Что в го­ло­ве у «Ро­ди­ны»

ДУМЫ О ГЛАВНОМ ПОЗВОНИ МНЕ!

Komsomolskaya Pravda - - Экспедиция «кп» -

ЕЩЕ ЛЕТ 100 ПРОСТОИТ

Ли­бе­рал Вор­со­бин во­пре­ки пред­став­ле­ни­ям о ли­бе­ра­лах при­шел к под­но­жию «Ро­ди­ны-ма­те­ри» пеш­ком, по жа­ре, це­лых де­сять ки­ло­мет­ров. От при­сту­па пат­ри­о­тиз­ма на Вла­ди­ми­ре Вла­ди­ми­ро­ви­че Вор­со­бине не бы­ло ли­ца.

В по­ста­мен­те ги­гант­ско­го мо­ну­мен­та рас­пах­ну­лась непри­мет­ная же­лез­ная двер­ца. И экс­пе­ди­ция «КП» во­шла в «Ро­ди­ну».

Экс­кур­со­во­ды на Ма­ма­е­вом кур­гане де­лят­ся на две ка­те­го­рии - офи­ци­аль­ные и ди­кие. Ди­кие ин­те­рес­нее - толь­ко от них мож­но узнать, что на ла­до­ни «Ро­ди­ны» раз­во­ра­чи­ва­ет­ся ма­ши­на «Жи­гу­ли», а «Ка­мАЗ» про­сто по­ме­ща­ет­ся. В гру­ди ма­те­ри, там где серд­це, есть ком­на­та для раз­ду­мий, в го­ло­ве - ре­сто­ран с ок­на­ми в глазах, а по ме­чу пол­за­ет лифт. Все это вра­нье!

Внут­ри «Ро­ди­ны» ока­за­лось жар­ко, как в до­мен­ной пе­чи. Из по­тол­ка тор­ча­ли тро­сы тол­щи­ной в две ру­ки, на них ко­кет­ли­во по­вя­за­ны крас­ные тря­поч­ки - что­бы по­се­ти­те­ли не уда­ря­лись го­ло­вой.

Мы лез­ли и лез­ли вверх, пот лил гра­дом. «Ка­кая жар­кая «Ро­ди­на», - бор­мо­тал Сте­шин и спро­сил про­вод­ни­ка: - А сколь­ко она еще простоит?»

- В 2015 го­ду сде­ла­ли ре­монт, пол­ве­ка про­сто­я­ла, и еще 100 лет ни­че­го ей не бу­дет.

По­след­ний ры­вок, и мы внут­ри го­ло­вы. В ней бы­ло… пу­сто. От осо­зна­ния, на ка­кой вы­со­те мы на­хо­дим­ся, Сте­ши­на за­му­ти­ло. В го­ло­ве бы­ла ла­воч­ка, об­тя­ну­тая «со­вет­ским» ли­но­ле­умом, та­ко­го да­же в со­бе­сах уже не встре­тишь. Ли­но­ле­ум был вы­терт до блеска людь­ми, ко­то­рые си­де­ли здесь и, на­вер­ное, ме­ди­ти­ро­ва­ли. В ма­куш­ке «Ро­ди­ны-ма­те­ри» мы на­шли люк. Из него Сте­шин смог уви­деть сра­зу весь Вол­го­град - го­род, где жи­ли его отец и ба­буш­ка-фрон­то­вич­ка. И тут Вор­со­бин за­го­во­рил: - Эх, не хо­тел я лезть в эту го­ло­ву - здесь ме­та­фи­зи­ка, опас­ная ал­ле­го­рия… Но при­хо­дит­ся кон­ста­ти­ро­вать - в го­ло­ве «Ро­ди­ны» во­ет ве­тер… Дим, вот ска­жи - что долж­но быть в го­ло­ве «Ро­ди­ны»? То­ми­ки Пуш­ки­на? Флеш­ки с пес­ня­ми Мо­не­точ­ки? А не ку­пить ли тут ря­дом, в му­зее Ста­ли­на, бю­стик во­ждя и оста­вить в го­ло­ве «Ро­ди­ны»? Ста­ли­на в рус­ской го­ло­ве мож­но се­лить смело.

