли­вии Ах­мед Май­тиг на­чал свой ви­зит в Рос­сию: вна­ча­ле он при­ле­тел в Гроз­ный, от­ку­да от­пра­вит­ся в Моск­ву. По­че­му он вы­брал в ка­че­стве стар­то­вой точ­ки Че­чен­скую рес­пуб­ли­ку, что в первую оче­редь долж­ны об­су­дить участ­ни­ки ли­вий­ско­го кон­флик­та и сто­ит ли рос­сий­ским ком­па­ни­ям уже сей­час воз­вра­щать­ся на рын­ки этой стра­ны, Ах­мед Май­тиг рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту ”Ъ“Га­лине Ду­ди­ной.

«У нас об­щий враг — ”Ис­лам­ское го­су­дар­ство“»

— По­че­му вы при­ле­те­ли в Гроз­ный? — Нас при­гла­сил ли­дер Чеч­ни Рам­зан Ка­ды­ров, и мы долж­ны бы­ли при­нять это при­гла­ше­ние: Чеч­ня — это важ­ный пункт на пу­ти к Москве. Это ре­ги­он, чей опыт за­слу­жи­ва­ет вни­ма­ния. Здесь, в част­но­сти, не по­на­слыш­ке зна­ко­мы с про­бле­мой тер­ро­риз­ма и смог­ли ее ре­шить. — Рос­сий­ская сто­ро­на ра­нее да­ва­ла по­нять, что сле­ду­ю­щая встре­ча двух глав­ных оп­по­нен­тов — ко­ман­ду­ю­ще­го Ли­вий­ской на­ци­о­наль­ной ар­ми­ей Ха­ли­фы Хаф­та­ра и ва­ше­го на­чаль­ни­ка, гла­вы пра­ви­тель­ства на­ци­о­наль­но­го един­ства Ли­вии Фай­е­за Сар­ра­джа мо­жет прой­ти в Рос­сии. Ко­гда она мо­жет со­сто­ять­ся? — Они недав­но встре­ча­лись в Па­ри­же. Глав­ное сей­час — про­дви­нуть­ся в объ­еди­не­нии ли­вий­ской ар­мии, что­бы она под­чи­ня­лась еди­но­му ко­ман­до­ва­нию. И важ­но не столь­ко про­во­дить мно­же­ство встреч, сколь­ко не оста­нав­ли­вать­ся на этом пу­ти. — То есть еще не вре­мя для та­кой встре­чи в Рос­сии? — Не ви­жу ее в бли­жай­шем бу­ду­щем. Мы долж­ны сна­ча­ла вы­пол­нить до­го­во­рен­но­сти, до­стиг­ну­тые в Па­ри­же. — В июле во фран­цуз­ской сто­ли­це бы­ли при­ня­ты ре­ше­ния, ка­са­ю­щи­е­ся пре­кра­ще­ния ог­ня и воз­мож­ных вы­бо­ров. Ве­ри­те ли, что это сра­бо­та­ет? — В Ли­вии мно­го раз­ных лю­дей и групп, ко­то­рые иг­ра­ют зна­чи­мую роль. И это все­гда на­до дер­жать в го­ло­ве. На­при­мер, есть груп­пы, ко­то­рые бо­рют­ся с тер­ро­риз­мом в Сир­те. И они вме­сте с осталь­ны­ми долж­ны быть вклю­че­ны в число участ­ни­ков лю­бых пе­ре­го­во­ров. Нуж­но объ­еди­нить всех.

Что же ка­са­ет­ся вы­бо­ров, то без их проведения ли­вий­скую про­бле­му не ре­шить. Так что очень важ­но сфо­ку­си­ро­вать­ся на вы­бо­рах. Но до это­го на­до при­нять кон­сти­ту­цию, в ко­то­рой бу­дут за­креп­ле­ны нор­мы, необ­хо­ди­мые для проведения го­ло­со­ва­ния. — Но не от­ка­жут­ся ли от сдел­ки ва­ши парт­не­ры со сто­ро­ны Ха­ли­фы Хаф­та­ра? — Все ли­вий­цы по­ня­ли: ни­ка­кая вой­на про­бле­му не ре­шит. Ее ре­шит толь­ко диа­лог. Это глав­ное на­ше до­сти­же­ние. Кон­фликт не при­не­сет пользу ни од­ной из сто­рон. У нас об­щий враг — «Ис­лам­ское го­су­дар­ство» (ИГ; ор­га­ни­за­ция за­пре­ще­на в РФ.— Ъ“) и тер­ро­ризм. — А лю­дей из окру­же­ния” сверг­ну­то­го ли­вий­ско­го ли­де­ра Му­ам­ма­ра Кад­да­фи го­то­вы при­влечь к диа­ло­гу? — Мы не про­тив ка­кой-ли­бо опре­де­лен­ной груп­пы или пар­тии. Это пра­ви­ло но­мер один. Вто­рое пра­ви­ло — все ли­вий­цы рав­ны. Лю­бой, кто ве­рит в де­мо­кра­тию и в то, что Ли­вия при­над­ле­жит всем ли­вий­цам, при­гла­ша­ет­ся к пе­ре­го­во­рам и уча­стию в вы­бо­рах.

