О де­тях Диб­ро­ва за­мол­ви­те сло­во

Komsomolskaya Pravda - - Спорт - Ва­лен­ти­на ЛЬ­ВО­ВА

Я от­но­шусь к то­му по­ко­ле­нию, для ко­то­ро­го Ро­ди­он Газ­ма­нов - это ми­лый маль­чик, ко­то­рый по­ет про про­пав­шую со­ба­ку Лю­си, по­ка его па­па де­ла­ет саль­то под пес­ню «Еса­ул, еса­ул, что ж ты бро­сил ко­ня». Всем маль­чи­кам и де­воч­кам, по­пав­шим в та­кую слож­ную си­ту­а­цию, я ис­кренне со­чув­ствую. День за днем при­дет­ся до­ка­зы­вать нечто и убеж­дать, что воз­мож­ность кру­тить саль­то, не сни­мая буш­ла­та, не пе­ре­да­ет­ся ге­не­ти­че­ски. И я очень хо­те­ла бы, что­бы Ро­ди­он Газ­ма­нов, неглу­пый и ин­те­рес­ный (су­дя по ка­кой-то уже взрос­лой жиз­ни) че­ло­век, стал бы из­ве­стен уже в ином ка­че­стве, без Лю­си, ми­ми­ми и дет­ских вос­по­ми­на­ний.

Од­на­ко что-то пошло не так. Утрен­ний эфир на Пер­вом, про­грам­ма «Се­год­ня. День на­чи­на­ет­ся». И пер­вая те­ма, на ко­то­рой я вклю­чаю имен­но это шоу, - де­ти, звезд­ные ди­на­стии, ге­не­ти­ка. Да, это не бы­ло пер­вой пе­ре­да­чей все­го цик­ла, все на­ча­лось рань­ше, но мне так по­вез­ло. При­хо­дит в сту­дию Ан­на Бан­щи­ко­ва, она же - «Ищей­ка» из третьего се­зо­на се­ри­а­ла. Рас­ска­зы­ва­ет, как ее ма­лень­кая дочь Ма­шень­ка иг­ра­ла маль­чи­ка Юроч­ку. Та­к­же си­дит сре­ди зри­те­лей Ва­си­ли­са Во­ло­ди­на, из­вест­ная как аст­ро­лог в «Да­вай по­же­ним­ся!». Со­об­ща­ет, что му­зы­каль­но не ода­ре­на, по­до­зре­ва­ет та­кую же про­бле­му у сво­их де­тей. Сту­дия хло­па­ет. Че­му? Удив­ля­юсь, опе­шив, но тут по­яв­ля­ет­ся Дмит­рий Диб­ров. О, Дмит­рий Диб­ров…

- Сколь­ко у вас де­тей? - спра­ши­ва­ют ве­ду­щие за­шед­шую зна­ме­ни­тость.

- Из тех, что я знаю? - пе­ре­спра­ши­ва­ет зна­ме­ни­тость, преду­смот­ри­тель­но по­да­вая в жи­во­тре­пе­щу­щий эфир за­яв­ку на бу­ду­щую па­ру-трой­ку дру­гих пе­ре­дач с ис­поль­зо­ва­ни­ем де­тек­то­ра лжи и те­ста ДНК от за­хо­жих ма­те­рей с детьми как бы от Дмит­рия Диб­ро­ва. Все, как мы лю­бим.

- Да, - от­ве­ча­ют Дмит­рию, по­сле че­го он при­по­ми­на­ет на­ли­чие пя­те­рых де­тей.

А да­лее Диб­ров по­уча­ет: отец, мол, сам дол­жен быть ин­те­ре­сен боль­ше, чем га­д­же­ты. И ре­цепт да­ет: ес­ли ре­бе­нок спра­ши­ва­ет па­пу, сколь­ко жи­вет ут­ка, то отец дол­жен вы­бе­жать за дверь, все узнать из до­ступ­ных ему средств ин­фор­ма­ции, а по­том вер­нуть­ся. По­то­му что па­па апри­о­ри зна­ет все. И - ци­ти­рую Диб­ро­ва - «па­па не име­ет пра­ва че­го-то не знать». Ну, ис­хо­дя из преды­ду­ще­го диа­ло­га, зри­тель уже по­ни­ма­ет, что кон­крет­ный па­па да­же не зна­ет точ­но, сколь­ко у него де­тей. За­то те­перь мы в курсе, что ут­ка жи­вет три го­да. Это, бе­з­услов­но, важ­нее. Тем бо­лее что один из из­вест­ных де­тей Диб­ро­ва, по сло­вам ум­но­го па­пы, «пи­шет но­вел­лы, и они на­по­ми­на­ют Фа­ул­за». Ага. Но­вел­лы. На­по­ми­на­ют Фа­ул­за. Пи­са­те­ля, ко­то­рый стал из­ве­стен бла­го­да­ря до­воль­но круп­ным ли­те­ра­тур­ным фор­мам.

Даль­ше бы­ло то­же кра­си­во. При­шел Де­нис Клявер с ди­дже­ем Гру­вом. Де­нис ска­зал, что у него «есть свежий ре­бе­нок». Грув ска­зал, что «ре­бе­нок - это па­рус». А пе­чаль­ный, хо­тя и улы­ба­ю­щий­ся Ро­ди­он Газ­ма­нов при­выч­но вспо­ми­нал, что не уме­ет кру­тить саль­то...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.