За что во­ю­ют и по­ги­ба­ют в XXI ве­ке «част­ные» рус­ские сол­да­ты

Komsomolskaya Pravda - - Портрет - Алек­сандр КОЦ

По­чти ме­сяц на­зад двое граждан Рос­сии Гри­го­рий Цур­ка­ну и Ро­ман За­бо­лот­ный по­па­ли в плен к бо­е­ви­кам ИГИЛ (за­пре­щен­ная в РФ ор­га­ни­за­ция). На ви­део­за­пи­си, опуб­ли­ко­ван­ной тер­ро­ри­ста­ми, Ро­ман рас­ска­зы­ва­ет, что про­изо­шло это в про­вин­ции Дейр-эз-Зор, где при под­держ­ке рос­сий­ских ВКС ве­дут на­ступ­ле­ние пра­ви­тель­ствен­ные си­лы Си­рии. Од­на­ко к Ми­но­бо­ро­ны оба рос­си­я­ни­на ни­ка­ко­го от­но­ше­ния не име­ют.

Су­дя по все­му, Цур­ка­ну и За­бо­лот­ный бы­ли бой­ца­ми част­ной во­ен­ной ком­па­нии, ко­то­рая на зем­ле по­мо­га­ет си­рий­ской ар­мии во­е­вать с бо­е­ви­ка­ми «Ис­лам­ско­го го­су­дар­ства». Во­ен­кор «Ком­со­мол­ки» по­го­во­рил с со­труд­ни­ка­ми ЧВК, во­ю­ю­щей на Ближ­нем Во­сто­ке.

ЧЕ­ЛО­ВЕК-ТРАВ­МА

О та­ких не го­во­рят «ко­ре­на­стый, креп­кий, осан­ка вы­да­ва­ла в нем во­ен­но­го»... Обыч­ный па­рень око­ло 40, прой­дешь ми­мо - глаз не за­це­пит­ся. Рва­ные джин­сы, стиль­ный джем­пер, хо­ро­ший пар­фюм. Мы по­зна­ко­ми­лись в 2014-м в око­пах под Сла­вян­ском. Один из ты­сяч пас­си­о­на­ри­ев, при­е­хав­ших из Рос­сии в Дон­басс доб­ро­воль­цем за­щи­щать идеи рус­ско­го ми­ра. Се­ме­нов­ка, До­нец­кий аэро­порт, ра­не­ние, Ило­вайск, Де­баль­це­во, сно­ва ра­не­ние, ле­че­ние в Ро­сто­ве: «Воз­вра­щать­ся я уже не стал, по­сле вто­ро­го мин­ско­го со­гла­ше­ния там скуч­но. Я ж ту­да во­е­вать при­ез­жал, а не по пла­цу мар­ши­ро­вать».

Де­нис - че­ло­век-вой­на. Сроч­ни­ком-де­сант­ни­ком во­е­вал в Гроз­ном. Па­ру лет по­мы­кал­ся на граж­дан­ке, за­клю­чил кон­тракт, а тут - вто­рая Чеч­ня. От­тру­бил на фрон­те 9 ме­ся­цев, по­ка не по­лу­чил свое пер­вое ра­не­ние - БТР по­до­рвал­ся на фу­га­се...

- Ты прям хо­дя­чая трав­ма, Дэн, - сме­юсь я при встре­че.

В Москве он был на ле­че­нии - две пу­ли про­ши­ли пле­чо и бед­ро, не за­дев ни­че­го жиз­нен­но важ­но­го. На этот раз судь­ба за­нес­ла его в Си­рию, под Дейр-эз-Зор. Од­на­ко в офи­ци­аль­ных свод­ках вы вряд ли най­де­те упо­ми­на­ние о нем. Од­ни зо­вут Дениса «сол­да­том уда­чи», дру­гие - на­ем­ни­ком. Ему все рав­но, он про­сто лю­бит вой­ну, а ко­гда за любимое Аме­ри­кан­ские част­ни­ки за­ни­ма­ют­ся в том чис­ле под­го­тов­кой спец­под­раз­де­ле­ний на тер­ри­то­рии стран-за­каз­чи­ков. де­ло еще и пла­тят непло­хо, грех жа­ло­вать­ся.

