«Ни­ка­кая санк­ци­он­ная по­ли­ти­ка пол­но­стью изо­ли­ро­вать экономику не мо­жет»

Гла­ва Россвя­зи Олег Ду­хов­ниц­кий о ра­бо­те в но­вых гео­по­ли­ти­че­ских усло­ви­ях

Kommersant - - ПЕРВЫЕ ЛИЦА - Ин­тер­вью взял Вла­ди­слав Но­вый

Санк­ции про­дол­жа­ют вли­ять на от­расль свя­зи в Рос­сии — огра­ни­че­ны воз­мож­но­сти по за­куп­ке обо­ру­до­ва­ния для спут­ни­ков, го­су­дар­ство го­то­вит­ся ре­а­ги­ро­вать на по­тен­ци­аль­ную воз­мож­ность от­клю­че­ния интернета из-за ру­бе­жа. О том, как в этой си­ту­а­ции ра­бо­та­ет от­расль, ” Ъ“рас­ска­зал ру­ко­во­ди­тель Фе­де­раль­но­го агент­ства свя­зи Олег Ду­хов­ниц­кий.

— Как из­ме­ни­лась ва­ша ра­бо­та по­сле то­го, как в 2014 го­ду по­яви­лись и в по­сле­ду­ю­щем уси­ли­ва­лись санк­ции про­тив Рос­сии? — Я бы по­смот­рел че­рез приз­му де­я­тель­но­сти го­су­дар­ствен­но­го пред­при­я­тия «Кос­ми­че­ская связь» (ГПКС). До 2014 го­да, ко­гда на­чал­ся поток санк­ций, до­воль­но ча­сто кон­кур­сы ГПКС вы­иг­ры­ва­ли за­пад­ные ком­па­нии, име­ю­щие ос­нов­ные офи­сы в Ев­ро­пе, США, Ка­на­де. В ре­зуль­та­те санк­ций эта ра­бо­та из­ме­ни­лась. Вся элек­трон­но-ком­по­нент­ная ба­за, по­лез­ная на­груз­ка для кос­ми­че­ских ап­па­ра­тов те­перь долж­на за­ка­зы­вать­ся у нас, по­то­му что ввоз-вы­воз и пе­ре­го­во­ры су­ще­ствен­но за­труд­ни­лись. Но это и мо­ти­ви­ру­ет. Те­перь мы за­ка­зы­ва­ем спут­ни­ки на од­ном из пред­при­я­тий «Рос­кос­мо­са». Два кон­кур­са отыг­ра­но на спут­ни­ки «Экс­пресс-80» и «Экс­пресс-103». Я вни­ма­тель­но на­блю­даю за про­цес­сом их из­го­тов­ле­ния. Есте­ствен­но, часть обо­ру­до­ва­ния бу­дет ино­стран­но­го про­из­вод­ства, но оно бу­дет адап­ти­ро­ва­но, про­ве­ре­но. В тех­ни­че­ской до­ку­мен­та­ции за­ло­же­но тре­бо­ва­ние по сро­ку ак­тив­ной служ­бы спут­ни­ков — не ме­нее 15 лет. На­де­юсь, они ока­жут­ся на ор­би­те в 2019 го­ду.

