Я по­ду­ма­ла, что Род­чен­ков умер…

Komsomolskaya Pravda - - Спорт -

- У нас бы­ло де­вять ад­во­ка­тов. Они очень гра­мот­но нас за­щи­ща­ли. У сто­ро­ны об­ви­не­ния не ока­за­лось ни­ка­ких ар­гу­мен­тов. Им про­сто нече­го бы­ло ска­зать...

Ко­гда узна­ла об оправ­да­тель­ном вер­дик­те, эмо­ций не бы­ло. До­шло до ме­ня на сле­ду­ю­щий день. Буд­то я во вто­рой раз вы­иг­ра­ла олим­пий­скую ме­даль!

На са­мом де­ле за­се­да­ние бы­ло очень жест­ким. Око­ло зда­ния су­да - ку­ча жур­на­ли­стов. Вс­пыш­ки. Де­сят­ки мик­ро­фо­нов. Кри­ки, ку­ча ка­ких-то во­про­сов на раз­ных язы­ках. Я про­сто впа­ла в сту­пор. Хо­ро­шо, что ме­ня вы­вел из-под этой ата­ки ад­во­кат. - Что спра­вши­ва­ли? - Спра­ши­ва­ли, «как про­хо­ди­ли про­бы мо­чи», «ес­ли бы вам пред­ло­жи­ли до­пинг, ка­ко­ва бы­ла бы ва­ша ре­ак­ция?», «ва­ша ре­ак­ция на ре­ше­ние МОК о ва­шей по­жиз­нен­ной дис­ква­ли­фи­ка­ции?». Спра­ши­ва­ли о том, в ка­кие ба­ноч­ки мы сда­ва­ли ана­ли­зы. В об­щем, ку­ча во­про­сов, на ко­то­рые от­ве­ты яс­ны.

А в за­ле бы­ло та­кое - по­че­му я, по­че­му Фаткулина здесь си­дит, за что, за что нас здесь так уни­жа­ют? У ме­ня сле­зы ед­ва не по­бе­жа­ли. По­че­му Род­чен­ков ме­ня внес в этот спи­сок?

- Как про­хо­ди­ло вы­ступ­ле­ние Род­чен­ко­ва?

- Фиш­ка в том, что на экране транс­ля­ция ве­лась че­рез скайп, бы­ли толь­ко его ру­ки. Ли­цо при­кры­ва­ла бе­лая шир­ма. Го­во­ри­ли о том, что Род­чен­ков, как сви­де­тель, на­хо­дит­ся под за­щи­той и име­ет пра­во не по­ка­зы­вать сво­е­го ли­ца. Нам про­сто объ­яви­ли, что это он.

- Зна­чит, ли­цо его не по­ка­зы­ва­ли?

- Кто-то го­во­рил, что Род­чен­ков сей­час ме­ня­ет внеш­ность. Мо­жет, по­это­му он скры­вал свое ли­цо. Я же греш­ным де­лом по­ду­ма­ла, что он… умер дав­но (а за­чем им лиш­ние сви­де­те­ли?). Мо­жет, за него кто-то ве­ща­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.