- В ме­сяц мо­жет по­лу­чить­ся и до 300 ты­сяч руб­лей, хо­тя у ме­ня стан­дарт­ная «став­ка» 220 ты­сяч, - го­во­рит Де­нис. - Ле­че­ние по­сле ра­не­ния обес­пе­чи­ва­ют. Од­на­ко ес­ли че­рез па­ру лет нач­нут­ся ка­кие-то ослож­не­ния - это уже на те­бе. Про­те­зи­ро­ва­ние то­же не опла­чи­ва­ет­ся.

- И зар­пла­ту не задерживают?

- Глав­ное, де­лать свою ра­бо­ту и не ко­ся­чить. Су­ще­ству­ет си­сте­ма штра­фов, ко­то­рая мо­жет се­рьез­но умень­шить твой за­ра­бо­ток. И ес­ли для ме­ня как для моск­ви­ча это про­сто хо­ро­шая зар­пла­та, то па­рень из глу­бин­ки мо­жет за ко­ман­ди­ров­ку ре­шить свой квартирный во­прос. По­это­му мно­гие при­ез­жа­ют про­сто что­бы разо­брать­ся со сво­ей жи­лищ­ной про­бле­мой. Им хва­та­ет од­ной ко­ман­ди­ров­ки. У ме­ня уже тре­тья. Был и в Алеп­по, и под Паль­ми­рой. Хо­ро­шая ра­бо­та, но мо­гут и убить.

ТИ­ХИЕ ПО­ХО­РО­НЫ

Де­нис не рас­ска­зы­ва­ет, кто ему пла­тит и в ка­ком под­раз­де­ле­нии слу­жит. Хо­тя он пре­крас­но зна­ет, что я по­ни­маю: он - бо­ец част­ной во­ен­ной ком­па­нии, о су­ще­ство­ва­нии ко­то­рой в Рос­сии офи­ци­аль­но никто не го­во­рит. И это тот слу­чай, ко­гда чем доль­ше мол­чишь, тем слож­нее при­знать оче­вид­ное. А скры­вать в век ин­тер­не­та по­сто­ян­но всплы­ва­ю­щие фак­ты прак­ти­че­ски невоз­мож­но.

На сай­тах ре­ги­о­наль­ных СМИ то и де­ло по­яв­ля­ют­ся ма­лень­кие тра­ур­ные со­об­ще­ния: «При ис­пол­не­нии во­ин­ско­го дол­га в Си­рии по­гиб наш зем­ляк». Как пра­ви­ло, Ми­но­бо­ро­ны по­доб­ные но­во­сти не ком­мен­ти­ру­ет. Или со­об­ща­ет, что «все во­ен­но­слу­жа­щие в Си­рии на­хо­дят­ся на сво­их ме­стах и вы­пол­ня­ют по­став­лен­ные за­да­чи». И в этом нет вра­нья или лу­кав­ства. По­то­му что бой­цы ЧВК струк­тур­но не вхо­дят в обо­рон­ное ве­дом­ство, не под­чи­ня­ют­ся ему. И это - ми­ро­вая прак­ти­ка. Ни в од­ной из за­пад­ных стран по­те­ри ЧВК не учи­ты­ва­ют­ся пра­ви­тель­ства­ми. Имен­но по­это­му, ес­ли го­во­рить о со­цио­ло­гии, сред­не­ста­ти­сти­че­ский ев­ро­пе­ец пред­по­чтет, что­бы от его страны на вой­ну по­ехал про­фес­си­о­наль­ный наемник вме­сто кад­ро­во­го во­ен­но­го. Во­пер­вых, уро­вень под­го­тов­ки у пер­во­го за­ча­стую на по­ря­док вы­ше. А во-вто­рых, пла­кать по нему бу­дут толь­ко род­ствен­ни­ки. Ни­ка­ких тор­же­ствен­ных по­хо­рон с гро­ба­ми, об­тя­ну­ты­ми на­ци­о­наль­ны­ми фла­га­ми, ни­ка­ких по­чет­ных ка­ра­у­лов, ни­ка­ких пе­ре­до­виц в цен­траль­ных га­зе­тах... А сле­до­ва­тель­но, и ни­ка­ких при­чи­та­ний: «За что уми­ра­ют на­ши маль­чи­ки в Ира­ке, Аф­га­ни­стане, Ли­вии, Си­рии...»

