«Лю­бой под­рыв до­ве­рия мо­жет иметь нега­тив­ные по­след­ствия»

По­сол Гер­ма­нии в Рос­сии об ито­гах вы­бо­ров и дву­сто­рон­нем со­труд­ни­че­стве в эко­но­ми­ке

Kommersant - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ин­тер­вью взя­ла Елена Чер­нен­ко

Се­год­ня в Бер­лине со­сто­ит­ся за­се­да­ние рос­сий­ско-гер­ман­ской стра­те­ги­че­ской ра­бо­чей груп­пы по во­про­сам эко­но­ми­ки и фи­нан­сов — пер­во­го из дву­сто­рон­них кон­суль­та­ци­он­ных ме­ха­низ­мов, воз­об­но­вив­ших свою ра­бо­ту по­сле кон­флик­та во­круг Укра­и­ны. О том, что ра­ду­ет и бес­по­ко­ит немец­ких пред­при­ни­ма­те­лей, ра­бо­та­ю­щих в Рос­сии, а так­же о том, изменится ли по­ли­ти­ка Бер­ли­на в от­но­ше­нии Моск­вы по­сле вы­бо­ров, по­сол Гер­ма­нии в РФ Рю­ди­гер фон Фрич рас­ска­зал кор­ре­спон­ден­ту ”Ъ“Елене Чер­нен­ко.

— Поз­во­ля­ет ли тот факт, что вла­сти ФРГ не об­ви­ня­ют Рос­сию во вме­ша­тель­стве в со­сто­яв­ши­е­ся на днях вы­бо­ры, на­де­ять­ся на улуч­ше­ние дву­сто­рон­них от­но­ше­ний? — Я счи­таю при­скорб­ным, что эта те­ма (вме­ша­тель­ства.— ” Ъ“) по­сто­ян­но вы­хо­дит на пер­вый план. С мо­ей точ­ки зре­ния, вни­ма­ния за­слу­жи­ва­ет преж­де все­го тот факт, что в Гер­ма­нии со­сто­я­лись успеш­ные, де­мо­кра­ти­че­ские вы­бо­ры и очень за­мет­но воз­рос­ла яв­ка, при­чем уже вто­рой раз под­ряд. И вы­бо­ры со­сто­я­лись при де­мо­кра­ти­че­ском кон­сен­су­се участ­ни­ков это­го про­цес­са.

Что ка­са­ет­ся вза­и­мо­от­но­ше­ний с Моск­вой: не хо­тел бы преду­га­ды­вать или пред­ска­зы­вать, ка­кой бу­дет по­ли­ти­ка сле­ду­ю­ще­го пра­ви­тель­ства ФРГ в от­но­ше­нии Рос­сии, но убеж­ден, что в ней пред­мет­но ни­че­го не изменится. И это хо­ро­шо.

