По­сле ава­рии Коля сам не хо­тел сидеть до­ма - ему нуж­ны бы­ли эмо­ции, ко­то­рые он прежде испытывал на сцене

«Ком­со­мол­ка» по­го­во­ри­ла с вдо­вой на­род­но­го ар­ти­ста о том, как жил и о чем меч­тал Ни­ко­лай Ка­ра­чен­цов в по­след­ние дни. ВЕЧНЫЙ ПОКОЙ

Komsomolskaya Pravda - - Память - Ана­ста­сия ПЛЕШАКОВА

«НА НЕБЕ Я СНО­ВА БУ­ДУ ХО­ДИТЬ И ГО­ВО­РИТЬ»

- Я не од­на, эти дни жи­ла в се­мье сы­на вме­сте с мо­и­ми вну­ка­ми. Кро­ме то­го, я по­сто­ян­но раз­го­ва­ри­ваю с Ко­лей, ко­то­ро­му от­да­ва­ла всю свою энер­гию и лю­бовь. Он по­ки­нул этот мир. Но не по­ки­нул ме­ня. Как пра­виль­но ска­зал Пат­ри­арх Ки­рилл на от­пе­ва­нии, те­перь он ста­нет мо­им ан­ге­лом-хра­ни­те­лем. Это да­ет ощу­ще­ние, что он ря­дом, - по­де­ли­лась со­кро­вен­ным Люд­ми­ла Поргина. - Коля мне го­во­рил пе­ред сво­им ухо­дом: не ве­шай нос. Я ему по­обе­ща­ла. Вот и ста­ра­юсь не гру­стить. Ко­гда он ле­жал в боль­ни­це, он спро­сил ме­ня: «Ка­кой до­мик те­бе по­стро­ить на небе­сах?» Я, как все­гда, по-де­ло­во­му от­ве­ти­ла: «Не на­до ни­че­го без ме­ня де­лать. Ты же зна­ешь: я при­ду и са­ма по­строю». - Он по­ни­мал, что ухо­дит? - Все по­ни­мал. Он те­рял си­лы. Я его спра­ши­ва­ла: «Коля, неуже­ли ты ме­ня бро­сишь?» И он от­ве­чал: «Ус­по­кой­ся, ни­ко­гда те­бя не бро­шу. На небе у нас с то­бой бу­дет жизнь веч­ная. Там я сно­ва бу­ду нор­маль­но хо­дить, нор­маль­но го­во­рить, смо­гу на ру­ках те­бя но­сить». Вот что он мне по­обе­щал. Я те­перь это­го жду.

- Неуже­ли он стал та­ким во­цер­ко­в­лен­ным че­ло­ве­ком?

- Ко­гда по­сле той страш­ной ава­рии в фев­ра­ле 2005 го­да Коля впал в ко- Ни­ко­лай Ка­ра­чен­цов и Люд­ми­ла Поргина на сбо­ре труп­пы род­но­го те­ат­ра «Лен­ком», сен­тябрь 2018 го­да. му, а спу­стя ме­сяц вер­нул­ся к нам, пер­вое, что он ска­зал: на­до сроч­но об­вен­чать­ся. До ава­рии он не был та­ким, но ко­гда по­бы­вал в дру­гом ми­ре, его ми­ро­воз­зре­ние очень из­ме­ни­лось. Он стал ез­дить по мо­на­сты­рям, по свя­тым ме­стам. В хра­ме его ду­ша как буд­то бы уле­та­ла ту­да, где он уже по­бы­вал од­на­жды и мно­гое уви­дел. По­это­му он не бо­ял­ся смер­ти.

- Не­мец­кие вра­чи, у ко­то­рых пол­то­ра го­да на­зад вы де­ла­ли об­сле­до­ва­ния, опу­холь в лег­ком про­смот­ре­ли, а че­рез пол­го­да во вре­мя об­сле­до­ва­ния в Ин­сти­ту­те им. Ск­ли­фо­сов­ско­го ее об­на­ру­жи­ли. Ес­ли бы вре­мя не бы­ло упу­ще­но, Ни­ко­лая Пет­ро­ви­ча мож­но бы­ло бы спа­сти?

- За несколь­ко ме­ся­цев опу­холь вы­рос­ла с 3 до 10 сан­ти­мет­ров. И ее уви­де­ли. Но я не хо­чу вра­чей об­ви­нять, ра­ко­вые за­бо­ле­ва­ния очень ко­вар­ны, мно­го раз­но­вид­но­стей. Не за­бы­вай­те о том, что Ко­лин ор­га­низм был очень ослаб­лен ава­ри­ей и по­сле­до­вав­ши­ми ней­ро­хи­рур­ги­че­ски­ми опе­ра­ци­я­ми.

«КОЛЯ ОЩУЩАЛ ЖИЗНЬ ОСТРЕЕ МНО­ГИХ ИЗ НАС»

- Вы на­зва­ли жизнь по­сле ава­рии «три­на­дца­тью го­да­ми бла­жен­ства». Как это воз­мож­но: ведь это бы­ло тя­же­лое ис­пы­та­ние для ва­шей се­мьи?