Все по­ни­ма­ют, что санк­ции — это по­ли­ти­че­ская конъ­юнк­ту­ра, но ра­бо­тать на­до в лю­бых усло­ви­ях. Та­кой круп­ный ры­нок, как Рос­сия, есте­ствен­но, ин­те­ре­сен для всех. По­это­му от­но­ше­ния с за­ру­беж­ны­ми ком­па­ни­я­ми оста­ют­ся, и часть эле­мен­тов про­дол­жа­ет из­го­тав­ли­вать­ся за гра­ни­цей. Это нор­маль­но. Ни­ка­кая санк­ци­он­ная по­ли­ти­ка пол­но­стью изо­ли­ро­вать экономику не мо­жет. Мы что, зря в ВТО всту­па­ли? Мы же от­ту­да не вы­шли, и санк­ции аб­со­лют­но все за­сто­по­рить не мо­гут. Вес­ной я ле­тал в ко­ман­ди­ров­ку на фо­рум спут­ни­ко­вой свя­зи в Ва­шинг­тон, встре­чал­ся с про­из­во­ди­те­ля­ми, ко­то­рые ра­бо­та­ли рань­ше, ра­бо­та­ют и го­то­вы ра­бо­тать в даль­ней­шем в ча­сти спут­ни­ко­вой те­ма­ти­ки. Они по­ни­ма­ют, что ес­ли у них что-то не бу­дет по­лу­чать­ся во вза­и­мо­дей­ствии с ген­под­ряд­чи­ка­ми, то по­явят­ся кон­ку­рен­ты. Да­же Се­вер­ная Ко­рея, как ва­ши кол­ле­ги го­во­рят, де­ла­ет дви­га­те­ли для ра­кет на Укра­ине. Я не знаю, так это или нет, но тем не ме­нее. — Ка­кие за­да­чи не мо­жет ре­шить сей­час рос­сий­ская спут­ни­ко­вая груп­пи­ров­ка и как по­те­ри ап­па­ра­тов ска­за­лись на ее функ­ци­о­на­ле? — С 2011 го­да мы по­те­ря­ли три ап­па­ра­та. К со­жа­ле­нию, для стра­хов­щи­ков в первую оче­редь и для нас это боль­шая бе­да. Это мил­ли­ар­ды руб­лей, труд со­тен и со­тен лю­дей и несколь­ких де­сят­ков пред­при­я­тий. Это слу­чи­лось в рам­ках пус­ко­вых услуг, это зо­на не на­шей от­вет­ствен­но­сти, а ор­га­ни­за­ции, с ко­то­рой мы ра­бо­та­ли. Тем не ме­нее мы смог­ли пе­ре­на­стро­ить си­сте­му в це­лом, ап­па­ра­ты бы­ли пе­ре­ме­ще­ны по ор­би­те, на­груз­ка пе­ре­рас­пре­де­ле­на, так что и ор­га­ни­за­ции, и граж­дане в це­лом не по­чув­ство­ва­ли ущер­ба для се­бя. Сей­час в груп­пи­ров­ке 12 ап­па­ра­тов, их ко­ли­че­ство, есте­ствен­но, бу­дет рас­ти. Не­смот­ря на раз­лич­ные слож­но­сти, они от­лич­но справ­ля­ют­ся, и у ме­ня есть уве­рен­ность, что в бу­ду­щем вся груп­пи­ров­ка бу­дет так же от­ла­жен­но ра­бо­тать. — Санк­ции по­вли­я­ли на кон­ку­рен­цию меж­ду стра­на­ми за точ­ки на гео­ста­ци­о­нар­ной ор­би­те? — Тут, сла­ва бо­гу, не­смот­ря на санк­ции, есть Меж­ду­на­род­ный со­юз элек­тро­свя­зи (МСЭ), ко­то­рый это ре­гу­ли­ру­ет. Точ­ка изна­чаль­но при­над­ле­жит го­су­дар­ству и не долж­на на­хо­дить­ся в сво­бод­ном со­сто­я­нии ка­кое-то вре­мя, на­до, что­бы спут­ник ее за­ни­мал. Ес­ли она не за­ня­та кос­ми­че­ским ап­па­ра­том, есть воз­мож­ность об­су­дить во­прос, что­бы эта точ­ка мог­ла быть пе­ре­да­на для ис­поль­зо­ва­ния дру­го­му го­су­дар­ству. Но на мо­ей па­мя­ти не бы­ло та­ких пре­це­ден­тов, у нас в этом плане все чет­ко от­ре­гу­ли­ро­ва­но, и все мы за­ни­ма­ем взве­шен­ную