— Се­год­ня в Бер­лине прой­дет за­се­да­ние стра­те­ги­че­ской ра­бо­чей груп­пы (СРГ) по во­про­сам эко­но­ми­ки и фи­нан­сов. Пра­виль­но ли я по­ни­маю, что по­доб­ные встре­чи, пре­ры­вав­ши­е­ся по­сле кон­флик­та во­круг Укра­и­ны, те­перь вновь ста­нут ре­гу­ляр­ны­ми? — По­след­нее за­се­да­ние СРГ со­сто­я­лось в ок­тяб­ре про­шло­го го­да в Москве. В 2014 го­ду дей­стви­тель­но про­изо­шел под­рыв всех до­го­во­рен­но­стей, ко­то­рых мы ра­нее до­стиг­ли друг с дру­гом и ко­то­рые долж­ны бы­ли со­блю­дать­ся. В этой си­ту­а­ции мы не мог­ли де­лать вид, что ни­че­го не про­изо­шло, у нас не мог­ло ид­ти ре­чи о том, что­бы про­дол­жать ве­сти business as usual. Эти со­бы­тия (в Кры­му и Дон­бас­се.— ”Ъ“) возы­ме­ли эф­фект, ко­то­рый от­ра­зил­ся на всех фор­ма­тах на­ше­го диа­ло­га. — О чем пой­дет речь на се­го­дняш­нем за­се­да­нии? — Стра­те­ги­че­ская ра­бо­чая груп­па предо­став­ля­ет плат­фор­му для об­суж­де­ния ин­ве­сти­ци­он­ных и ра­моч­ных усло­вий для гер­ман­ских и рос­сий­ских ком­па­ний с це­лью даль­ней­ше­го сти­му­ли­ро­ва­ния вза­им­ных ин­ве­сти­ций. Для нас здесь преж­де все­го важ­но, что­бы бы­ло услы­ша­но то, что за­бо­тит гер­ман­ский ма­лый и сред­ний биз­нес. Кро­ме то­го, в стра­те­ги­че­ской ра­бо­чей груп­пе об­суж­да­ют­ся осо­бо зна­чи­мые круп­ные про­ек­ты, ко­то­рые мо­гут стать ма­я­ка­ми в гер­ма­но-рос­сий­ских эко­но­ми­че­ских вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях. На­зо­ву для при­ме­ра вы­со­ко­ско­рост­ную ма­ги­страль Москва—Ка­зань, на уча­стие в за­пус­ке ко­то­рой пре­тен- ду­ют ве­ду­щие гер­ман­ские ком­па­нии. И на­ко­нец, ра­бо­чая груп­па предо­став­ля­ет воз­мож­ность осво­е­ния но­вых стра­те­ги­че­ских сфер со­труд­ни­че­ства — та­ких, как, на­при­мер, ди­ги­та­ли­за­ция, ко­то­рая на этот раз ста­нет ос­нов­ной те­мой за­се­да­ния. — Кто воз­гла­вит де­ле­га­ции в Бер­лине? — С гер­ман­ской сто­ро­ны статс-сек­ре­тарь Минэко­но­ми­ки Ма­ти­ас Мах­ник, а с рос­сий­ской — Алек­сей Груз­дев, за­ме­сти­тель ми­ни­стра эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия. — Недав­но пред­ста­ви­те­ли Рос­сий­ско-гер­ман­ской внеш­не­тор­го­вой па­ла­ты (ВТП) об­ра­ти­лись к вла­стям ФРГ и ЕС с прось­бой за­щи­тить ин­те­ре­сы сво­их чле­нов от воз­мож­ных нега­тив­ных по­след­ствий под­пи­сан­но­го пре­зи­ден­том США за­ко­на, поз­во­ля­ю­ще­го вво­дить санк­ции в от­но­ше­нии ев­ро­пей­ских ком­па­ний, со­труд­ни­ча­ю­щих с рос­сий­ски­ми госкор­по­ра­ци­я­ми и пред­при­я­ти­я­ми с госу­ча­сти­ем. Что мо­жет в свя­зи с этим пред­при­нять пра­ви­тель­ство ФРГ? — У ме­ня есть та­кое впе­чат­ле­ние, что пред­ста­ви­те­ли гер­ман­ской эко­но­ми­ки здесь в Рос­сии кон­ста­ти­ро­ва­ли то же са­мое, что до это­го кон­ста­ти­ро­ва­ло уже пра­ви­тель­ство ФРГ. А имен­но, что опре­де­лен­ные ре­ше­ния ад­ми­ни­стра­ции США — ко­то­рые, под­черк­ну, по­ка толь­ко об­суж­да­ют­ся, они еще не при­ня­ты — бу­дут иметь опре­де­лен­ный эф­фект не толь­ко для гер­ма­но-рос­сий­ских от­но­ше­ний, но и для дру­гих стран. Это вы­зы­ва­ет у нас се­рьез­ную оза­бо­чен­ность. Но по­сколь­ку эти ре­ше­ния еще окон­ча­тель­но не при­ня­ты, а лишь об­суж­да­ют­ся, мы — Ев­ро­пей­ский союз — ве­дем по это­му во­про­су тес­ный диа­лог с ад­ми­ни­стра­ци­ей США, по­то­му что во­про­са­ми тор­гов­ли за­ни­ма­ет­ся Ев­ро­пей­ская ко­мис­сия.

Пре­зи­дент США До­нальд Трамп при под­пи­са­нии под­го­тов­лен­но­го Кон­грес­сом за­ко­но­про­ек­та сде­лал важ­ную ого­вор­ку (в рам­ках так на­зы­ва­е­мо­го signing statement.— ” Ъ“): он на­сто­ял на том, что по­доб­ные ре­ше­ния (о вве­де­нии санк­ций в от­но­ше­нии ком­па­ний из ЕС.— ”Ъ“) тре­бу­ют кон­суль­та­ций с ев­ро­пей­ски­ми парт­не­ра­ми. Мы до­ве­ря­ем ему в этом, счи­та­ем, что так и долж­но де­лать­ся. — А как мо­гут немец­кие вла­сти по­ла­гать­ся на то, что Ев­ро­ко­мис­сия в диа­ло­ге с США за­сту­пит­ся за ин­те­ре­сы их биз­не­са, ес­ли о глав­ном про­ек­те, ко­то­рый мо­жет по­стра­дать от но­вых аме­ри­кан­ских санк­ций,— Nord Stream 2 — пред­ста­ви­те­ли ко­мис­сии не раз вы­ска­зы­ва­лись весь­ма кри­ти­че­ски? — Ваш во­прос ис­хо­дит из опре­де­лен­но­го ана­ли­за, ко­то­рый я раз­де­лить не мо­гу. У нас во мно­гих сфе­рах име­ют­ся об­щие ин­те­ре­сы, ко­то­рые мы за­кре­пи­ли в на­ших об­щих ев­ро­пей­ских до­го­во­рен­но­стях. Ев­ро­пей­ская ко­мис- сия при­ни­ма­ет ре­ше­ния кон­сен­сус­но, и мы ис­хо­дим из то­го, что она пред­став­ля­ет и за­щи­ща­ет ин­те­ре­сы всех го­су­дарств—чле­нов ЕС. — Боль­шин­ство немец­ких ком­па­ний оста­лись ра­бо­тать в Рос­сии, несмот­ря на на­блю­дав­ший­ся спад в рос­сий­ской эко­но­ми­ке и во­пре­ки санк­ци­ям. Оправ­да­лась ли та­кая так­ти­ка? — За пер­вое по­лу­го­дие 2017 го­да обо­рот тор­гов­ли меж­ду Гер­ма­ни­ей и Рос­си­ей вы­рос на 28%, объ­ем гер­ман­ских ин­ве­сти­ций в Рос­сии на­хо­дит­ся на ре­корд­ном уровне, и по­всю­ду слыш­на на­деж­да на то, что рост про­дол­жит­ся и в бу­ду­щем. И это спра­вед­ли­во: рос­сий­ская эко­но­ми­ка сно­ва рас­тет, и бла­го­да­ря успеш­ной де­неж­ной и фис­каль­ной по­ли­ти­ке по­ка­за­тель ин­фля­ции на­хо­дит­ся на наи­бо­лее низ­ком на­чи­ная с 1990-х го­дов уровне. Гер­ман­ские ком­па­нии це­нят та­кие ста­биль­ные мак­ро­эко­но­ми­че­ские усло­вия очень вы­со­ко.