«Рос­сия спо­соб­на сыграть очень важ­ную роль»

— Как вы счи­та­е­те, Рос­сия мо­жет сыграть ка­кую-то зна­чи­тель­ную роль во внут­ри­ли­вий­ском уре­гу­ли­ро­ва­нии? — Рос­сия вы­стра­и­ва­ла от­но­ше­ния с Ли­ви­ей бо­лее 35 лет, и я уве­рен, что она по-преж­не­му спо­соб­на сыграть очень важ­ную роль и в объ­еди­не­нии Ли­вии, и в сов­мест­ной борь­бе с тер­ро­риз­мом. По­это­му я пер­вым из чи­нов­ни­ков на­ше­го пра­ви­тель­ства по­се­тил Рос­сию еще летом 2016 го­да. — Вы встре­ча­е­тесь в Гроз­ном не толь­ко с Рам­за­ном Ка­ды­ро­вым, но и с гла­вой рос­сий­ской Кон­такт­ной груп­пы по внут­ри­ли­вий­ско­му уре­гу­ли­ро­ва­нию при МИД Рос­сии и Го­с­ду­ме Ль­вом День­го­вым. Вы по­ла­га­е­те, что это груп­па эф­фек­тив­на? — Ли­вия пе­ре­жи­ва­ет крайне тя­же­лый пе­ри­од сво­ей ис­то­рии. И мы нуж­да­ем­ся в том, что­бы все на­ши дру­зья и со­юз­ни­ки вста­ли с на­ми пле­чом к пле­чу, что­бы объ­еди­нить на­шу стра­ну, по­мочь в борь­бе с тер­ро­риз­мом и вер­нуть в меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство силь­ную и ди­на­мич­ную Ли­вию. И мы при­вет­ству­ем всех, кто мо­жет нам в этом по­мочь. — Об­суж­да­е­те ли вы с российскими парт­не­ра­ми воз­мож­ность по­ста­вок в Ли­вию во­ору­же­ний или сня­тия с нее ору­жей­но­го эм­бар­го, вве­ден­но­го Сов­без­ом ООН? — Я ста­ра­юсь фо­ку­си­ро­вать­ся не на по­став­ках во­ору­же­ния, а на эко­но­ми­ке. Без про­грам­мы вос­ста­нов­ле­ния эко­но­ми­ки Ли­вии, без эко­но­ми­че­ской ба­зы мы не смо­жем успеш­но вы­сту­пить на вы­бо­рах и по­бе­дить тер­ро­ризм. Лю­ди долж­ны ви­деть, что их ждет про­цве­та­ние. И по­это­му мы долж­ны вер­нуть­ся к тем мно­гим про­ек­там, что мы де­ла­ли с Россией и ко­то­рые сей­час оста­нов­ле­ны. — То есть по­став­ки во­ору­же­ний вы не счи­та­е­те при­о­ри­те­том? — Не ду­маю, что Ли­вии сей­час нуж­но ору­жие. У нас мно­го ору­жия, а кон­флик­ты все­гда под­пи­ты­ва­ют­ся им. Нам нуж­но все мень­ше фо­ку­си­ро­вать­ся на ору­жии и все боль­ше — на эко­но­ми­ке, и нуж­но за­вер­шить все про­ек­ты, ко­то­рые у нас бы­ли рань­ше. Я был в Лон­доне, в Бер­лине, мы со­зда­ли немец­ко-ли­вий­скую плат­фор­му для вос­ста­нов­ле­ния эко­но­ми­ки с уча­сти­ем Siemens и дру­гих ком­па­ний, ко­то­рые за­ин­те­ре­со­ва­ны с на­ми ра­бо­тать — на­при­мер, стро­ить элек­тро­стан­ции. Две неде­ли на­зад я был в