Искрен­нее же­ла­ние ви­деть друг дру­га еще и еще

Хо­ро­шо пом­ню, как пе­ред от­кры­ти­ем фе­сти­ва­ля ки­ну­лись мы счи­тать, в нетер­пе­нии пе­ре­ли­сты­вая га­зет­ные стра­ни­цы, сколь­ко же стран при­шлют де­ле­га­ции к нам в Моск­ву, и по­лу­ча­лось - бо­лее 130!

Komsomolskaya Pravda Moscow Edition - - ОФИЦИАЛЬНО -

Это на­пол­ня­ло нас ра­дост­ным изум­ле­ни­ем: едут - зна­чит, ува­жа­ют, хо­тят с на­ми зна­ко­мить­ся и с на­ми быть. И эта мысль то­же гре­ла. А мы? Нам по два­дцать лет в 1957 го­ду ис­пол­ни­лось, мы толь­ко что окон­чи­ли пер­вый курс ин­сти­ту­та - и весь мир на­ка­нуне от­кры­тия фе­сти­ва­ля как бы рас­па­хи­вал­ся, ста­но­вил­ся яр­че, свет­лее. И весь мир наш! И еще от­то­го свет­лее, что на­ка­нуне - и го­да не про­шло - про­нес­лись та­кие со­бы­тия, ко­то­рые об­да­ли нас об­жи­га­ю­щим вет­ром… ХХ съезд КПСС, по­том по­ста­нов­ле­ние ЦК КПСС «О пре­одо­ле­нии куль­та лич­но­сти и его по­след­ствий», мы все как один бы­ли оше­лом­ле­ны... Сле­дом - вос­ста­ние в Вен­грии, ко­то­рое го­ло­са из-за буг­ра на­зы­ва­ли «на­род­ным вос­ста­ни­ем про­тив ком­му­ни­сти­че­ско­го ре­жи­ма»...

И вдруг - ФЕС-ТИ-ВАЛЬ! В ин­сти­ту­те все бук­валь­но вверх дном, все ку­да-то спе­шат, во­круг ра­дост­ные ли­ца. Стран­но и непри­выч­но - с 1945 го­да, со Дня По­бе­ды не бы­ло у нас та­ких ощу­ще­ний. И хо­тя в каж­дом рай­оне Моск­вы шел свой фе­сти­валь, но 28 июля на­род все рав­но ки­нул­ся в эпи­центр со­бы­тий.

В цен­тре Моск­вы - празд­нич­ное, пест­рое кру­же­ние на­ро­да. Вме­сте с мо­им школь­ным то­ва­ри­щем Ге­ны­чем Теп­ло­вым мы ока­за­лись воз­ле Крым­ско­го мо­ста, у стан­ции мет­ро «Парк куль­ту­ры»-коль­це­вая.

Вот со сто­ро­ны Зу­бов­ской пло­ща­ди по­ка­за­лась раз­но­цвет­ная ко­лон­на безум­но яр­ко рас­кра­шен­ных гру­зо­ви­ков, в ку­зо­вах ко­то­рых тан­це­ва­ли, ра­дост­но при­вет­ствуя нас, та­кие же раз­но­цвет­ные го­сти - всех цве­тов и от­тен­ков ко­жи. Они бы­ли в сво­их на­ци­о­наль­ных одеж­дах - и в гла­зах у нас про­сто свер­би­ло от та­ко­го раз­но­цве­тья. У мно­гих в ру­ках бы­ли на­род­ные му­зы­каль­ные ин­стру­мен­ты - и все это ду­де­ло, сви­сте­ло, тре­ща­ло. Мно­гие пе­ли.

По­том тор­же­ствен­ное от­кры­тие фе­сти­ва­ля в «Луж­ни­ках», несмет­ная стая го­лу­бей, взмыв­шая в небо... А ве­че­ром - са­лют, ули­цы и пло­ща­ди, за­пру­жен­ные ра­дост­ным лю­дом, сти­хий­но воз­ни­ка­ю­щие оча­ги во­круг ко­го-ни­будь из го­стей, тут же - пес- ни, тан­цы. Ра­дост­ное ко­ло­вра­ще­ние, и ча­сто, как бы из­да­ле­ка, до­но­си­лись зву­ки «Под­мос­ков­ных ве­че­ров».

Москва в те дни гу­де­ла по но­чам до утра, а с рас­све­том все на­чи­на­лось сыз­но­ва. На всех эст­ра­дах уже с утра про­хо­ди­ли вы­ступ­ле­ния ар­ти­стов, лю­ди зна­ко­ми­лись, во­оду­шев­лен­но об­ме­ни­ва­лись ад­ре­са­ми, буд­то бы со­би­ра­лись вско­ре от­пра­вить­ся в го­сти друг к дру­гу и по­ни­мая, ко­неч­но же, что не бу­дет это­го ни­ко­гда, но искрен­нее же­ла­ние ви­деть друг дру­га еще и еще - все это бы­ло…

Фе­сти­валь оста­вил по­сле се­бя ощу­ще­ние но­вой жиз­ни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.