Пер­вым спут­ник услы­шал Пуш­кин

60 лет на­зад Со­вет­ский Со­юз от­крыл кос­ми­че­скую эру че­ло­ве­че­ства.

Komsomolskaya Pravda - - Из истории современности - Алек­сандр МИЛКУС

Он все­го лишь пе­ре­да­вал про­стень­кие сиг­на­лы «бип-бип-бип». Но имен­но первый ис­кус­ствен­ный спут­ник Зем­ли, за­пу­щен­ный 4 ок­тяб­ря 1957 го­да, из­ме­нил мир. За эти шесть­де­сят лет на ор­би­ту от­пра­ви­лось боль­ше ше­сти ты­сяч объ­ек­тов. Се­год­ня можно смот­реть спут­ни­ко­вое те­ле­ви­де­ние в лю­бой точ­ке ми­ра, зво­нить по спут­ни­ко­во­му те­ле­фо­ну, на­де­ять­ся на спа­се­ние, ес­ли по­па­дешь в бе­ду в от­кры­том мо­ре, про­кла­ды­вать путь по на­ви­га­то­ру, от­сле­жи­вать по­жа­ры и та­я­ние лед­ни­ков.

Геор­гий Ро­ма­но­вич Успен­ский и се­год­ня на пен­сию не со­би­ра­ет­ся. Ему 85 лет. Он зам­на­чаль­ни­ка ком­плек­са Цен­траль­но­го на­уч­но-ис­сле­до­ва­тель­ско­го ин­сти­ту­та ма­ши­но­стро­е­ния (ЦНИИ­маш - глав­ное на­уч­ное учре­жде­ние «Рос­кос­мо­са»). О том, как го­то­вил­ся за­пуск и как ловили сиг­нал пер­во­го спут­ни­ка, рас­ска­зы­ва­ет ар­ти­стич­но, в ли­цах: «У ме­ня слов­но ки­но пе­ред гла­за­ми про­плы­ва­ет».

- Ко­гда я учил­ся в шко­ле, се­рьез­но ин­те­ре­со­вал­ся аст­ро­но­ми­ей, - рас­ска­зы­ва­ет Геор­гий Ро­ма­но­вич. - По­это­му по­сту­пил в МВТУ име­ни Ба­у­ма­на, зная, что там го­то­вят спе­ци­а­ли­стов для ра­кет­но-кос­ми­че­ской тех­ни- ки. Окон­чил ин­сти­тут в 1955 го­ду, по рас­пре­де­ле­нию по­пал в НИИ-4 в Бол­ше­ве. Этот во­ен­ный ин­сти­тут за­ни­мал­ся рас­че­та­ми для бал­ли­сти­че­ских ра­кет. По ини­ци­а­ти­ве Ми­ха­и­ла Клав­ди­е­ви­ча Ти­хо­нра­во­ва там со­бра­ли груп­пу «фан­та­зе­ров». Они про­ду­мы­ва­ли ре­ше­ние про­блем, ко­то­рые мо­гут воз­ник­нуть в кос­ми­че­ских по­ле­тах. Си­де­ли в од­ной боль­шой ком­на­те и вре­мя от вре­ме­ни, ко­гда при­хо­дил Ти­хо­нра­вов, шум­но спо­ри­ли: че­ло­ве­ка нель­зя от­прав­лять в кос­мос - он сго­рит, ко­гда бу­дет спус­кать­ся на Зем­лю; в неве­со­мо­сти его раз­ду­ет или разо­рвет на ча­сти; ра­ди­а­ция его по­гу­бит… Ино­гда на кри­ки за­гля­ды­ва­ли со­труд­ни­ки из дру­гих от­де­лов, кру­ти­ли паль­цем у вис­ка и ти­хо дверь при­кры­ва­ли.

Ме­ня опре­де­ли­ли в груп­пу бал­ли­сти­ков к недав­но за­щи­тив­ше­му дис­сер­та­цию кан­ди­да­та тех­ни­че­ских на­ук Кон­стан­ти­ну Пет­ро­ви­чу Феок­ти­сто­ву, бу­ду­ще­му кос­мо­нав­ту. Он был стар­ше ме­ня все­го лет на шесть. Го­то­вясь стать кос­мо­нав­том, он уже то­гда пры­гал с па­ра­шю­том.

- Кос­мо­нав­том? В 1955 го­ду?!

- Он счи­тал, что это слу­чит­ся ско­ро. И ко­гда в 1957 го­ду с по­ли­го­на Тю­ра-Там (по­том он стал на­зы­вать­ся кос­мо­дро­мом Ин­же­нер Геор­гий Успен­ский в 1957 го­ду. Бай­ко­нур. - Авт.) бы­ла за­пу­ще­на бал­ли­сти­че­ская ра­ке­та Р-7 и по­па­ла в цель на по­ли­гоне на Кам­чат­ке, ста­ло по­нят­но, что у нас есть но­си­тель для за­пус­ка спут­ни­ка на ор­би­ту.

И тут уже из­ме­ни­лось от­но­ше­ние к груп­пе «фан­та­зе­ров» Ти­хо­нра­во­ва. Они сроч­но под­го­то­ви­ли че­ты­ре от­че­та, где рас­смат­ри­ва­лись во­про­сы вы­ве­де­ния на ор­би­ту спут­ни­ка и - да, пред­ставь­те се­бе, - пи­ло­ти­ру­е­мо­го ко­раб­ля! В 1956-м часть этой ко­ман­ды ушла в ОКБ-1 к Сер­гею Пав­ло­ви­чу Ко­ро­ле­ву. А я - в ла­бо­ра­то­рию Павла Ефи­мо­ви­ча Элья­с­бер­га. За­ня­лись рас­че­том бал­ли­сти­ки по­ле­та спут­ни­ка.