- При чем тут Ста­лин?! - за­тос­ко­вал Сте­шин. - И пу­сто­та тут к ме­сту. Пе­ле­вен­ская тут пу­сто­та. Го­ло­ву «Ро­ди­ны» за­пол­ня­ем мы с то­бой. Сво­и­ми мыс­ля­ми и ча­я­ни­я­ми. «Ро­ди­на» бу­дет все­гда - а идеи у нее мо­гут быть раз­ные. Сю­да мож­но при­не­сти ку­мач, три­ко­лор, им­пер­ский флаг - все бу­дет к ме­сту.

Сте­шин по­лез по са­мой по­след­ней лест­ни­це и вы­су­нул свою лы­сую го­ло­ву из лю­ка на ма­куш­ке. Сле­ва был за­вод «Крас­ный Ок­тябрь» - ба­буш­ка Сте­ши­на, ра­бо­тав­шая чер­теж­ни­цей, ушла с него в но­яб­ре 1942-го, ко­гда от за­во­да ни­че­го не оста­лось. Ну как ушла… На­чаль­ник це­ха ска­зал: «Ма­ша, ухо­ди». И ба­буш­ка по­шла - и до­шла до Франк­фур­та-на-Оде­ре в со­ста­ве Вто­ро­го Укра­ин­ско­го фрон­та. И, сла­ва бо­гу, год не до­жи­ла до оса­ды Сла­вян­ска в 2014-м, в ко­то­ром си­дел ее лю­би­мый вну­чек. Не уви­де­ла этого по­зо­ра. Она же Сла­вянск осво­бож­да­ла от на­ци­стов. А те­перь их по­сле­до­ва­те­ли сно­ва этот го­род ок­ку­пи­ро­ва­ли...

А спра­ва от «Ро­ди­ны» где-то был овраг, в нем, в бро­шен­ном немец­ком блин­да­же, рос па­па Сте­ши­на, и ба­буш­ка Шу­ра, ухо­дя на 12-ча­со­вую сме­ну, при­вя­зы­ва­ла его по­ло­тен­ца­ми к сто­лу, по­то­му что в со­сед­ней зем­лян­ке труп­ные ста­лин­град­ские кры­сы уже со­жра­ли го­до­ва­ло­го ребенка. И па­па рас­ска­зы­вал ба­буш­ке: «Ма­ма, ки­ся при­хо­ди­ла!» А это бы­ла кры­са раз­ме­ром с ки­сю… И вы­жи­ли же все, и от­стро­и­ли Вол­го­град - луч­ше, чем был.

По­сле «Ро­ди­ны-ма­те­ри» мы за­гля­ну­ли в ка­фе «Блин­даж». Рань­ше здесь все бы­ло устав­ле­но хар­чев­ня­ми, но во­ле­вым ре­ше­ни­ем об­ще­пит с Ма­ма­е­ва кур­га­на про­гна­ли. Оста­лись толь­ко са­мые лов­кие - ка­фе «Блин­даж» сов­ме­сти­ли с му­зе­ем Ста­ли­на. В ме­ню по­те­ряв­ших со­весть ком­мер­сан­тов бы­ло блю­до «Мя­со под ши­не­лью».

Ка­пи­тан экс­пе­ди­ции Ди­ма Сте­шин - со­то­вый те­ле­фон: +7 915 363-1934. Ру­лит спла­вом имен­но он. Ну то есть вы, чи­та­те­ли. Осо­бен­но те, кто ока­жет­ся на пу­ти на­ше­го сле­до­ва­ния. Кому есть что рас­ска­зать, по­ка­зать, уди­вить, по­ра­зить, про­сле­зить, вдох­но­вить - зво­ни­те!

ЛЕКАРСТВО ОТ ДЕПРЕССИИ

Ко­ман­да го­то­ви­ла лод­ку к от­плы­тию, а на са­мом де­ле бе­га­ла во­круг нее и хва­та­лась за го­ло­вы: в дни­ще «Ка­ра­си­ка» об­на­ру­жи­лась ды­ра раз­ме­ром с ла­донь - лод­ка от на­ше­го пу­те­ше­ствия про­тер­лась. По­до­шел сто­рож яхт-клу­ба Ар­се­ний. Раз­го­во­ри­лись, по­ка Гу­сей­нов ма­зал дни­ще кле­ем.

