Дмит­рий Бут­рин

Kommersant - - ДЕЛОВЫЕ НОВОСТИ - Уточ­ня­ет за­ме­сти­тель глав­но­го ре­дак­то­ра

Очень боль­шая часть но­ва­ций го­сре­гу­ли­ро­ва­ния, ко­то­рые по­на­ча­лу пред­став­ля­ют­ся ре­ше­ни­ем про­блем об­ще­на­ци­о­наль­ной важ­но­сти, на де­ле ока­зы­ва­ет­ся пре­уве­ли­чен­ной. На­при­мер, вве­де­ние в за­ко­но­да­тель­ство Рос­сии ин­сти­ту­та пер­со­наль­но­го банк­рот­ства, об­суж­де­ние ко­то­ро­го в 2012–2015 го­дах шло с тра­ги­че­ским над­ры­вом, про­дол­жа­ет раз­ви­вать­ся — на про­шлой неде­ле им при­шлось за­ни­мать­ся пра­ви­тель­ству, ко­то­рое по ито­гам об­суж­де­ния внес­ло в Го­с­ду­му за­ко­но­про­ект, из­ме­ня­ю­щий пер­спек­ти­вы ра­бо­ты в лич­ных банк­рот­ствах фи­нан­со­вых управ­ля­ю­щих. По тек­сту это­го за­ко­но­про­ек­та — по­пра­вок к Ко­дек­су об ад­ми­ни­стра­тив­ных пра­во­на­ру­ше­ни­ях — вид­но, на­сколь­ко бес­смыс­лен­ны­ми бы­ли дис­кус­сии о том, как пер­со­наль­ные банк­рот­ства из­ме­нят об­ще­ство, биз­нес и ед­ва ли не го­су­дар­ствен­ный строй.

Прак­ти­ка лич­ных банк­ротств в су­деб­ной си­сте­ме уже на­ра­бо­та­на — и вы­гля­дит стран­но. То­го, о чем бес­ко­неч­но спо­ри­ли сто­рон­ни­ки и про­тив­ни­ки ин­сти­ту­та — а имен­но ре­ше­ния про­блем сред­не­го клас­са, ак­тив­но поль­зу­ю­ще­го­ся кре­ди­та­ми, ко­то­рые по­тя­нут его в про­пасть,— в ней по­чти нет. «Бе­лые во­рот­нич­ки» не несут сда­вать в су­ды кре­дит­ные кар­ты и ав­то­мо­би­ли, сре­ди кли­ен­тов фи­нан­со­вых управ­ля­ю­щих их по­чти нет. Не­сколь­ко де­сят­ков круп­ных лич­ных банк­ротств, на­при­мер ис­то­рия Тель­ма­на Исма­и­ло­ва, на­про­тив, есть, но они боль­ше по­хо­жи на по­пыт­ки по­силь­ной ин­те­гра­ции эк­зо­ти­че­ско­го пра­во­во­го ин­сти­ту­та в за­щи­ту при биз­нес-кон­флик­тах, неже­ли на сце­ны, в ко­то­рых вла­де­лец круп­но­го со­сто­я­ния с кри­ка­ми «Я ра­зо­рен!» пы­та­ет­ся вы­прыг­нуть из ок­на небо­скре­ба, а юри­сты оста­нав­ли­ва­ют его от необ­ду­ман­но­го ша­га. Ос­нов­ная же мас­са банк­ротств свя­за­на с про­бле­ма­ми бед­ней­ших групп на­се­ле­ния во вза­и­мо­оот­но­ше­ни­ях с небан­ков­ски­ми фи­нан­со­вы­ми ор­га­ни­за­ци­я­ми. Пра­ви­тель­ство в по­яс­ни­тель­ной за­пис­ке к за­ко­но­про­ек­ту трез­во от­ме­ча­ет: та­кие банк­рот­ства ха­рак­тер­ны «незна­чи­тель­ным объ­е­мом кон­курс­ной мас­сы или да­же ее от­сут­стви­ем».

Но про­бле­ма, ре­ша­е­мая Бе­лым до­мом, слож­нее. Де­ло не в банк­ро­тах: су­ды в РФ с огром­ным тру­дом на­хо­дят в сре­де ар­бит­раж­ных управ­ля­ю­щих кан­ди­да­тов в фи­нан­со­вые управ­ля­ю­щие при пер­со­наль­ных банк­рот­ствах, хо­тя фик­си­ро­ван­ный го­но­рар для них уже по­вы­шен с 10 тыс. до 25 тыс. руб. за де­ло. Од­на из при­чин — с 2016 го­да при на­ру­ше­нии управ­ля­ю­щи­ми по­ряд­ка банк­ротств ми­ни­маль­ная план­ка штрафа со­став­ля­ет те же 25 тыс. руб. Это­го до­ста­точ­но, что­бы кан­ди­да­ты в фи­ну­прав­ля­ю­щие на­от­рез от­ка­зы­ва­лись ве­сти та­кие де­ла. За­ко­но­про­ек­том пра­ви­тель­ству при­хо­дит­ся сни­жать ми­ни­маль­ный штраф до 5 тыс. руб. Ка­кие уж тут про­цен­ты с кон­курс­ной мас­сы, на ко­то­рых, как пред­по­ла­га­лось, бу­дут за­ра­ба­ты­вать фи­ну­прав­ля­ю­щие, ес­ли для них, оче­вид­но, ак­ту­аль­ны рис­ки соб­ствен­но­го банк­рот­ства из-за штрафа в $500?

Ин­сти­тут пер­со­наль­ных банк­ротств, рас­счи­тан­ный на сред­ний класс, им не вос­тре­бо­ван — и не поз­во­ля­ет фи­нан­со­вым управ­ля­ю­щим за­ра­ба­ты­вать на бед­ных, для ко­то­рых он ак­туа­лен

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.