- Вы ска­за­ли, что ра­ке­ту Р-7 успеш­но ис­пы­та­ли в ав­гу­сте 1957 го­да. А спут­ник за­пу­сти­ли в ок­тяб­ре. Два ме­ся­ца про­шло!

- Лю­ди сут­ка­ми не по­ки­да­ли ра­бо­чих мест, спа­ли на рас­кла­душ­ках в ко­ро­лёв­ском КБ! Но и первый спут­ник, ко­неч­но, был весь­ма про­стой по на­чин­ке… В него по­ста­ви­ли дат­чик, ко­то­рый ну­жен для ис­сле­до­ва­ния - как ра­дио­вол­ны про­хо­дят че­рез ат­мо­сфе­ру. То­гда да­же это­го не зна­ли.

- Я чи­тал, что спут­ник во­об­ще-то ну­жен был, что­бы в раз­гар хо­лод­ной вой­ны по­ка­зать су­по­ста­там, что у нас есть ра­ке­та, ко­то­рая мо­жет ядер­ный за­ряд до­не­сти в лю­бую точ­ку.

- Здесь след­ствие спу­та­но с при­чи­ной. Ко­гда за­пус­ка­ли спут­ник, име­ли толь­ко од­ну цель: от­крыть но­вую эру ци­ви­ли­за­ции - кос­ми­че­скую. Ко­гда ра­ке­та стрель­ну­ла по Кам­чат­ке, ста­ло яс­но, что она спо­соб­на до­ста­вить го­лов­ную часть ку­да угод­но. А вот то, что ап­па­рат мо­жет по­ки­нуть по­верх­ность Зем­ли и вый­ти на ор­би­ту, бы­ло но­вым.

В мо­ем НИИ-4 со­зда­ли первый Центр на­блю­де­ния и опре­де­ле­ния ор­би­ты кос­ми­че­ско­го ап­па­ра­та, - вспо­ми­на­ет Успен­ский. - Центр, ко­неч­но, не управ­лял спут­ни­ком. Это бы­ло невоз­мож­но. Центр дол­жен был от­сле­жи­вать его по­лет, про­счи­ты­вать ор­би­ту и пе­ре­да­вать ко­ор­ди­на­ты, что­бы лю­ди во всем ми­ре с по­мо­щью би­нок­лей, те­ле­ско­пов уви­де­ли, как спут­ник про­ле­та­ет у них над го­ло­вой.

Центр был на третьем эта­же. Из ак­то­во­го за­ла вы­нес­ли все сту­лья, по­ста­ви­ли сто­лы с зе­ле­ны­ми ска­тер­тя­ми. За ни­ми си­де­ли свя­зи­сты, гео­фи­зи­ки. И я там си­дел. А на неко­ем воз­вы­ше­нии в од­ном кон­це за­ла в крес­ле си­дел мар­шал Не­де­лин (в то вре­мя зам­ми­ни­стра обо­ро­ны СССР. - Авт.)… Все при­бли­жен­ные сто­я­ли сза­ди или сбо­ку не бли­же трех мет­ров. В дру­гом кон­це за­ла раз­ме­сти­лись че­ты­ре ка­би­ны с те­ле­фо­на­ми для свя­зи с пунк­та­ми про­ти­во­ра­кет­ной обо­ро­ны.

Пуск дол­жен был со­сто­ять­ся 3 ок­тяб­ря, но что-то не по­лу­чи­лось.

А как убе­дить­ся, что спут­ник вы­шел на ор­би­ту? Все жда­ли звон­ков от стан­ций ПРО о том, что за­сек­ли ле­тя­щий ап­па­рат. Зво­нок. Де­жур- ный ка­пи­тан свя­зи - бе­гом к буд­ке. В труб­ке со­об­ще­ние:

- Есть за­сеч­ка (то есть за­сек­ли спут­ник. - Авт.). До­кла­ды­ва­ет лей­те­нант Пуш­кин! Ка­пи­тан: - Прав­да за­сек­ли? - Так точ­но. Я - лей­те­нант Пуш­кин.

- Брось­те шу­тить, офи­цер. Как ва­ша фа­ми­лия? - Пуш­кин! Ка­пи­тан стро­е­вым ша­гом по­то­пал к Не­де­ли­ну:

- То­ва­рищ Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за, про­из­ве­де­на за­сеч­ка од­ним из пунк­тов ПРО спут­ни­ка.

Не­де­лин встал, за­стег­нул­ся, до­стал из кар­ман­чи­ка ча­сы на длин­ной це­поч­ке, по­смот­рел на вре­мя и по­шел по за­лу по­здрав­лять со­брав­ших­ся. При­бли­зил­ся к сто­лу, где си­дел Элья­с­берг. А тот на него - ноль вни­ма­ния. Кто-то на­кло­нил­ся к уху офи­це­ра:

- Мар­шал Не­де­лин пе­ред ва­ми….

Па­вел Ефи­мо­вич от­мах­нул­ся:

- Не ме­шай­те ра­бо­тать! - и про­дол­жил кру­тить руч­ку счет­ной ма­шин­ки.

На сле­ду­ю­щее утро в центр вры­ва­ет­ся Ко­ро­лев. Как все­гда, в шля­пе, паль­то и немнож­ко на­бы­чив­шись. За ним то­па­ет его зам Ва­си­лий Ми­шин и си­я­ет во все 32 зу­ба. Ко­ро­лев о чем-то по­шеп­тал­ся с мар­ша­лом, и они ушли.

По­том был вто­рой спут­ник, по­том с со­бач­ка­ми на бор­ту, и пошло-по­еха­ло! Мень­ше чем че­рез че­ты­ре го­да в кос­мос по­ле­тел Юрий Га­га­рин.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.