- Не люб­лю этот го­род, - вдруг ска­зал Ар­се­ний и за­пу­лил оку­рок вдаль. - Без­на­де­га. За­ра­ба­ты­ваю 20 ты­сяч, день­ги, ко­то­рые ни­че­го не ре­ша­ют, толь­ко на еду. Же­на пи­лит - по­еха­ли на Даль­ний Во­сток. И тут встрял Вор­со­бин: - Осто­рож­но, Дим! Неко­то­рые чи­та­те­ли уже упре­ка­ют нас. Мол, опи­сы­вая по­волж­ские го­род­ки и уди­ви­тель­ный рус­ский фе­но­мен - ква­зи­без­ра­бо­ти­цу (ко­гда ра­бо­та есть, но та­кая ко­пе­еч­ная, что ее как бы и нет), мы на­гне­та­ем пес­си­мизм и де­прес­сию. По­это­му - ура! - вот мо­ло­дой вол­го­град­ский пред­при­ни­ма­тель Ана­то­лий Ры­бин (он при­шел про­во­жать нас). Его при­мер вро­де бы лу­че­за­рен и по­хва­лен. Сту­дент без ка­пи­та­ла, свя­зей и бла­та со­здал с ну­ля кам­па­нию по про­из­вод­ству фрук­то­вых сла­до­стей, ко­то­рая успеш­но тор­гу­ет… с Япо­ни­ей.

- У мо­е­го зна­ко­мо­го бы­ла па­се­ка, - рас­ска­зы­ва­ет он нам. - Сна­ча­ла мы хо­те­ли про­сто фа­со­вать мед в по­да­роч­ную упа­ков­ку, но об­на­ру­жи­ли - мед с оре­хом в ма­га­зи­нах есть, а с яго­да­ми - нет. На­ча­ли экс­пе­ри­мен­ти­ро­вать - со све­жи­ми яго­да­ми не по­лу­ча­ет­ся, мед бро­дит. С су­ше­ны­ми - невкус­но. Ста­ли раз­мель­чать... И до­би­лись сво­е­го. Раз­да­ли дру­зьям, они ска­за­ли - кле­во, да­вай­те еще… А по­том по­яви­лись за­каз­чи­ки из Япо­нии.

Биз­нес Ана­то­лия по­ка неве­лик - обо­рот 2 мил­ли­о­на руб­лей, но за­то рас­тет на 25% в год. И ко­гда мы уже ре­ши­ли, что на­шли лекарство от эко­но­ми­че­ской депрессии, спро­си­ли ма­ло­го (он же ма­лый биз­нес):

- С ка­кой по­пыт­ки все по­лу­чи­лось?

- С чет­вер­той. Сна­ча­ла бы­ла сту­дия по про­грам­ми­ро­ва­нию (по до­хо­дам ушли в ми­нус), по­том де­ла­ли ви­део­ре­кла­му (еле све­ли к ну­лю), еще неудач­ный про­ект…

- По­че­му вы все это не бро­си­ли уже во вто­рой, в тре­тий раз? Вы су­ма­сшед­ший?

- Да, - сме­ет­ся. - На­вер­ное, это чест­ное объ­яс­не­ние…

Ры­бин счи­та­ет, что глав­ная про­бле­ма де­прес­сив­но­го со­сто­я­ния лю­дей - их окру­же­ние.

- Ес­ли ря­дом с то­бой го­во­рят, что все пло­хо и ни­че­го не по­лу­чит­ся, у те­бя нет шан­сов, - утвер­жда­ет биз­нес­мен. - Ес­ли ты это окру­же­ние ме­ня­ешь на лю­дей, ко­то­рые че­го-то до­би­ва­ют­ся, то и у те­бя по­яв­ля­ет­ся шанс. Я чи­таю сту­ден­там лек­ции и за­ме­чаю - ес­ли хо­тя бы один за­го­ра­ет­ся, во­круг него лю­ди ме­ня­ют­ся...

Про­дол­же­ние сле­ду­ет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.