Гру­зин­ские ка­ни­ку­лы

Komsomolskaya Pravda - - Картина дня: соседи -

В эти но­во­год­ние празд­ни­ки я неожи­дан­но да­же для се­бя са­мо­го ока­зал­ся в Гру­зии. Те, кто ме­ня зна­ет, со­чтут это как ми­ни­мум стран­ным. В ав­гу­сте 2008-го я до Гру­зии не до­брал­ся, по­лу­чив тя­же­лое ра­не­ние в Цхин­ва­ле и уехав че­рез Рок­ский тон­нель в Рос­сию на «Ско­рой». По­том был в Тби­ли­си че­рез несколь­ко ме­ся­цев по­сле вой­ны, еще в гип­се, - по ра­бо­те, встре­чал­ся с гру­зин­ским офи­це­ром, ко­то­рый был в том бою по ту сто­ро­ну. И уже то­гда ни­ка­ко­го нега­ти­ва на се­бе не ощу­тил. Люб­ви осо­бой то­же не бы­ло, но и нена­ви­сти я не по­чув­ство­вал. Но в 2008-м все-та­ки бы­ло слож­но пред­ста­вить, что спу­стя 9 лет я ока­жусь на этих же ули­цах - ту­ри­стом. А тут по­зва­ли дру­зья, ни ра­зу в Гру­зии не бы­вав­шие. А в хо­ро­шей ком­па­нии мож­но хоть… на Укра­и­ну. Ес­ли бы не ста­тус пер­со­ны нон гра­та.

ПРИ­ЗРАК МИМИНО

Я-то ду­мал, это бу­дет эк­зо­ти­ка - две се­мьи экс­тре­ма­лов с детьми в стране, с ко­то­рой у нас и ди­пло­ма­ти­че­ских от­но­ше­ний-то до сих пор нет. Но во­круг нас бы­ли ты­ся­чи та­ких же экс­тре­ма­лов из Рос­сии. Прак­ти­че­ски вез­де - вы­вес­ки, ме­ню и экс­кур­си­он­ные пред­ло­же­ния на рус­ском, по-рус­ски го­во­рят да­же мо­ло­дые. У гру­зин­ских де­тей есть воз­мож­ность изу­чать рус­ский язык с пя­то­го клас­са. Са­а­ка­шви­ли эту нор­му в шко­лах от­ме­нил, но по­сле его бег­ства ее вер­ну­ли. Про­стой праг­ма­тизм без огол­те­ло­го укра­ин­ско­го су­ма­сше­ствия.

И уж тем бо­лее я не ожи­дал, что гру­зин­ский гид и гру­зин­ские так­си­сты бу­дут мне на­хва­ли­вать Пу­ти­на. Мне ка­жет­ся, он у них с той вой­ной не ас­со­ци­и­ру­ет­ся. Или это та­кой пси­хо­ло­ги­че­ский блок. Мол, ну это же не он, это же Мед­ве­дев... Да и во­об­ще, де­скать, два по­ко­ле­ния прой­дет и все за­бу­дет­ся, как кош­мар­ное ви­де­ние.

Для них те­ма по­те­ри Осе­тии и Аб­ха­зии бо­лез­нен­ная. Но не на­столь­ко, что­бы отрав­лять се­бе жизнь. Я сей­час не о гео­по­ли­ти­ке, а о про­стых че­ло­ве­че­ских от­но­ше­ни­ях. Ку­да бы ты ни при­е­хал - вез­де ра­ду­шие и улыб­ки. И го­тов­ность уго­дить - все за ва­ши день­ги, но без араб­ской на­зой­ли­во­сти и по­пы­ток со­драть втри­до­ро­га. И да­же с неким шар­мом и аутен­тич­ным По­сле ужи­на с пре­крас­ным крас­ным ви­ном при­ят­но прой­тись по мо­сту че­рез Ку­ру и взгля­нуть на ста­рый го­род в лу­чах са­дя­ще­го­ся солн­ца. до­сто­ин­ством. Как по­из­дер­жав­ший­ся Мимино во все­ми лю­би­мом филь­ме на по­след­ние день­ги за­ка­зы­вал в аэро­пор­ту чай, остав­ляя кас­сир­ше сда­чу.

