Кх­ме­ры за­щи­ты

На экра­нах фильм «Скай­лайн 2»

Kommersant - - КУЛЬТУРА -

В про­кат вы­шел фильм Лиа­ма О’Дон­нел­ла «Скай­лайн 2». Ус­лов­ный си­квел де­ше­во­го, ту­по­го и сер­ди­то­го филь­ма бра­тьев Штра­ус (2010) об ино­пла­не­тя­нах, кон­фис­ку­ю­щих моз­ги у жи­те­лей Лос-Ан­дже­ле­са, на­ве­ял Ми­ха­и­лу Тро­фи­мен­ко­ву слад­кие вос­по­ми­на­ния о ки­но его дет­ства.

На про­смот­ре «Скай­лай­на» я по­чув­ство­вал се­бя де­ся­ти­лет­ним маль­чи­ком в лет­нем ки­но­те­ат­ре ку­рорт­но­го Зе­ле­но­гор­ска, что под Ле­нин­гра­дом, се­ре­ди­ны 1970-х го­дов. Не то что­бы фильм на­по­ми­нал «Не­уло­ви­мых мсти­те­лей» или «Ле­ген­ду о ди­но­зав­ре» — все го­раз­до слож­нее. Де­ло в том, что в опре­де­лен­ные дни неде­ли зе­ле­но­гор­ский ки­но­ме­ха­ник под­да­вал, о чем все зна­ли и к че­му все бы­ли мо­раль­но го­то­вы, и пу­тал ча­сти филь­мов. Ес­ли это бы­ли ча­сти од­но­го филь­ма, зал не роп­тал и ре­кон­стру­и­ро­вал сю­жет ка­ко­го-ни­будь фран­цуз­ско­го де­тек­ти­ва пост­фак­тум, что да­же при­да­ва­ло ему до­пол­ни­тель­ную пре­лесть. Но бы­ва­ло и та­кое, что, про­кру­тив не­сколь­ко ча­стей услов­но­го «Транс­си­бир­ско­го экс­прес­са», он за­ря­жал в ап­па­рат ка­кую-ни­будь «Ги­бель Япо­нии». То­гда по­каз оста­нав­ли­ва­ли, ме­ха­ни­ка укла­ды­ва­ли спать, на сце­ну вы­хо­ди­ла ад­ми­ни­стра­тор, при­но­си­ла свои из­ви­не­ния и при­гла­ша­ла пуб­ли­ку — за те же день­ги — на про­смотр в дру­гой, трез­вый день.

Вот и где-то в на­ча­ле по­след­ней тре­ти «Скай­лай­на» за­бы­ва­ешь, что ки­но дав­но уже по­ка­зы­ва­ют не на плен­ке и не ча­стя­ми по де­сять ми­нут. Толь­ко что су­мрач­ный мент (Фр­энк Грил­ло) пре­ре­кал­ся на бор­ту ле­та­ю­щей та­рел­ки с су­ще­ством, ка­жет­ся при­ку­пив­шим на Хэл­ло­уин уце­нен­ный ко­стюм «чу­жо­го». Толь­ко что тре­бо­вал от него осво­бо­дить сво­е­го непу­те­во­го сы­на Трен­та (Джон­ни Уэ­с­тон) и по­ми­ло­вать бе­ре­мен­ную ва­го­но­во­жа­тую мет­ро Од­ри (Бо­я­на Но­ва­ко­вич), за­со­сан­ных на ле­та­ю­щую та­рел­ку при по­мо­щи ги­гант­ско­го све­то­во­го пы­ле­со­са. И ты го­тов по­бо­жить­ся, что ни на се­кун­ду не от­во­дил взгля­да от экра­на. Но Трент с Од­ри уже ло­мят­ся сквозь джунгли «зо­ло­то­го тре­уголь­ни­ка» Юго-Во­сточ­ной Азии. А на­пе­ре­рез им с ги­ка­ньем и сви­стом вы­бе­га­ют по­лу­го­лые бо­е­ви­ки опи­ум­ной ма­фии и на­чи­на­ют бить пят­ка­ми в лоб, при­го­ва­ри­вая что-то вро­де «чу­жие здесь не хо­дят». Ино­го объ­яс­не­ния се­му сну, кро­ме по­ли­нар­ко­ма­нии услов­но­го ки­но­ме­ха­ни­ка, най­ти невоз­мож­но.

Ко­гни­тив­ный дис­со­нанс длит­ся до­воль­но дол­го — до тех пор, по­ка ян­ки на­ко­нец не ока­жут­ся в хра­мо­вом ком­плек­се Анг­кор-Ват и не объ­яс­нят млад­ше­му ко­манд­но­му со­ста­ву нар­ко­ма­фии, что во­все не со­би­ра­лись на­ру­шать их прай­ве­си, а во всем ви­но­ва­ты ино­пла­не­тяне. А муд­рые во­сточ­ные лю­ди за­ки­ва­ют со­глас­но го­ло­ва­ми и ска­жут, что в кур­се, толь­ко не на­до так нерв­ни­чать, по­то­му что ни­ка­кой это не апо­ка­лип­сис, как по­ка­за­лось глу­пым бе­лым лю­дям, а пу­стя­ки, де­ло жи­тей­ское. Де­с­кать, что вы зна­е­те об апо­ка­лип­си­се, вот у нас был апо­ка­лип­сис так апо­ка­лип­сис 40 лет на­зад, ко­гда нас бом­би­ли.

