Фа­б­ри­ка ре­аль­но­сти

На Рим­ском ки­но­фе­сти­ва­ле тор­же­ству­ет Гол­ли­вуд

Kommersant - - КУЛЬТУРА - Ан­дрей Пла­хов.

XII Рим­ский меж­ду­на­род­ный ки­но­фе­сти­валь пред­ста­вил боль­шую про­грам­му зри­тель­ских и по­тен­ци­аль­но ос­ка­ров­ских хи­тов. С ней зна­ко­мит­ся

Не­смот­ря на под­рост­ко­вый воз­раст (а мо­жет, имен­но в си­лу это­го), Рим­ский фе­сти­валь уже неод­но­крат­но ме­нял свою фор­му­лу. Ини­ци­и­ро­ван­ный в свое вре­мя то­гдаш­ним мэ­ром ита­льян­ской сто­ли­цы Валь­те­ром Вель­тро­ни, он с са­мо­го на­ча­ла пре­льщал и од­но­вре­мен­но раз­дра­жал сво­и­ми ин­фан­тиль­ны­ми ам­би­ци­я­ми. На сце­ну для пря­мо­го диа­ло­га с пуб­ли­кой од­на за дру­гой «при­зем­ля­лись» звез­ды: Ни­коль Кид­ман сме­ня­ла Ро­бер­та Де Ни­ро, а ее — Лео­нар­до Ди Ка­прио. Этот звез­до­пад на­ме­кал на то, что Рим чуть ли не пы­та­ет­ся кон­ку­ри­ро­вать с Ве­не­ци­ей — гранд-да­мой фе­сти­валь­но­го дви­же­ния — на той же са­мой ита­льян­ской тер­ри­то­рии и в том же са­мом предо­с­ка­ров­ском сезоне. Что бы­ло и са­мо­на­де­ян­но, и не вполне ре­а­ли­стич­но.

Имен­но то­гда скан­даль­ный ак­ци­о­нист Гра­ци­а­но Чек­ки­ни окра­сил кро­ва­во-крас­ной крас­кой во­до­ем фон­та­на Тре­ви, па­мят­но­го по­ми­мо про­че­го ле­ген­дар­ной ноч­ной сце­ной из «Слад­кой жиз­ни» Фе­де­ри­ко Фел­ли­ни. Це­лью бы­ло при­влечь вни­ма­ние к кор­руп­ции в Веч­ном го­ро­де, а ед­ва ли не глав­ной ми­ше­нью ока­зал­ся но­во­рож­ден­ный Рим­ский ки­но­фе­сти­валь с его «непо­мер­ным» бюд­же­том в €15 млн. Сей­час, спу­стя де­сять лет, Чек­ки­ни опять окра­сил фон­тан, но, хоть но­вая ан­ти­кор­руп­ци­он­ная ак­ция сов­па­ла с от­кры­ти- ем фе­сти­ва­ля, о ней по­чти не упо­ми­на­ли. Фе­сти­валь­ный бюд­жет за эти го­ды зна­чи­тель­но ужал­ся, ре­кла­мы в го­ро­де прак­ти­че­ски неза­мет­но. Од­на­ко пуб­ли­ка ма­ло-по­ма­лу при­вык­ла к ок­тябрь­ско­му ки­но­со­бы­тию и охот­но ез­дит на про­смот­ры в не са­мый близ­кий ко­нец Ри­ма. При­жи­лась и тра­ди­ция жи­во­го об­ще­ния со зна­ме­ни­то­стя­ми, ге­ро­я­ми фе­сти­валь­ной руб­ри­ки «Близ­кие встре­чи». При­чем это не толь­ко звез­ды-ак­те­ры Кри­стоф Вальц, Джейк Джил­лен­хол, Ва­нес­са Ред­грейв, Иэн Мак­кел­лен, но и ком­по­зи­тор Май­кл Най­ман, пи­са­тель Чак Па­ла­ник, ре­жис­се­ры Кса­вье До­лан, Нан­ни Мо­рет­ти и сам Дэ­вид Линч, ко­то­ро­му вру­ча­ют по­чет­ный приз за ка­рье­ру.

