Че­хар­да

Вы­яс­нить, Наш обо­зре­ва­тель по­пы­та­лась по ка­кой при­чине жи­те­лей ле­ген­дар­но­го и участ­ков. го­ро­да мас­со­во ли­ша­ют до­мов

Komsomolskaya Pravda - - Расследование - Га­ли­на САПОЖНИКОВА

Юля - ма­ма тро­их де­тей, но язык не по­во­ра­чи­ва­ет­ся на­зы­вать ее Юли­ей Вик­то­ров­ной, по­то­му что вы­гля­дит она, как 15-лет­ний под­ро­сток. Ко­гда она го­во­рит о доч­ке или о сво­их маль­чиш­ках­по­год­ках - то све­тит­ся. А ко­гда речь за­хо­дит о том, что с ней про­изо­шло за по­след­ние несколь­ко лет, гла­за ее из го­лу­бых ста­но­вят­ся се­ры­ми, и сказ­ка про зе­фир и ро­зы на гла­зах превращается в ужас.

С от­цом сво­их де­тей, Дмит­ри­ем, Юлия не рас­ста­ва­лась с 14 лет. Ров­но по­ло­ви­ну жиз­ни - до сво­их 28. А за ме­сяц до рож­де­ния са­мо­го млад­ше­го сы­на, Его­ра, му­жа не ста­ло. Ото­рвал­ся тромб. Так бы­ва­ет... И те­перь у Юли нет ни ра­бо­ты, ни му­жа, ни до­ма, ни участ­ка зем­ли, на ко­то­ром он дол­жен быть по­стро­ен. Юля с ма­мой купили его в мае 2016-го, ре­шив пе­ре­ехать в Се­ва­сто­поль из Ом­ска, по­то­му что там все слиш­ком на­по­ми­на­ло о про­шлом. Чи­сто­ту сдел­ки про­ве­ри­ли у но­та­ри­уса. А че­рез год об­на­ру­жи­лось, что уча­сток от­ни­ма­ют как неза­кон­но при­об­ре­тен­ный. Так Юля оста­лась еще и без меч­ты.

В СУ­ДАХ - 3800 ДЕЛ

Счи­та­ет­ся, что са­мое труд­ное для жур­на­ли­ста - на­пи­сать пер­вый аб­зац. Не тот слу­чай: для этой ис­то­рии у ме­ня есть сра­зу несколь­ко прон­зи­тель­ных на­чал. Вот на­при­мер: жи­вут в го­ро­де Се­ва­сто­по­ле два спортс­ме­на - плов­чи­ха, об­ла­да­тель­ни­ца 53 меж­ду­на­род­ных на­град На­деж­да Ту­ру­ка­ло, и ее муж и по сов­ме­сти­тель­ству тре­нер Бо­рис По­ро­тов. Вме­сте они вос­пи­та­ли 20 ма­сте­ров спор­та и 6 ма­сте­ров спор­та меж­ду­на­род­но­го клас­са. Сы­но­вья их пре­успе­ли в биз­не­се, ре­ши­ли по­стро­ить­ся и купили де­ре­вян­ный до­мик ро­ди­те­лям. Фи­нал тот же: суд при­знал по­строй­ки неза­кон­ны­ми и по­ве­лел сне­сти за свой счет.

Се­ва­сто­поль гу­дит: де­пар­та­мент иму­ще­ствен­ных и зе­мель­ных от­но­ше­ний ( ДИЗО) по­дал про­тив вла­дель­цев до­мов и участ­ков три ты­ся­чи во­семь­сот ис­ков, су­ды идут чуть ли не круг­ло­су­точ­но. В боль­шин­стве слу­ча­ев ре­ше­ние при­ни­ма­ет­ся как под ко­пир­ку: зем­лю изъ­ять.

Бы­ло бы слиш­ком про­сто на­пи­сать, что в Се­ва­сто­по­ле зре­ют про­тестные на­стро­е­ния, а жи­те­ли разо­ча­ро­ва­лись в ис­то­ри­че­ском вы­бо­ре и обо­зле­ны. Не разо­ча­ро­ва­лись. И не обо­зле­ны, а рас­те­ря­ны. Они осто­рож­но спра­ши­ва­ют: «В Рос­сии это нор­ма?» «Нет! Нет!» - го­ря­чо за­щи­ща­ешь­ся ты. А они не ве­рят...