Се­уле, в Юж­ной Ко­рее, и нам уда­лось убе­дить Hyundai и две дру­гие круп­ней­шие ком­па­нии этой стра­ны вер­нуть­ся в Ли­вию. У них про­ек­тов на $10,4 млрд. То же са­мое вер­но и для Рос­сии, рос­сий­ских ком­па­ний, они долж­ны вер­нуть­ся и про­дол­жить свои про­ек­ты. Эко­но­ми­че­ское со­труд­ни­че­ство — при­о­ри­тет но­мер один. — Как вы счи­та­е­те, мо­жет ли рос­сий­ский биз­нес на­де­ять­ся на долж­ную за­щи­ту в Ли­вии? Ведь ос­нов­ные го­ро­да вы по­ка пло­хо кон­тро­ли­ру­е­те. — Нет, Ми­су­ра­та осво­бож­де­на, Три­по­ли осво­бож­ден, Бен­га­зи осво­бож­ден. Те­перь мы мо­жем сво­бод­но пу­те­ше­ство­вать в Ли­вии с За­па­да на Во­сток, это 2 тыс. км вдоль Сре­ди­зем­но­го мо­ря. На се­ве­ре Ли­вии нет кон­флик­тов, да и на юге мно­гие рай­о­ны осво­бож­де­ны. Это один из ре­зуль­та­тов встре­чи в Па­ри­же и про­ис­шед­ше­го рань­ше осво­бож­де­ния Сир­та, там боль­ше нет ИГ. — Кон­трак­ты на ра­бо­ту в Ли­вии до 2011 го­да успе­ли за­клю­чить ряд рос­сий­ских неф­те­га­зо­вых, стро­и­тель­ных ком­па­ний, а так­же РЖД. Что­бы вер­нуть­ся на ли­вий­ский ры­нок, им нуж­но вновь участ­во­вать в тен­де­рах? — Рос­сий­ским ком­па­ни­ям неф­те­га­зо­во­го сек­то­ра не на­до вновь про­хо­дить че­рез тен­де­ры. У них бы­ли про­ек­ты в Ли­вии, и мы на­де­ем­ся, что они вер­нут­ся к ним. Ли­вий­ская эко­но­ми­ка вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся. В том чис­ле неф­тя­ной сек­тор. Еще несколь­ко ме­ся­цев на­зад до­бы­ча неф­ти со­став­ля­ла 120 тыс. бар­ре­лей в день. Се­год­ня мы до­стиг­ли объ­е­ма в бо­лее чем 1 млн бар­ре­лей в день. Это боль­шое до­сти­же­ние. — Тем не ме­нее по­ка ни од­на рос­сий­ская компания не вер­ну­лась непо­сред­ствен­но к ра­бо­те в ва­шей стране. — Да, по­ка не вер­ну­лась, но мы это­го бы очень хо­те­ли. И я знаю, что неко­то­рые рос­сий­ские ком­па­нии, ра­нее ра­бо­тав­шие в Ли­вии, рас­смат­ри­ва­ют та­кую воз­мож­ность. — Ка­кая из рос­сий­ских ком­па­ний име­ет на­боль­шие шан­сы пер­вой вер­нуть­ся в Ли­вию? — «Рос­нефть». Она в этом го­ду под­пи­са­ла кон­тракт с ли­вий­ской На­ци­о­наль- ной неф­тя­ной кор­по­ра­ци­ей (NOC), и уже вер­ну­лась к за­куп­кам на­шей неф­ти. На­де­ем­ся на рас­ши­ре­ние со­труд­ни­че­ства. Так­же сто­ит упо­мя­нуть «Газ­пром», у до­чер­ней струк­ту­ры ко­то­ро­го бы­ли весь­ма пер­спек­тив­ные про­ек­ты в Ли­вии.