Тут в го­ло­ву за­кра­ды­ва­ет­ся но­вая — сто­я­щая вер­сии об уку­рен­ном ме­ха­ни­ке — вер­сия о жан­ро­вой при­ро­де филь­ма. Кам­бод­жий­цы яв­но име­ют в ви­ду ад­ские бом­беж­ки, ко­то­рым США под­вер­га­ли в рам­ках необъ­яв­лен­ной вой­ны их ней­траль­ную ро­ди­ну в кон­це 1960-х — на­ча­ле 1970-х го­дов. Не ина­че, О’Дон­нелл кон­тра­бан­дой про­тас­ки­ва­ет ан­ти­им­пе­ри­а­ли­сти­че­скую про­па­ган­ду, а «Скай­лайн» — ме­та­фо­ра ме­та­фи­зи­че­ской ме­сти тре­тье­го ми­ра аме­ри­кан­ской во­ен­щине, ма­те­ри­а­ли­за­ция меч­ты «про­кля­тьем за­клей­мен­ных» о том, что­бы Шта­ты ис­пы­та­ли на сво­ей шку­ре все те кош­ма­ры, на ко­то­рые об­рек­ли их.

Хо­тя, ско­рее все­го, все го­раз­до про­ще. В свое вре­мя был со­став­лен рей­тинг худ­ших филь­мов в ис­то­рии ки­но. Пер­вое ме­сто в нем с ко­лос­саль­ным от­ры­вом за­нял фильм Уи­лья­ма Бо­дай­на «Джес­си Джемс встре­ча­ет дочь Фран­кен­штей­на» (1966), немыс­ли­мым об­ра­зом сов­ме­стив­ший ми­фо­ло­гию ве­стер­на с ми­фо­ло­ги­ей филь­мов ужа­сов. Оба жан­ра пе­ре­жи­ва­ли то­гда, мяг­ко го­во­ря, нелуч­шие вре­ме­на, и фильм Бо­дай­на ка­зал­ся их груп­по­вой пред­смерт­ной су­до­ро­гой. Не сто­ит ли оце­нить «Скай­лайн» как су­до­ро­гу филь­мов бо­е­вых ис­кусств и кос­ми­че­ских ужа­сов? Или как ре­ве­ранс обо­жа­е­мо­му Та­ран­ти­но жан­ру грайн­д­ха­ус? Во вся­ком слу­чае, эпи­лог «Скай­лай­на» по­ра­зи­тель­но на­по­ми­на­ет анонс несня­то­го филь­ма Ро­бер­то Род­ри­ге­са, в ко­то­ром тот гро­зил­ся от­пра­вить сво­е­го Ма­че­те уби­вать в от­кры­тый кос­мос.

Апо­фе­оз — фи­наль­ная схват­ка добра со злом. Устав гро­моз­дить ку­чу ква­зи­на­уч­но­фан­та­сти­че­ских бла­го­глу­по­стей о том, как по­бе­дить ино­пла­не­тян, кам­бод­жий­ская брат­ва всту­па­ет с ар­ми­ей при­шель­цев вру­ко­паш­ную. И тут вы­яс­ня­ет­ся, что про­тив ло­ма — точ­нее го­во­ря, про­тив ма­ва­си-ге­ри — нет при­е­ма. И, ес­ли ото­рвать ма­сте­ру бо­ев без пра­вил ру­ки, его убой­ной си­лы не убу­дет, по­ка ему не ото­рвут но­ги. Но в та­ком слу­чае за­чем бы­ло та­щить­ся ку­да-то в Анг­кор? Не про­ще ли бы­ло Мар­ку, поль­зу­ясь про­фес­си­о­наль­ны­ми свя­зя­ми, клик­нуть лос-ан­дже­лес­ских па­ца­нов с рай­о­на — от «чу­жих» не от­хо­дя от кас­сы по­ле­те­ли бы клоч­ки по за­ко­улоч­кам.

Не ина­че, О’Дон­нелл кон­тра­бан­дой про­тас­ки­ва­ет ан­ти­им­пе­ри­а­ли­сти­че­скую про­па­ган­ду, а «Скай­лайн» — ме­та­фо­ра ме­та­фи­зи­че­ской ме­сти тре­тье­го ми­ра аме­ри­кан­ской во­ен­щине

ФО­ТО BEYOND THE MOTHERSHIP

«Скай­лайн 2» вы­гля­дит пред­смерт­ной су­до­ро­гой двух жан­ров ра­зом — и филь­мов о бо­е­вых ис­кус­ствах, и кос­ми­че­ских ужа­сти­ков

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.