АВГИЕВЫ КОНЮШНИ

Итак, что за мас­со­вый отъ­ем зем­ли идет в Се­ва­сто­по­ле? Есть несколь­ко при­чин, ко­то­рые сов­па­ли по вре­ме­ни и по­то­му ста­ли ка­зать­ся од­ной. Пер­вая: объ­ек­тив­ная. Че­рез па­ру лет по­сле вос­со­еди­не­ния у Рос­сии до­шли на­ко­нец ру­ки до укра­ин­ско­го на­след­ства. В плане зем­ле­устрой­ства в Се­ва­сто­по­ле был пол­ный бар­дак: участ­ки вы­да­ва­лись ко­му ни по­па­дя, ре­лик­то­вые мож­же­ве­ло­вые ро­щи ока­за­лись по­руб­ле­ны Мно­го­дет­ная ма­ма Юля Бу­ро­ва оста­лась без му­жа, без зем­ли и без меч­ты... на ку­соч­ки. К то­му же су­ще­ство­вал фак­тор Ку­ни­цы­на - это быв­ший гра­до­на­чаль­ник, имя ко­то­ро­го вспо­ми­на­ют се­го­дня в каж­дом се­ва­сто­поль­ском ка­би­не­те. В по­след­ний день сво­ей ра­бо­ты он на­под­пи­сы­вал несколь­ко па­чек рас­по­ря­же­ний на вы­де­ле­ние зем­ли, хо­тя по укра­ин­ским за­ко­нам вы­де­лять ее мог толь­ко гор­со­вет. Эти рас­по­ря­же­ния как раз сей­час в су­дах мас­со­во и всплы­ва­ют. Вто­рая при­чи­на - бесконечный власт­ный шторм. Все по­след­ние го­ды го­род раз­ди­ра­ли скандалы во вла­сти. Эти авгиевы конюшни необ­хо­ди­мо бы­ло как-то чи­стить.

Де­лать это ру­ка­ми са­мих се­ва­сто­поль­цев бы­ло не с ру­ки, и по­то­му по­яви­лась при­чи­на тре­тья: сю­да ре­ше­но бы­ло при­слать ва­ря­гов - ко­ман­ду «мо­ло­дых тех­но­кра­тов» ны­неш­не­го се­ва­сто­поль­ско­го гу­бер­на­то­ра Дмит­рия Ов­сян­ни­ко­ва. Сам по се­бе он че­ло­век, без­услов­но, ин­те­рес­ный: в про­шлом зам­ми­ни­стра про­мыш­лен­но­сти и тор­гов­ли Рос­сии, став­ший в 24 го­да од­ним из по­бе­ди­те­лей все­рос­сий­ско­го кон­кур­са «Ка­д­ро­вый ре­зерв гос­служ­бы», не- про­фес­си­о­на­лом не мо­жет быть по опре­де­ле­нию. Да и ко­ман­ду из сво­е­го род­но­го го­ро­да Ижев­ска при­вез адек­ват­ную, но вот за­во­е­вы­вать Се­ва­сто­поль она на­ча­ла яв­но не с то­го: вме­сто то­го что­бы го­ро­ду по­нра­вить­ся, на­ча­ла его пе­ре­кра­и­вать. И уткну­лась в тупик. В вос­при­я­тии се­ва­сто­поль­цев по­лу­чи­лось так: го­ро­ду бы­ла на­вя­за­на ко­ман­да, ко­то­рая от­ни­ма­ет у них са­мое цен­ное, что есть по­сле Ро­ди­ны, - зем­лю.

СО­БА­КА НА СЕНЕ

Го­род ис­хо­дит жел­чью в соц­се­тях, на­зы­вая чи­нов­ни­ков «уд­мурт­ски­ми ок­ку­пан­та­ми», и бес­по­щад­но тра­вит за лю­бую оплош­ность. За то, что те вы­да­ви­ли с чи­нов­ни­чьих мест ко­рен­ных се­ва­сто­поль­цев под пред­ло­гом то­таль­но­го непро­фес­си­о­на­лиз­ма, кра­си­во на­звав это «за­ме­ще­ни­ем элит».

«К нам при­е­ха­ли ка­кие-то дво­еч­ни­ки! Тре­тий сорт!» - без­жа­лост­но при­пе­ча­ты­ва­ет всех Оль­га Дро­но­ва, об­ще­ствен­ный де­я­тель, при упо­ми­на­нии име­ни ко­то­рой в пра­ви­тель­стве Се­ва­сто­по­ля на­чи­на­ют за­и­кать­ся.

Се­ва­сто­поль­цы то­же за­и­ка­ют­ся, ко­гда слы­шат о том, что ту­ри­сту ехать к ним зи­мой неза­чем. Со­вет­ник гу­бер­на­то­ра Олег Бер­ко­вич, воз­гла­вив­ший на днях де­пар­та­мент об­ще­ствен­ных ком­му­ни­ка­ций, при­был сю­да по осе­ни и об­на­ру­жил, что ни ил­лю­ми­на­ции здесь нет, ни аттракционов, ни ле­дя­ных фи­гур. Это бы­ла кон­крет­но его идея: по­стро­ить на пло­ща­ди На­хи­мо­ва гор­ку. Но вот неза­да­ча - су­гро­бов-то в Се­ва­сто­по­ле не бы­ва­ет! Ку­да ма­лы­шам уты­кать­ся но­са­ми? Ре­ше­ние по­ка­за­лось ост­ро­ум­ным: в се­но! Вы же по­ни­ма­е­те, что про­изо­шло даль­ше? Де­ти ра­дост­но рас­ки­да­ли его по всей пло­ща­ди, пре­вра­тив ее ес­ли не в май­дан, то в ве­се­лый укра­ин­ский ху­тор. Взрос­лые схва­ти­лись за серд­це: «На пло­ща­ди (!), с ко­то­рой (!) в 1941-м (!) ухо­ди­ли мо­ря­ки! И на ко­то­рой князь По­тем­кин (!) по­ка­зы­вал рус­ский флот Ека­те­рине!»