«Ко­гда лю­ди по­ги­ба­ют в мо­ре — это все­об­щая тра­ге­дия»

—А в це­лом ка­ким вы ви­ди­те бу­ду­щее сво­ей стра­ны? Ва­ше пра­ви­тель­ство неред­ко на­зы­ва­ют не слишком свет­ским. Это бу­дет жизнь по за­ко­нам ша­ри­а­та? — Ли­вия — от­кры­тая стра­на, часть Сре­ди­зем­но­мо­рья. Мы все­гда от­кры­ты для ино­стран­цев, для ин­ве­сти­ций. Мы жи­вем в ма­лень­ком ми­ре и пы­та­ем­ся быть его неотъ­ем­ле­мой ча­стью. — Счи­та­ет­ся, что на­и­луч­шие от­но­ше­ния у пра­ви­тель­ства Ли­вии — с Ита­ли­ей. А ко­го бы вы са­ми на­зва­ли сво­им са­мым близ­ким ев­ро­пей­ским парт­не­ром? — По­сле фор­ми­ро­ва­ния пра­ви­тель­ства на­ци­о­наль­но­го един­ства нас под­дер­жи­ва­ет все меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство. Оно ве­рит в нас. Все ев­ро­пей­цы — это на­ши парт­не­ры. Хо­тя, ко­неч­но, есть стра­ны, ко­то­рые в боль­шей ме­ре за­ин­те­ре­со­ва­ны в ока­за­нии нам по­мо­щи — в част­но­сти, по эко­но­ми­че­ским при­чи­нам. Ита­лия стра­да­ет от ми­гран­тов из Ли­вии, она наш бли­жай­ший со­сед, име­ю­щий дол­гую ис­то­рию вза­и­мо­от­но­ше­ний с Ли­ви­ей. Клю­че­вую роль иг­ра­ет Франция, под­дер­жав­шая на­ше пра­ви­тель­ство на­ци­о­наль­но­го един­ства. Бри­та­ния про­ве­ла мно­го меж­ду­на­род­ных встреч по Ли­вии — в част­но­сти, в чет­верг про­шла од­на из них, с уча­сти­ем (спец­пред­ста­ви­те­ля ген­се­ка ООН по Ли­вии.— ” Ъ“) Га­са­на Са­ла­ма. Бри­тан­цы при­зы­ва­ют всех боль­ше фо­ку­си­ро­вать­ся на Ли­вии. Гер­ма­ния мно­го нам по­мо­га­ет. По­мо­га­ет и Ис­па­ния. Пред­ста­ви­те­ли меж­ду­на­род­но­го со­об­ще­ства по­ни­ма­ют, на­сколь­ко важ­но иметь мир­ную и про­цве­та­ю­щую Ли­вию. — А ве­де­те ли вы пе­ре­го­во­ры с ев­ро­пей­ца­ми о ре­ше­нии про­бле­мы с ми­гран­та­ми? — По­сле то­го как мы под­пи­са­ли со­гла­ше­ние с Ита­ли­ей (в фев­ра­ле стра­нам уда­лось до­го­во­рить­ся об уси­ле­нии бе­ре­го­вой охра­ны Ли­вии и на­ча­ле «гу­ма­ни­тар­ной ре­па­три­а­ции» ми­гран­тов.— ” Ъ“), бо­лее 89–90% от об­щих объ­е­мов ми­гра­ци­он­но­го по­то­ка оста­но­ви­лось на на­шей тер­ри­то­рии.

В этой свя­зи еще раз по­вто­рю, что пра­ви­тель­ство успеш­но ре­ши­ло про­бле­му с при­сут­стви­ем «Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства» в Сир­те. И это на­сто­я­щая ис­то­рия успе­ха. Вто­рая та­кая ис­то­рия — о неле­галь­ной ми­гра­ции. Но нам нуж­но, что­бы меж­ду­на­род­ное со­об­ще­ство под­дер­жи­ва­ло нас в стрем­ле­нии уси­лить и за­щи­тить юж­ные гра­ни­цы. — С по­мо­щью сол­дат из ев­ро­пей­ских стран? — Нет, я имею в ви­ду ло­ги­сти­че­скую и тех­ни­че­скую по­мощь. — И фи­нан­си­ро­ва­ние? — С этим боль­ших про­блем нет. Но фи­нан­си­ро­ва­ние, ко­неч­но, то­же нуж­но — ведь это меж­ду­на­род­ная пробле­ма и тра­ге­дия. Ко­гда лю­ди по­ги­ба­ют в мо­ре — не важ­но, ка­кой они на­ци­о­наль­но­сти,— это все­об­щая тра­ге­дия. Так что, я ду­маю, ев­ро­пей­цам сле­ду­ет нам по­мо­гать фи­нан­со­во и тех­ни­че­ски.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.