И оста­ет­ся толь­ко эти­че­ская сто­ро­на. По­лу­ча­ет­ся, что в слу­чае непред­ви­ден­ной си­ту­а­ции (то­го же пле­на) го­су­дар­ство как бы не за­ме­ча­ет по­пав­ших в бе­ду сво­их граждан. А как же «рус­ские сво­их не бро­са­ют»?

«ЭТО ПРО­СТО РА­БО­ТА»

- Ну, во-пер­вых, никто ни­ко­го все-та­ки в ре­аль­но­сти не бро­са­ет, - злит­ся еще один мой зна­ко­мый «сол­дат уда­чи». - И ес­ли вам ни­че­го не рас­ска­зы­ва­ют, это не зна­чит, что го­су­дар­ство ни­че­го не де­ла­ет. А во-вто­рых, о мо­раль­но-эти­че­ских тер­за­ни­ях ду­ма­е­те толь­ко вы, жур­на­ли­сты. Мы же пре­крас­но по­ни­ма­ем, на что идем, под­пи­сы­вая кон­тракт.

С Оле­гом ме­ня то­же ко­гда-то све­ла во­ен­ко­ров­ская тро­па. Мы по­зна­ко­ми­лись в 2008 го­ду, по­сле вой­ны в Юж­ной Осе­тии. То­гда он был май­о­ром, его под­раз­де­ле­ние вы­нес­ло тя­жесть пер­вых двух дней бо­ев за Цхин­вал. Он и его бой­цы по­лу­чи­ли го­су­дар­ствен­ные на­гра­ды. О них пи­са­ли в га­зе­тах ка­кое-то вре­мя...

- А по­том то­гдаш­ний ми­нистр обо­ро­ны Сер­дю­ков ре­шил рас­фор­ми­ро­вать од­но из са­мых бо­е­вых под­раз­де­ле­ний 58-й ар­мии - мое, - свер­лит ме­ня взгля­дом Олег.

- Я пом­ню, но те­бе же пред­ло­жи­ли долж­ность.

- Ага, бо­е­во­му офи­це­ру на­шли ме­сто в ин­же­нер­ной бри­га­де. Спа­си­бо, слу­жи­те са­ми.

На граж­дан­ке Олег сна­ча­ла ра­бо­тал охран­ни­ком, по­том пы­тал­ся от­крыть ав­то­сер­вис по мод­но­му тю­нин­гу ма­шин, но кто-то спа­лил его га­раж-ма­стер­скую. А в 2015 го­ду один из быв­ших со­слу­жив­цев пред­ло­жил «ра­бо­ту по про­фи­лю».

- У нас сей­час нет ни­ка­кой оби­ды на го­су­дар­ство, - объ­яс­ня­ет он мне за чаш­кой чая. - Есть опре­де­лен­ные усло­вия, на ко­то­рые ты со­гла­ша­ешь­ся, идя в ЧВК. Ес­ли те­бя возь­мут в плен, го­су­дар­ство ска­жет, что оно ни при чем. Ес­ли те­бя убьют, твое те­ло, ско­рее все­го, не бу­дут транс­пор­ти­ро­вать на Ро­ди­ну. За­то твоя се­мья по­лу­чит от од­но­го до че­ты­рех мил­ли­о­нов руб­лей. В за­ви­си­мо­сти от кон­трак­та. Те­бе за­пре­ще­но упо­ми­нать о сво­ей де­я­тель­но­сти где бы то ни бы­ло, осо­бен­но в соц­се­тях. Ро­ди­те­ли в боль­шин­стве слу­ча­ев то­же зна­ют об этих усло­ви­ях. По­это­му и не бе­гут с жа­ло­ба­ми к жур­на­ли­стам в слу­чае тра­ге­дии. - Мно­го этих слу­ча­ев? - Дерь­мо слу­ча­ет­ся, мы же не ро­бо­ты бес­смерт­ные. Ка­кая раз­ни­ца, мно­го или ма­ло. Это не долж­но быть за­бо­той жур­на­ли­стов. Это ведь не сроч­ни­ки, ко­то­рых ко­гда-то бро­са­ли в мя­со­руб­ку Гроз­но­го с ав­то­ма­том и дву­мя ма­га­зи­на­ми. Это про­фес­си­о­наль­ные на­ем­ни­ки, ко­то­рые зна­ют, ку­да по­па­ли. - И за что... - Ну я встре­чал у нас несколь­ко идей­ных бой­цов, ко­то­рые за все хо­ро­шее про-