Олег Бер­ко­вич, слу­шая это, вы­гля­дел удив­лен­ным: «На са­мом де­ле смот­ре­лось все очень краф­то­во. 15 ты­сяч де­тей по­ка­та­лись на этой гор­ке, был ажи­о­таж! Един­ствен­ная пре­тен­зия ро­ди­те­лей, что при­ш­лось по пол­то­ра ча­са сто­ять в оче­ре­ди. В про­шлом го­ду в Се­ва­сто­поль на Но­вый год при­е­ха­ли 7 ты­сяч ту­ри­стов, а в этом - 14. Де­ло в том, что этот го­род все­гда был кре­по­стью. Лю­ди при­вык­ли обо­ро­нять­ся и по­то­му все ини­ци­а­ти­вы вос­при­ни­ма­ют в шты­ки».

Что вам ска­зать? Бы­ла я на той пло­ща­ди: оди­но­кая ел­ка, убо­гое оформ­ле­ние и се­но, в ко­то­рое на мо­их гла­зах за­дум­чи­во спра­ви­ла нуж­ду со­бач­ка… Обе сто­ро­ны пра­вы: тос­ка.

РОС­СИЯ ПРИ­ДЕТ, ПО­РЯ­ДОК НАВЕДЕТ

Все вро­де бы же­ла­ют это­му го­ро­ду добра, но в ре­зуль­та­те по­лу­ча­ет­ся сва­ра. При­чи­на - в раз­ных пред­став­ле­ни­ях о ро­ли го­ро­да.

- Что для вас Се­ва­сто­поль: Зур­ба­ган? Ста­лин­град? - за­да­ва­ла я оди­на­ко­вые во­про­сы.

«Он дол­жен стать ре­аль­ной юж­ной сто­ли­цей. Из него на­до убрать ме­стеч­ко­вость», - уве­рен­но от­ве­тил мне Олег Бер­ко­вич. Дру­гой лю­бо­пыт­ный пер­со­наж из ко­ман­ды ны­неш­не­го гу­бер­на­то­ра, ру­ко­во­ди­тель Кор­по­ра­ции раз­ви­тия Се­ва­сто­по­ля Олег Ни­ко­ла­ев, вы­ра­зил­ся еще бо­лее необыч­но: «Я счи­таю, что Се­ва­сто­поль дол­жен пре­вра­тить­ся в вин­ную сто­ли­цу Рос­сии. У нас есть идея со­здать кла­стер ав­тор­ско­го ви­но­де­лия». Лю­ди во­ен­ные, услы­шав это, на­чи­на­ют по­че­му-то вы­ра­жать­ся со­всем не по-офи­цер­ски... А от­каш­ляв­шись, го­во­рят: «Не нуж­но де­лать на­шу жизнь луч­ше, не со­гла­со­вав ее с на­ми. Ни ви­на нам не на­до, ни се­на». Се­ва­сто­поль обо­ро­ня­ет­ся от но­вых лиц и идей, по­то­му что хо­чет остать­ся та­ким, как был.

На пер­соне Оле­га Ни­ко­ла­е­ва, ос­но­ва­те­ля дви­же­ния «За чи­стый Се­ва­сто­поль», сто­ит оста­но­вить­ся по­дроб­нее. Че­ло­век ха­риз­ма­тич­ный и оба­я­тель­ный, он при­е­хал сю­да из Крас­но­да­ра и по­лю­бил этот го­род как род­ной. Он про­во­дит суб­бот­ни­ки, чи­стит Се­ва­сто­поль от му­со­ра, но го­ро­ду все рав­но не мил. Боль­ше все­го Ни­ко­ла­ев гор­дит­ся тем, что снес мно­го­этаж­ный дом - «па­мят­ник укра­ин­ской кор­руп­ции», ко­то­рый свеч­кой тор­чал в бух­те на Ка­пи­тан­ской ули­це, за­кры­вая па­мят­ник Сол­да­ту и Матро­су.

- А его обя­за­тель­но нуж­но бы­ло сно­сить? - по­ин­те­ре­со­ва­лась я. Де­ло в том, что этот шест­на­дца­ти­этаж­ный «овощ­ной магазин», ка­ко­вым он яв­лял­ся по до­ку­мен­там, ис­че­зать с обо­лоч­ки зем­ли ка­те­го­ри­че­ски от­ка­зы­вал­ся. Взры­вать при­ш­лось три раза. Смысл? Ну и сто­ял бы се­бе как сви­де­тель­ство куль­тур­но­го на­сло­е­ния. Есть скиф­ские сле­ды, есть ге­ну­эз­ские, а этот был бы укра­ин­ским.

- Обя­за­тель­но! - рез­ко воз­ра­зил Ни­ко­ла­ев. - Что­бы по­ка­зать, что при­шла Рос­сия и на­ве­ла по­ря­док.

От ана­ло­гий с по­го­вор­кой про Бан­де­ру ста­ло как-то зяб­ко…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.