по­зи­цию. Есть точ­ки, ко­то­рые, услов­но го­во­ря, на­хо­дят­ся в по­гра­нич­ной зоне и ко­то­рые ин­те­рес­ны для дру­гих стран, в част­но­сти, для Бе­ло­рус­сии, Ки­тая. Нам уда­ет­ся до­го­ва­ри­вать­ся, по­то­му что все пре­крас­но по­ни­ма­ют, что кос­мос — это без­гра­нич­ное про­стран­ство, а с по­зи­ции МСЭ эти во­про­сы ре­гла­мен­ти­ро­ва­ны, и мы еще не стал­ки­ва­лись с тем, что­бы кто-то пы­тал­ся эти усто­яв­ши­е­ся пра­ви­ла на­ру­шить. — Несколь­ко лет на­зад у гла­вы Мин­ком­свя­зи бы­ла идея ак­ци­о­ни­ро­вать ГПКС. Ве­дет­ся ли ра­бо­та в этом на­прав­ле­нии? — Тут во­прос эко­но­ми­че­ской це­ле­со­об­раз­но­сти. Пред­по­ла­га­лось, что ес­ли по­ме­нять ор­га­ни­за­ци­он­но-пра­во­вую фор­му, на пред­при­я­тие придет боль­ше ин­вес­тор­ских де­нег. А ГПКС бу­дет в со­сто­я­нии ока­зы­вать весь пе­ре­чень услуг — от со­зда­ния спут­ни­ка до по­яв­ле­ния его на ор­би­те и бу­дет это де­лать за соб­ствен­ные сред­ства. Но ес­ли в еди­ный па­кет сло­жить и сам спут­ник, и за­пуск, то биз- нес-кейс не скла­ды­ва­ет­ся. За те 15 лет ак­тив­ной служ­бы, ко­то­рые дол­жен на­хо­дить­ся спут­ник на ор­би­те, он се­бя не оку­пит. К то­му же спут­ни­ко­вый ры­нок не очень боль­шой, по­то­му что у нас ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся на­зем­ные эле­мен­ты элек­три­че­ской свя­зи. — «Кос­ми­че­ская связь» так и оста­нет­ся ФГУПом? — Се­год­ня это ФГУП, а даль­ше по­смот­рим. Вы­вес­ку по­ме­нять мож­но, но ка­кую смыс­ло­вую на­груз­ку это несет? Пред­при­я­тие ра­бо­та­ет устой­чи­во. По ито­гам 2016 го­да в бюджет пе­ре­чис­ле­на часть чи­стой при­бы­ли в раз­ме­ре 586,3 млн руб., по ито­гам 2015 го­да — 328,2 млн руб., а по ито­гам 2017 го­да пла­ни­ру­ет­ся пе­ре­чис­лить 659,8 млн руб. Все услу­ги ока­зы­ва­ют­ся в долж­ном объ­е­ме, есть усто­яв­ший­ся кол­лек­тив, плот­ные меж­ду­на­род­ные свя­зи и все осталь­ное. Ес­ли бу­дет ме­нять­ся ор­га­ни­за­ци­он­но-пра­во­вая фор­ма пред­при­я­тия, это по­вле­чет за со­бой сме­ну един­ствен­но­го пол­но­моч­но­го ор­га­на — ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра — на со­вет ди­рек­то­ров. Устра­и­вать та­кую пе­ре­строй­ку, ко­гда мы сроч­но го­то­вим кон­цеп­цию ФЦП раз­ви­тия спут­ни­ко­вой груп­пи­ров­ки граж­дан­ско­го зна­че­ния до 2025 го­да, неце­ле­со­об­раз­но. Ес­ли ме­нять ФГУП на АО сей­час, это силь­но по­вли­я­ет на кон­цеп­цию раз­ви­тия пред­при­я­тия, а оно иг­ра­ет очень се­рьез­ную роль в рос­сий­ской от­рас­ли спут­ни­ко­вой свя­зи. — Мо­же­те рас­ска­зать по­дроб­нее об этой кон­цеп­ции? — Ос­нов­ные па­ра­мет­ры кон­цеп­ции та­кие, что до 2025 го­да мы долж­ны за­пу­стить на гео­ста­ци­о­нар­ную ор­би­ту пять спут­ни­ков. В 2019 го­ду «Экс­пресс-80» и «Экс­пресс-103», в 2020 го­ду «Экс­пресс-АМУ7» и «Экс­пресс-АМУ3» и, на­де­ем­ся, в 2021 го­ду «Экс­пресс-АМУ4». И вто­рая часть про­ек­та — вы­со­ко­эл­лип­ти­че­ские спут­ни­ки свя­зи «Экс­пресс-РВ». Это спут­ни­ки, ко- то­рые бу­дут ока­зы­вать услу­ги в Арк­ти­ке, то есть за Се­вер­ным по­ляр­ным кру­гом. Се­год­ня есть про­бле­мы ис­поль­зо­ва­ния гео­ста­ци­о­нар­ных спут­ни­ков свя­зи в се­вер­ных ши­ро­тах из-за пло­хих усло­вий их наблюдения — очень ма­лых уг­лов ли­нии ви­зи­ро­ва­ния меж­ду або­нен­том и спут­ни­ком, на­хо­дя­щим­ся над эк­ва­то­ром. Это про­стая гео­мет­рия. Зем­ля круг­лая, не до­би­ва­ет от­ту­да, ес­ли по-про­сто­му го­во­рить, сиг­нал от гео­ста­ци­о­нар­ных спут­ни­ков. Со­зда­ние спут­ни­ко­вой системы граж­дан­ско­го на­зна­че­ния на вы­со­ко­эл­лип­ти­че­ских ор­би­тах пол­но­стью ре­ша­ет эту про­бле­му для ком­мер­че­ских и го­су­дар­ствен­ных по­тре­би­те­лей как в се­вер­ных ши­ро­тах, так и на всей тер­ри­то­рии Рос­сии. Это свя­за­но с тем, что вы­со­ко­эл­лип­ти­че­ские спут­ни­ки луч­ше вид­ны из лю­бой точ­ки Рос­сии, чем гео­ста­ци­о­нар­ные спут­ни­ки. Это на­ше раз- ви­тие, все эти про­грам­мы свя­за­ны с раз­ви­ти­ем Арк­ти­ки и эко­но­ми­ки Рос­сии в це­лом. — А де­нег сколь­ко по­тре­бу­ет­ся на ре­а­ли­за­цию кон­цеп­ции? — Нема­ло. В про­ек­те кон­цеп­ции ФЦП оп­ти­ми­сти­че­ский ва­ри­ант оценивается в объ­е­ме око­ло 132 млрд руб., вклю­чая 75 млрд руб. из бюд­жет­ных средств и око­ло 57 млрд руб. из вне­бюд­жет­ных ис­точ­ни­ков. Сей­час за­вер­ша­ет­ся со­гла­со­ва­ние этих эко­но­ми­че­ских па­ра­мет­ров с за­ин­те­ре­со­ван­ны­ми ор­га­на­ми ис­пол­ни­тель­ной вла­сти. — Ка­кие еще пред­при­я­тия Россвя­зи го­то­вят­ся к ак­ци­о­ни­ро­ва­нию? — ФГУПы долж­ны быть ак­ци­о­ни­ро­ва­ны, это по­ли­ти­ка пра­ви­тель­ства. Несколь­ко ме­ся­цев на­зад мы ак­ци­о­ни­ро­ва­ли АО «Мар­ка». Все рос­сий­ские мар­ки, ко­то­рые есть в стране, из­го­тав­ли­ва­ют­ся на этом пред­при­я­тии. На под­хо­де ак­ци­о­ни­ро­ва­ние ФГУП «Элек­тро­связь» в Че­чен­ской Рес­пуб­ли­ке и ФГУП «Рос­сий­ские се­ти ве­ща­ния и опо­ве­ще­ния» (РСВО). — Ка­кая, по ва­шей оцен­ке, ка­пи­та­ли­за­ция у «Мар­ки» и «Элек­тро­свя­зи»? — Это за­ви­сит от сто­и­мо­сти ак­ти­вов и фи­нан­со­вых по­ка­за­те­лей. В про­шлом го­ду вы­руч­ка «Мар­ки» пре­вы­си­ла 1 млрд руб., чи­стая при­быль — око­ло 25–30 млн руб. Но мне сей­час труд­но го­во­рить о цене ак­ций, это во­прос не да­ле­ко­го, но бу­ду­ще­го. Об­щая сто­и­мость иму­ще­ства «Элек­тро­свя­зи» око­ло 3 млрд руб., от­сю­да мож­но и смот­реть, ес­ли в даль­ней­шем кто-то за­ин­те­ре­су­ет­ся при­об­ре­те­ни­ем и Ро­си­му­ще­ство раз­ре­шит ку­пить часть па­ке­та. На­ша за­да­ча в том, что­бы кон­троль­ный па­кет «Мар­ки» и «Элек­тро­свя­зи», ко­неч­но, оста­вал­ся у го­су­дар­ства. Связь — это