Част­ные во­ен­ные ком­па­нии - это ком­мер­че­ские струк­ту­ры, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся вы­пол­не­ни­ем как бо­е­вых за­дач по все­му ми­ру, так и спе­ци­фи­че­ских. Это и охра­на раз­лич­ных стра­те­ги­че­ских объ­ек­тов, и обу­че­ние ино­стран­ных во­е­ни­зи­ро­ван­ных под­раз­де­ле­ний, и об­слу­жи­ва­ние по­став­лен­ной за ру­беж во­ен­ной тех­ни­ки, и сбор раз­ве­д­ин­фор­ма­ции... Как пра­ви­ло, в ЧВК на­би­ра­ют быв­ших во­ен­ных, спец­на­зов­цев и со­труд­ни­ков спец­служб.

Ос­нов­ные мо­но­по­ли­сты на рын­ке ЧВК - это США и Ве­ли­ко­бри­та­ния. Та­к­же част­ные во­ен­ные ком­па­нии ле­га­ли­зо­ва­ны в Гер­ма­нии, Поль­ше, ЮАР, Ав­стра­лии и дру­гих стра­нах. Од­на­ко их до­ля на рын­ке крайне ма­ла.

Са­мая из­вест­ная ЧВК - аме­ри­кан­ская Academi (быв­шая Blackwater). В ней - око­ло 20 ты­сяч со­труд­ни­ков. 90 про­цен­тов за­ка­зов по­лу­ча­ет от пра­ви­тель­ства. Ос­нов­ная де­я­тель­ность - Ирак, Аф­га­ни­стан.

Бри­тан­ская Group 4 Securicor, по­жа­луй, са­мая круп­ная ком­па­ния - око­ло 500 ты­сяч че­ло­век, что по­чти втрое боль­ше чис­лен­но­сти во­ору­жен­ных сил Ве­ли­ко­бри­та­нии. Эта ЧВК ра­бо­та­ет в 125 стра­нах ми­ра. тив все­го пло­хо­го. Кто-то - ис­клю­чи­тель­но из-за де­нег. Кто-то про­сто боль­ше ни­че­го не уме­ет и учить­ся не хо­чет. Тут де­ло не в пат­ри­о­тиз­ме, ес­ли ты об этом. Га­иш­ник, вы­хо­дя на ра­бо­ту, не ду­ма­ет же: «Я жи­ву в Рос­сии, я гор­жусь сво­ей стра­ной. И я сде­лаю свою стра­ну без­опас­нее». Или двор­ник: «На­до сде­лать стра­ну чи­ще». Это про­сто ра­бо­та. Вот и у нас вой­на - это про­сто ра­бо­та. Я офи­цер, раз­вед­чик, я знаю, как де­лать свою ра­бо­ту хо­ро­шо. И ес­ли я по­гиб­ну, это мое лич­ное де­ло. Чем пло­ха та­кая мо­ти­ва­ция? - У вас все та­кие? - Да раз­ные. У нас же не ар­мия, по­па­да­ют и с су­ди­мо­стя­ми. Бы­ва­ет, че­ло­век пло­хой, а сол­дат хо­ро­ший. Так мне ж с ним де­тей не кре­стить. Там лю­ди ре­аль­ные по­дви­ги со­вер­ша­ют, ка­но­нич­но ки­не­ма­то­гра­фич­ные. А есть уро­ды, у ко­то­рых баш­ню сно­сит. Та­ких до­мой от­прав­ля­ем без раз­го­во­ров. По край­ней ме­ре в мо­ем под­раз­де­ле­нии так.

НЕФОР­МАЛЬ­НЫЕ РЕ­КО­МЕН­ДА­ЦИИ

На слу­ху не са­мая ге­ро­и­че­ская и не слиш­ком про­дол­жи­тель­ная исто­рия су­ще­ство­ва­ния ЧВК «Сла­вян­ский кор­пус». Око­ло 300 граждан Рос­сии в 2013 го­ду под­пи­са­ли кон­тракт с ком­па­ни­ей, за­ре­ги­стри­ро­ван­ной в Гон­кон­ге, и от­пра­ви­лись в Си­рию на охра­ну неф­тя­ных ме­сто­рож­де­ний в про­вин­ции Дейр-эзЗор. Од­на­ко на ме­сте им при­ш­лось вы­пол­нять обыч­ные бо­е­вые за­да­чи. В хо­де од­но­го

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.