От­да­вая дань на­ци­о­наль­ной ита­льян­ской ки­но­ин­ду­стрии и со­сед­ней фран­цуз­ской, здесь все же не скры­ва­ют люб­ви к Гол­ли­ву­ду. Фе­сти­валь от­крыл­ся ве­стер­ном Скот­та Ку­пе­ра «Не­дру­ги» с Кри­сти­а­ном Бей­лом в ро­ли ка­ва­ле­рий­ско­го офи­це­ра, ко­то­ро­го судь­ба сво­дит с во­ждем крас­но­ко­жих ко­ман­чей в об- сто­я­тель­ствах, по­буж­да­ю­щих пе­ре­смот­реть «об­раз вра­га» и да­же об­на­ру­жить за­чат­ки со­вре­мен­но­го гу­ма­ни­тар­но-по­лит­кор­рект­но­го мыш­ле­ния. Его, как пра­ви­ло, без тру­да мож­но отыс­кать в аме­ри­кан­ских филь­мах — осо­бен­но ес­ли они сле­ду­ют во­ца­рив­шей­ся мо­де на нон-фик­шен и ли­бо от­тал­ки­ва­ют­ся от ре­аль­ных со­бы­тий, ли­бо пря­мо ос­но­вы­ва­ют­ся на них.

В то же вре­мя чем силь­нее ре­жис­сер, тем оче­вид­нее он пре­одо­ле­ва­ет конъ­юнк­ту­ру и ло­ма­ет сте­рео­ти­пы. Это в пол­ной ме­ре от­но­сит­ся к Кэтрин Би­ге­лоу, чей жест­кий и бес­ком­про­мисс­ный «Дет­ройт» по­свя­щен по­ли­цей­ской рас­пра­ве над участ­ни­ка­ми негри­тян­ских про­те­стов 1967 го­да. И к Ри­чар­ду Лин­клей­те­ру, без вся­ко­го на­жи­ма со­еди­нив­ше­му в од­ном ка­мер­ном, по­чти ин­тим­ном сю­же­те дра­мы ве­те­ра­нов вьет­нам­ской вой­ны и од­но­го из их по­том­ков, по­стра­дав­ше­го в Ира­ке. И да­же к Дэ­ви­ду Гор­до­ну Гри­ну: его фильм «Силь­нее» рас­ска­зы­ва­ет о Джеф­фе Ба­у­мане, ли­шив­шем­ся ног в ре­зуль­та­те тер­ак­та на Бо­стон­ском ма­ра­фоне, но об­рет­шем вза­мен ту внут­рен­нюю опо­ру, ко­то­рая поз­во­ли­ла ему не про­сто вы­жить, а стать бо­лее со­вер­шен­ным и счаст­ли­вым че­ло­ве­ком.

Ори­ен­ти­ры Рим­ско­го фе­сти­ва­ля в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни сов­па­да­ют с гол­ли­вуд­ски­ми, и тут нет ре­ши­тель­но ни­че­го пло­хо­го. Во­пло­тив­ший­ся в ге­роя филь­ма «Силь­нее» Джейк Джил­лен­хол по­чти на­вер­ня­ка будет пре­тен­до­вать на «Оскар». А в жен­ской но­ми­на­ции име­ет непло­хой шанс ока­зать­ся Мар­го Роб­би, сыг­рав­шая фи­гу­рист­ку То­ню Хар­динг в филь­ме ре­жис­се­ра Крей­га Гил­лес­пи «Я, То­ня». Не­за­у­ряд­ная спортс­мен­ка во­шла в ис­то­рию не толь­ко как пер­вая аме­ри­кан­ка, вы­пол­нив­шая еще в юном воз­расте трой­ной ак­сель, но пре­жде все­го как со­участ­ни­ца бан­дит­ско­го на­па­де­ния, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го по­стра­да­ла, ед­ва не фа­таль­но, ее кон­ку­рент­ка Нэн­си Кер­ри­ган. Хо­тя юри­сты по­ста­ви­ли в этой без­об­раз­ной ис­то­рии 1994 го­да жир­ную точ­ку, в ней оста­лось мно­го неяс­но­го, од­на­ко ав­то­ры филь­ма не вы­сту­па­ют в жан­ре рас­сле­до­ва­ния и ни­ко­го не су­дят, пред­по­чи­тая вос­про­из­ве­сти эмо­ци­о­наль­ную атмосферу, со­ци­аль­ный фон и ха­рак­те­ры пер­со­на­жей.