часть системы управ­ле­ния, и, бе­з­услов­но, тут вли­я­ние го­су­дар­ства долж­но быть очень боль­шим. — Пред­при­я­тия го­то­вы к при­ва­ти­за­ции и при­вле­че­нию част­но­го ка­пи­та­ла? — По­ка у «Мар­ки» та­кой го­тов­но­сти нет, по­то­му что сей­час про­во­дит­ся ди­вер­си­фи­ка­ция ее биз­не­са. Об­ще­ство бу­дет ре­а­ли­зо­вы­вать не толь­ко мар­ки и кон­вер­ты, но и фи­ла­те­ли­сти­че­ские при­над­леж­но­сти, знач­ки, ме­да­ли, от­крыт­ки, су­ве­нир­ную про­дук­цию. — Как бу­дет раз­ви­вать­ся роз­нич­ная сеть «Мар­ки»? — Роз­нич­ная сеть уже су­ще­ству­ет, фи­ли­а­лы от­кры­ты прак­ти­че­ски во всех го­ро­дах-мил­ли­он­ни­ках. Недав­но бы­ли от­кры­ты са­ло­ны в Яро­слав­ле и Ка­ли­нин­гра­де. В стра­те­гии дол­го­сроч­но­го раз­ви­тия за­ло­же­но со­зда­ние до 50 фи­ли­а­лов. Это не со­зда­ние кон­ку­рент­ной сре­ды для «По­чты Рос­сии», ко­то­рая тра­ди­ци­он­но ре­а­ли­зу­ет мар­ки. Де­ло в том, что в обо­ро­те «По­чты Рос­сии» они со­став­ля­ют все­го 0,09%, и кол­ле­ги на «По­чте», мо­жет быть, обос­но­ван­но, а мо­жет, не очень, не за­ин­те­ре­со­ва­ны в ре­а­ли­за­ции этой про­дук­ции, по­то­му что она не очень мар­жи­наль­на и не при­но­сит боль­шую при­быль. Но вме­сте с тем на ре­а­ли­за­ции ма­роч­ной про­дук­ции по ре­зуль­та­там ра­бо­ты во вре­мя Олим­пи­а­ды в Со­чи «Поч­та Рос­сии» за­ра­бо­та­ла 1,5 млрд руб. Сей­час про­хо­дил Ку­бок кон­фе­де­ра­ций, в сле­ду­ю­щем го­ду — чем­пи­о­нат ми­ра по фут­бо­лу, в ре­зуль­та­те ко­то­рых мы ждем око­ло 5 млрд руб. от про­да­жи ма­рок. — А ес­ли, до­пу­стим, в Рос­сии про­ис­хо­дит от­клю­че­ние интернета из-за ру­бе­жа, ка­кие дей­ствия? Та­кие вер­сии за­пи­сы­ва­ют­ся в до­ку­мен­тах Мин­ком­свя­зи? — Это во­прос ско­рее к Мин­ком­свя­зи. Мы по­ни­ма­ем, где был ин­тер­нет изоб­ре­тен и где на се­го­дняш­ний день скла­ды­ва­ют­ся его ос­нов­ные па­ра­мет­ры и тре­бо­ва­ния. Это штат Ка­ли­фор­ния, ICANN, меж­ду­на­род­ная ор­га- ни­за­ция, ко­то­рая на­хо­дит­ся в США. Па­ра­мет­ры интернета фор­ми­ру­ют­ся имен­но там. Для нас это не очень при­ем­ле­мо. И все, что свя­за­но с DDoS-ата­ка­ми, и пе­ре­чень нега­тив­ных яв­ле­ний, ко­то­рый яв­ля­ет нам ин­тер­нет, ко­неч­но же, нас не мо­жет не рас­стра­и­вать. Тут еще во­прос в том, что мы очень ди­на­мич­но раз­ви­ва­ем­ся, мы сей­час на вто­рой-тре­тьей по­зи­ции по про­ник­но­ве­нию интернета, ши­ро­ко­по­лос­но­го до­сту­па и т. д. Ко­неч­но, во­про­са­ми ин­фор­ма­ци­он­ной без­опас­но­сти в об­ла­сти интернета мы долж­ны за­ни­мать­ся очень пред­мет­но. Без интернета ни­че­го не бу­дет, в том чис­ле циф­ро­вой эко­но­ми­ки,— ес­ли мы не бу­дем этим за­ни­мать­ся, не бу­дем стро­ить циф­ро­вую экономику, ин­тер­нет ве­щей. Но во­прос в чем? В пунк­тах про­пус­ка тра­фи­ка, а они за рубежом.