Во вре­мя кри­зи­са они дей­стви­тель­но со­хра­ни­ли вер­ность рос­сий­ско­му рын­ку и не пы­та­лись сло­мя го­ло­ву по­ки­нуть стра­ну. Эта по­зи­ция ха­рак­тер­на для гер­ман­ско­го биз­не­са: ком­па­нии не стре­мят­ся за­ра­бо­тать в Рос­сии быст­рые день­ги, их цель — дол­го­сроч­ные, ста­биль­ные ин­ве­сти­ции. Тем са­мым в Рос­сии ими уже непо­сред­ствен­но бы­ло со­зда­но по­ряд­ка 100 тыс. ра­бо­чих мест.

И все же кое-что оста­ет­ся сде­лать. И в этот раз в рам­ках СРГ необ­хо­ди­мо бу­дет об­су­дить несколь­ко слу­ча­ев, в ко­то­рых, на наш взгляд, гер­ман­ские ком­па­нии столк­ну­лись с неспра­вед­ли­во­стью и не по­лу­чи­ли необ­хо­ди­мой пра­во­вой за­щи­ты. Мо­жет по­ка­зать­ся, что несколь­ко слу­ча­ев сре­ди бо­лее 5 тыс. пред­при­я­тий, ра­бо­та­ю­щих в Рос­сии,— это немно­го. Но в во­про­сах пра­во­вой за­щи­ты си­ту­а­ция скла­ды­ва­ет­ся так же, как и с ре­зи­но­вой обо­лоч­кой на­дув­ной лод­ки,— да­же неболь­шой по­рез мо­жет при­ве­сти к пла­чев­ным по­след­стви­ям. — Вы го­во­ри­те в том чис­ле про скан­дал с «Си­менс»? — Бес­по­кой­ство и неопре­де­лен­ность сре­ди ино­стран­ных ин­ве­сто­ров в РФ усу­гу­би­лись в свя­зи с тем фак­том, что да­же та­кая ра­бо­та­ю­щая во всем ми­ре ком­па­ния, как «Си­менс», ко­то­рая пред­став­ле­на здесь бо­лее 160 лет и со­зда­ла 3 тыс. ра­бо­чих мест, не мо­жет по­ло­жить­ся на пись­мен­ные и уст­ные обе­ща­ния. Ос­но­вой успеш­но­го биз­не­са яв­ля­ют­ся на­деж­ные до­го­во­ры. Мно­гое бу­дет по­став­ле­но на кон, ес­ли мы бо­лее не смо­жем по­ла­гать­ся на то, что усло­вия до­го­во­ров бу­дут со­блю­дать­ся или же их со­блю­де­ния мож­но бу­дет до­бить­ся че­рез суд. — «Мер­се­де­сы», по­став­ля­е­мые в Рос­сию из ФРГ че­рез рос­сий­ских ди­ле­ров, то­же на­вер­ня­ка по­па­да­ют в Крым. Чем это от­ли­ча­ет­ся от то­го, что про­изо­шло с тур­би­на­ми «Си­менс»? — В прин­ци­пе речь идет о том, что необ­хо­ди­мым усло­ви­ем для эко­но­ми­че­ской де­я­тель­но­сти яв­ля­ет­ся до­ве­рие. И в этом смыс­ле прин­ци­пи­аль­но­го раз­ли­чия меж­ду упо­мя­ну­ты­ми ва­ми при­ме­ра­ми нет. Каж­дый ин­ве­стор и эко­но­ми­че­ский парт­нер дол­жен иметь воз­мож­ность по­ла­гать­ся на то, что все за­клю­чен­ные до­го­во­рен­но­сти бу­дут со­блю­дать­ся. И лю­бой под­рыв это­го до­ве­рия мо­жет иметь очень нега­тив­ные по­след­ствия.

пол­ная вер­сия 12124

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.