- До ава­рии Коля по­сто­ян­но ра­бо­тал: съем­ки, ре­пе­ти­ции, га­стро­ли, кон­цер­ты... Мы ма­ло ви­де­лись. А по­сле ава­рии ста­ли нераз­луч­ны. Я же лю­би­ла не на­род­но­го ар­ти­ста, а че­ло­ве­ка Ни­ко­лая Караченцова. Ко­гда он фи­зи­че­ски ослаб, нуж­но бы­ло вло­жить столь­ко сил и энер­гии, что­бы он чув­ство­вал се­бя пол­но­цен­ным. Мы пу­те­ше­ство­ва­ли по все­му миру и бы­ли счаст­ли­вы. Это еже­ми­нут­ное пре­бы­ва­ние вме­сте да­ва­ло невы­но­си­мую ра­дость бы­тия. Я не толь­ко луч­ше узна­ла лю­би­мо­го че­ло­ве­ка, но и луч­ше узна­ла се­бя. Я не зна­ла, что спо­соб­на быть на­столь­ко силь­ной. Ни ра­зу за эти три­на­дцать с по­ло­ви­ной лет не бы­ло стра­ха, что я че­го-то не смо­гу сде­лать ра­ди него.

- Имен­но это и вос­при­ни­ма­ли неод­но­знач­но: мол, Люд­ми­ла Поргина за­став­ля­ет Караченцова ве­сти пуб­лич­ную жизнь, пи­а­рит­ся на его бо­лез­ни...

- Все ду­ма­ют, что это я тас­ка­ла его вез­де! Но это у него бы­ла эмо­ци­о­наль­ная по­треб­ность тра­тить се­бя. Да­же в та­ком фи­зи­че­ски немощ­ном со­сто­я­нии он хо­дил в му­зеи, те­ат­ры, на кон­цер­ты - там он сно­ва пе­ре­жи­вал нуж­ные ему эмо­ции. Те эмо­ции, ко­то­рые рань­ше испытывал на сцене. И мне бы­ло на­пле­вать, что ска­жут окру­жа­ю­щие. Ес­ли кто-то осуж­дал, зна­чит, у него са­мо­го с ду­шой не в по­ряд­ке. Ко­гда один из жур­на­ли­стов ска­зал Ко­ле: «Ну лад­но ва­ша же­на - ду­ра, тас­ка­ет вас вез­де. Но вы-то, быв­ший секс-сим­вол, за­чем иде­те у нее на по­во­ду?» - Коля от­ве­тил: «Я стал ин­ва­ли­дом фи­зи­че­ским, а вы - ду­хов­ный ин­ва­лид».

Коля ощущал жизнь острее, чем мно­гие из нас. Он пла­кал и хо­хо­тал, ко­гда ви­дел на сцене та­лант: Ин­ну Чу­ри­ко­ву, Ма­шу Аро­но­ву, Се­ре­жу Ша­ку­ро­ва, Са­шу Ка­ля­ги­на, Али­су Фрейнд­лих, Оле­га Ба­си­ла­шви­ли… Я его спра­ши­ва­ла: ты пе­ре­жи­ва­ешь, что они ра­бо­та­ют, а ты нет? Нет, го­во­рил, я за них ра­ду­юсь. Ему несвой­ствен­но бы­ло чув­ство за­ви­сти.

Прой­дет немно­го вре­ме­ни, я нач­ну раз­би­рать его ар­хив. Со­хра­ни­лись плен­ки, до­ку­мен­таль­ные за­пи­си, фо­то­гра­фии - все на­до си­сте­ма­ти­зи­ро­вать. На­до из­дать кни­гу вос­по­ми­на­ний. Лю­ди зво­нят и рас­ска­зы­ва­ют ис­то­рии, вспо­ми­на­ют яр­кие встре­чи с Ко­лей. Этот ар­хив Ко­ли­ным по­клон­ни­кам, ду­маю, бу­дет ин­те­ре­сен, а уж на­шим вну­кам - тем бо­лее. Жизнь не кон­ча­ет­ся с ухо­дом че­ло­ве­ка. В па­мять о Ко­ле я долж­на де­лать хо­ро­шие де­ла, на­при­мер, по­мочь его дру­гу - кас­ка­де­ру Ко­ле Аста­по­ву, ко­то­ро­го сби­ла ма­ши­на, и сей­час он при­ко­ван к по­сте­ли. Коля мне го­во­рил: «По­мог­ла мне вы­жить, по­мо­ги те­перь и дру­гим».

- Го­во­рят, вы про­си­ли ме­сто на Но­во­де­ви­чьем клад­би­ще для Ни­ко­лая Пет­ро­ви­ча? Что спра­вед­ли­во - он во­ис­ти­ну на­род­ный ар­тист.

- Та­кая идея бы­ла, по­то­му что там по­хо­ро­нен Ев­ге­ний Пав­ло­вич Лео­нов, Ко­лин то­ва­рищ, учи­тель. В филь­ме «Стар­ший сын» Лео­нов сыг­рал его от­ца. Но для Ко­ли не ока­за­лось ме­ста на Но­во­де­ви­чьем. На Ва­гань­ков­ском нам пред­ло­жи­ли ме­сто у за­бо­ра. А вот на Тро­е­ку­ров­ском - сре­ди сво­их. Там по­хо­ро­не­ны его дру­зья: Са­ша Ла­за­рев, На­та­ша Гун­да­ре­ва, ко­то­рая меч­та­ла по­ху­деть и снять­ся с Ко­лей в мю­зик­ле, Лю­боч­ка По­ли­щук, ко­то­рая Ко­лю обо­жа­ла. Там ак­те­ры МХАТа, его пе­да­го­ги. Прах Ко­ли­ной ма­мы, ко­то­рую он очень лю­бил, по­хо­ро­нен в ко­лум­ба­рии Дон­ско­го мо­на­сты­ря, а он про­сил­ся в зем­лю, что­бы со вре­ме­нем я бы­ла ря­дом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.