Пре­лесть интернета в том, что он без­гра­ни­чен. Мож­но на­хо­дить­ся здесь и об­щать­ся с кем угод­но. Дру­гой во­прос — во­прос ре­гу­ли­ро­ва­ния, за­щи­ты, на­сколь­ко граж­да­нин или юри­ди­че­ское ли­цо, поль­зу­ясь ин­тер­не­том, бу­дут уве­ре­ны в том, что все их дан­ные за­щи­ще­ны, от пер­со­наль­ных до ком­мер­че­ских и про­из­вод­ствен­ных. На­сколь­ко сеть бу­дет устой­чи­ва, за­ре­зер­ви­ро­ва­на, дуб­ли­ро­ва­на, ка­кое обо­ру­до­ва­ние бу­дет уста­нов­ле­но, бу­дет ли оно рос­сий­ско­го про­из­вод­ства ли­бо за­ве­зен­ное извне, ко­то­рое по ка­кой-то указ­ке мо­жет быть от­клю­че­но. Это сфе­ра, ко­то­рой на­ше ми­ни­стер­ство успеш­но за­ни­ма­ет­ся при по­мо­щи кол­лег в Рос­ком­над­зо­ре. Это осо­бая сфе­ра, и ей ну­жен осо­бый под­ход. Ко­гда на­чи­на­ют за­кру­чи­вать гай­ки, кто-то воз­му­ща­ет­ся. Ко­гда от­пус­ка­ют, дру­гая по­ло­ви­на на­ше­го об­ще­ства воз­му­ща­ет­ся — де­ти по­па­да­ют под па­губ­ное вли­я­ние. Без ли­ний свя­зи ин­тер­нет су­ще­ство­вать не мо­жет. А во­про­сы мо­ни­то­рин­га интернета, ме­сто­на­хож­де­ния хо­стин­га, пра­ви­ла ре­гу­ли­ро­ва­ния от­но­сят­ся к гос­по­ли­ти­ке. Гос­по­ли­ти­кой у нас за­ни­ма­ют­ся ми­ни­стер­ства, пра­ви­тель­ство, ад­ми­ни­стра­ция пре­зи­ден­та. — В июле Украина от­клю­чи­ла ма­ги­страль­ную ли­нию свя­зи с Кры­мом. Что про­изо­шло, мо­же­те рас­ска­зать? — Ес­ли я пра­виль­но пом­ню, там две ли­нии на се­вер в сто­ро­ну Укра­и­ны: од­на че­рез Ар­мянск, дру­гая че­рез Джан­кой. Их и от­клю­чи­ли. Опе­ра­то­ры свя­зи на Укра­ине не очень за­ин­те­ре­со­ва­ны в этом, по­то­му что по­лу­ча­ли пла­ту за про­пуск тра­фи­ка. На­вер­ное, это бы­ло не их ре­ше­ние, а ка­ких-то дру­гих лиц. Но огра­ни­чить по­лу­ост­ров с точ­ки зре­ния на­ли­чия услу­ги свя­зи они не смо­гут, это од­но­знач­но. Еще с со­вет­ских вре­мен че­рез Кер­чен­ский про­лив про­ле­га­ла ли­ния свя­зи, а со­всем недав­но опе­ра­тор свя­зи «Ми­ран­да Ме­диа» по­стро­ил еще од­ну во­ло­кон­но-оп­ти­че­скую ли­нию. Те­перь эти две нит­ки обес­пе­чи­ва­ют Крым­ский по­лу­ост­ров все­ми услу­га­ми свя­зи с боль­шой зем­лей. Ко­гда за­кон­чит­ся стро­и­тель­ство Кер­чен­ско­го мо­ста, бу­дет про­ве­де­но опто­во­лок­но. Бо­лее то­го, там ди­на­мич­но раз­ви­ва­ет­ся ряд опе­ра­то­ров элек­три­че­ской свя­зи — «К-Те­ле­ком», «Крым­те­ле­ком», «Сев­те­ле­ком». В этой ча­сти не бо­им­ся. Пусть от­клю­ча­ют. — Пе­рей­дем к уни­вер­саль­ной услу­ге свя­зи. Недав­но