Ми­мо Те­ла­ви, ро­ди­ны Мимино, мы, ко­неч­но, про­ехать не мог­ли. Тем бо­лее мест­ные экс­кур­со­во­ды со­став­ля­ют про­грам­му так, что за один день мож­но объ­е­хать прак­ти­че­ски всю Ка­хе­тию. С ее ве­ли­че­ствен­ны­ми, но ас­ке­тич­ны­ми мо­на­сты­ря­ми, гор­ны­ми сер­пан­ти­на­ми и, ко­неч­но, Ала­зан­ской до­ли­ной, в ко­то­рой со­сре­до­то­че­но по­чти все гру­зин­ское ви­но­де­лие. Здесь вам и де­гу­ста­ции, и вин­ный шо­пинг по цене про­из­во­ди­те­ля, и экс­кур­сии по по­гре­бам зна­ме­ни­той кор­по­ра­ции «Кин­дзма­ра­у­ли»… А ка­кие ви­ды по­да­ют с ви­но­град­ни­ка­ми и Кав­каз­ским хреб­том - меч­та пей­за­жи­ста!

- А хо­ти­те, я вам «Мимино» по­став­лю? - спра­ши­ва­ет гид по­сле по­се­ще­ния зна­ме­ни­то­го аэро­пор­та под Те­ла­ви.

И всю об­рат­ную до­ро­гу мы едем, сме­ясь над зна­ко­мы­ми шут­ка­ми и за­учен­ны­ми кры­ла­ты­ми фра­за­ми.

БАНИ ПУШ­КИ­НА И МО­НА­СТЫРЬ ЛЕРМОНТОВА

А на утро от­ки­са­ешь в го­ря­чих ван­нах тби­лис­ских сер­ных бань, о ко­то­рых еще Пуш­кин пи­сал: «Отро­ду не встре­чал я… ни­че­го рос­кош­нее ти­флис­ских бань». Ну по край­ней ме­ре об этом гла­сит ме­мо­ри­аль- Наш корреспондент Алек­сандр Коц сфо­то­гра­фи­ро­вал­ся на фоне аэро­пор­та го­ро­да Те­ла­ви. Тут сни­ма­ли ле­ген­дар­ный фильм «Мимино». ная таб­лич­ка на стене од­но­го из за­ве­де­ний.

А за­тем уже в древ­ней сто­ли­це Гру­зии - го­ро­де Мц­хе­та - экс­кур­со­вод ци­ти­ру­ет «Мцы­ри» Лермонтова. Немно­го лет то­му на­зад, Там, где, сли­ва­я­ся, шу­мят, Об­няв­шись, буд­то две

сест­ры, Струи Араг­вы и Ку­ры, Был мо­на­стырь…

И сто­ишь ты у под­но­жия то­го са­мо­го мо­на­сты­ря, и смот­ришь на это сли­я­ние, мо­жет быть, с то­го са­мо­го ме­ста, на ко­то­ром эти стро­ки со­чи­нил Ми­ха­ил Юрье­вич. То­гда толь­ко су­ве­нир­ных ла­вок у древ­них хра­мов на­вер­ня­ка не бы­ло. Се­го­дня они - часть го­род­ско­го пей­за­жа, будь то ста­рые улоч­ки Тби­ли­си с ма­лень­ки­ми уют­ны­ми ре­сто­ран­чи­ка­ми или фу­ту­ри­сти­че­ский стек­лян­ный мост, по­стро­ен­ный при Са­а­ка­шви­ли. Он, ко­неч­но, для раз­ви­тия ту­риз­ма сде­лал нема­ло. Вот толь­ко ри­то­ри­ка пре­зи­ден- та Гру­зии от­пу­ги­ва­ла го­стей из Рос­сии.

«А вот ты на­ше­го пре­зи­ден­та зна­ешь?» - спро­сил ме­ня оче­ред­ной так­сист, рус­ский по ма­те­ри, гру­зин по от­цу. И я с тру­дом, но все-та­ки вспом­нил фа­ми­лию - Геор­гий Маргве­ла­шви­ли. «А ва­ше­го все зна­ют», - с гру­зин­ской гру­стью кон­ста­ти­ро­вал во­ди­тель.

Я-то, ко­неч­но, при­вык, ко­гда за гра­ни­цей в част­ных бе­се­дах о Пу­тине от­зы­ва­ют­ся с пи­е­те­том. Будь то в Ира­ке или Аф­га­ни­стане, в Сер­бии или Гре­ции, в Ис­па­нии или на Га­и­ти. Но что­бы в Гру­зии... Это, ви­ди­мо, некий бру­таль­ный об­раз, ко­то­ро­го им недо­ста­ет в соб­ствен­ных по­ли­ти­ках. Вот так, гля­дишь, лет че­рез 9 бу­ду про­гу­ли­вать­ся по Кре­ща­ти­ку, во­круг бу­дут вы­вес­ки на рус­ском, про­спект Бан­де­ры сно­ва ста­нет Мос­ков­ским, а гид из Ива­но-Фран­ков­ска бу­дет по-рус­ски вос­тор­гать­ся Пу­ти­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.