Эти ха­рак­те­ры ока­зы­ва­ют­ся да­ле­ко не од­но­знач­ны­ми: да­же мать То­ни в ис­пол­не­нии Эл­ли­сон Джен- ни — за­вист­ли­вая и тще­слав­ная ме­ге­ра. Тем бо­лее это от­но­сит­ся к му­жу ге­ро­и­ни, отъ­яв­лен­но­му пси­хо­па­ту Джеф­фу (Се­бастьян Ст­эн). Все они по­рож­де­ния Аме­ри­ки ред­не­ков — с за­ни­жен­ной са­мо­оцен­кой, жгу­чи­ми ком­плек­са­ми и зыб­кой мо­ра­лью. То­ня ро­дом из этой сре­ды; при оче­вид­ном та­лан­те, ви­таль­ной энер­гии и тех­ни­че­ском блес­ке ее ле­до­вых шоу она не удо­вле­тво­ря­ет тре­бо­ва­ни­ям спор­тив­но­го гла­му­ра — и по­то­му с са­мо­го на­ча­ла ока­зы­ва­ет­ся бе­лой во­ро­ной, «вы­род­ком», «мон­стром». Па­ра­док­саль­ным об­ра­зом она при­хо­дит в со­гла­сие с со­бой имен­но то­гда, ко­гда в рас­цве­те мо­ло­до­сти ру­шат­ся ее лич­ная жизнь и карьера.

Смот­ря та­кие филь­мы, как «Я, То­ня», осо­бен­но ост­ро ощу­ща­ешь, нас­коль­ко ане­мич­но в срав­не­нии с ни­ми боль­шин­ство ев­ро­пей­ских ки­но­лент, да­же от­но­ся­щих­ся к ка­те­го­рии так на­зы­ва­е­мых ка­че­ствен­ных. И ре­жис­сер Крейг Гил­лес­пи, и ак­три­са Мар­го Роб­би ро­дом из Ав­стра­лии — и это то­же мно­гое объ­яс­ня­ет. Объ­яс­ня­ет ин­тен­сив­ность про­жи­ва­ния каж­до­го мо­мен­та, неве­ро­ят­ную на­сы­щен­ность изоб­ра­же­ния, ко­гда пер­вый план ока­зы­ва­ет­ся настоль­ко мощ­ным, что уже как бы не тре­бу­ет­ся вто­рой, а ре­аль­ность на гла­зах пре­об­ра­зу­ет­ся в сверх­ре­аль­ность. Ну а гол­ли­вуд­ские спе­ци­а­ли­сты от­вет­ствен­ны за ве­ли­ко­леп­ные мон­таж­ные эф­фек­ты съе­мок на льду: в ре­зуль­та­те толь­ко в са­мом кон­це филь­ма мы на­чи­на­ем от­де­лять ис­пол­ни­тель­ни­цу от ге­ро­и­ни, и это же от­но­сит­ся к осталь­ным пер­со­на­жам и ак­те­рам. Мир до­ку­мен­таль­ный и вы­мыш­лен­ный, на­сто­я­щий и ки­не­ма­то­гра­фи­че­ский вгля­ды­ва­ют­ся друг в дру­га и всту­па­ют в на­пря­жен­ный диа­лог.

«Дет­ройт» Кэтрин Би­ге­лоу бес­ком­про­мисс­но рас­ска­зы­ва­ет о бы­лых по­ли­цей­ских рас­пра­вах над про­те­сту­ю­щи­ми негра­ми ФО­ТО ASCOT ELITE

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.