со­об­ща­лось, что го­су­дар­ство боль­ше не име­ет за­дол­жен­но­сти пе­ред «Ро­сте­ле­ко­мом» по этой услу­ге. — На са­мом де­ле это не со­всем так. По обя­за­тель­ствам, воз­ник­шим до за­клю­че­ния де­ся­ти­лет­не­го кон­трак­та в 2014 го­ду, остал­ся долг око­ло 950 млн руб., ко­то­рый бу­дет по­га­шен в 2018 го­ду. Ес­ли го­во­рить о дей­ству­ю­щем кон­трак­те, то здесь си­ту­а­ция та­кая. Не­до­фи­нан­си­ро­ва­ние кон­трак­та с 2015 го­да со­ста­ви­ло око­ло 9 млрд руб. По этой при­чине «Ро­сте­ле­ком» вос­поль­зо­вал­ся пра­вом умень­шить объ­ем вы­пол­ня­е­мых обя­за­тельств. При под­держ­ке Мин­ком­свя­зи мы до­го­во­ри­лись об уточ­не­нии объ­е­ма обя­за­тельств, за­клю­чи­ли до­пол­ни­тель­ное со­гла­ше­ние и тем са­мым уре­гу­ли­ро­ва­ли си­ту­а­цию. По­это­му сей­час мож­но ска­зать, что за­дол­жен­но­сти нет. Но во­прос не в дол­ге, а в том, что си­ту­а­ция с недо­фи­нан­си­ро­ва­ни­ем сло­жи­лась из-за то­го, что ре­зерв уни­вер­саль­но­го об­слу­жи­ва­ния не яв­ля­ет­ся от­рас­ле­вым фон­дом, как неко­то­рые дру­гие фон­ды. И он не тра­тит­ся пол­но­стью на уни­вер­саль­ную услу­гу свя­зи. Мы со­би­ра­ем в год по­ряд­ка 13,5 млрд руб., а на фи­нан­си­ро­ва­ние кон­трак­та Мин­фин вы­де­лял в 2015-м и 2016 го­дах су­ще­ствен­но мень­ше, от­сю­да и об­ра­зо­ва­лось не­до­фи­нан­си­ро­ва­ние.

Ес­ли бы мы стро­го тра­ти­ли эти со­би­ра­е­мые сред­ства на раз­ви­тие уни­вер­саль­ной услу­ги, не воз­ни­ка­ло бы во­про­са, де­нег бы хва­та­ло. И Ни­ко­лай Ана­то­лье­вич (Ни­ки­фо­ров.— ”Ъ“), наш ми­нистр, мно­го го­во­рил о том, что нуж­но сде­лать фонд от­рас­ле­вым. В та­ком слу­чае у нас бы уни­вер­саль­ная услу­га све­ти­лась и пы­ла­ла. А ко­гда средств не хва­та­ет, то по­лу­ча­ет­ся, что «Ро­сте­ле­ком» дол­жен на свои деньги в рам­ках обя­за­тельств ис­пол­нять воз­ло­жен­ные на него функ­ции. В 2014 го­ду в мае мы за­клю­чи­ли с ни­ми до­го­вор на де­сять лет. В рам­ках это­го до­го­во­ра они долж­ны про­де­лать гро­мад­ную ра­бо­ту. У нас не хва­та­ет средств, они долж­ны все де­лать за свои. Воз­ме­ще­ния ждать при­хо­дит­ся в те­че­ние несколь­ких квар­та­лов. От­сю­да воз­ни­ка­ет си­ту­а­ция про­бук­сов­ки. Как толь­ко эти сред­ства бу­дут тра­тить­ся це­ле­на­прав­лен­но на под­дер­жа­ние уни­вер­саль­ной услу­ги свя­зи, все во­про­сы бу­дут сня­ты.

Ес­ли в еди­ный па­кет сло­жить и сам спут­ник, и за­пуск, то биз­нес-кейс не скла­ды­ва­ет­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.