Ро­ман Ряб­цев:

Ме­ня все-та­ки на­крыл кри­зис сред­не­го воз­рас­та

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Михаил РЯБИКОВ

В ян­ва­ре пев­цу, му­зы­кан­ту и ком­по­зи­то­ру ис­пол­нит­ся 45 лет. Неза­дол­го до Но­во­го го­да Ро­ман во вто­рой раз женился. Жур­нал «Те­ле­про­грам­ма» встре­тил­ся с Ряб­це­вым, что­бы вы­яс­нить, чем он сей­час за­ни­ма­ет­ся и что про­ис­хо­дит в его жиз­ни

- 2015 год на­чи­на­ет­ся для ме­ня со съе­мок в те­ле­се­ри­а­ле, где я в очередной раз иг­раю са­мо­го се­бя, - рас­ска­зы­ва­ет Ро­ман. - До­ста­точ­но за­бав­ная роль.

- И это ведь при­том что вы прин­ци­пи­аль­но не смот­ри­те те­ле­ви­зор. По край­ней ме­ре ча­сто об этом го­во­ри­те.

- В ка­кой-то мо­мент я на­столь­ко его пе­ре­смот­рел, что по­нял: ни­че­го но­во­го он дать мне не мо­жет. Филь­мы, к при­ме­ру, я не мо­гу смот­реть по ТВ, по­то­му что их все вре­мя пе­ре­би­ва­ют ре­кла­мой. Уж луч­ше пой­ду в ки­но или куп­лю диск. Ес­ли же я хо­чу по­смот­реть ка­ку­ю­то кон­крет­ную пе­ре­да­чу, то ска­чаю ее из ин­тер­не­та.

- К при­ме­ру, по­ли­ти­че­ские по­един­ки?

- Нет, мне они неин­те­рес­ны. На­вер­ное, это с воз­рас­том при­шло, спо­кой­нее стал. Не ду­маю, что в них ме­ня что­то мо­жет за­це­пить. К то­му же я знаю те­ле­ви­зи­он­ную кух­ню: лю­ди, ко­то­рые го­то­вы мор­ды бить друг другу в эфи­ре, по­том в ку­рил­ке ми­ло об­ща­ют­ся. Все это боль­шое шоу... В этом го­ду ме­ня ча­сто зва­ли сни­мать­ся в те­ле­про­ек­тах на­чи­ная с пе­ре­да­чи Алек­сандра Гор­до­на и за­кан­чи­вая смеш­ны­ми вик­то­ри­на­ми, в ко­то­рых те­бе нуж­но ис­пол­нить пес­ню, бу­дучи под­ве­шен­ным под по­тол­ком. Суть в об­щем-то од­на: шоу долж­но нра­вить­ся зри­те­лю.

- И вы со­гла­ша­е­тесь: ви­си­те под по­тол­ком в шоу «Звез­ды без па­фо­са» на ка­на­ле «Ю». Об этой же про­грам­ме речь?

- Участ­вую, да. Это бы­ло очень смеш­но, я бы да­же ска­зал, ржач­но. Смот­рел на се­бя в за­пи­си и по­ка­ты­вал­ся со сме­ху.

- ...по­ни­мая, что все это на по­те­ху пуб­ли­ке.

- А я, из­ви­ни­те, где ра­бо­таю? В шо­убиз­не­се. В по­след­нее вре­мя я кар­ди­наль­но из­ме­нил свое от­но­ше­ние ко всем этим про­грам­мам. Ска­жем, лет де­сять на­зад во мне еще иг­рал мак­си­ма­лизм: «Да я се­рьез­ный че­ло­век, не пой­ду в эти раз­вле­ка­тель­ные пе­ре­да­чи!» А сей­час ду­маю: по­че­му бы и нет? Ес­ли я ду­ра­чусь в ком­па­нии сво­их зна­ко­мых, то по­че­му бы мне не сде­лать то же са­мое на пуб­ли­ку? Ес­ли рань­ше груп­па «Тех­но­ло­гия» ста­ра­лась со­хра­нять брутальный имидж - мы ста­ра­лись не улы­бать­ся, бы­ли се­рьез­ны­ми, - то сей­час, в об­щем, нам на все на­пле­вать. Мо­жем поз­во­лить се­бе быть са­ми­ми со­бой.

- Вы ро­ди­лись в Во­ро­не­же, по­том воз­вра­ща­лись ту­да по­сле жиз­ни с ро­ди­те­ля­ми в Си­рии. Сей­час вас что-то свя­зы­ва­ет с этим го­ро­дом?

- Есть опре­де­лен­ная но­сталь­гия... Ведь имен­но в Во­ро­не­же я по­сту­пил в ин­сти­тут и да­же про­учил­ся там один курс. В это вре­мя про­изо­шло мно­го со­бы­тий, пе­ре­вер­нув­ших мою жизнь... В этом го­ду ле­том ме­ня что-то на­кры­ло, и я по­нял: обя­за­тель­но нуж­но съез­дить в Во­ро­неж! Про­сто так, не на га­стро­ли. Ду­маю, ме­ня на­ко­нец-то до­гнал пре­сло­ву­тый кри­зис сред­не­го воз­рас­та. Лето бы­ло во­об­ще очень сум­бур­ное и безум­ное. Пы­тал­ся разо­брать­ся в се­бе, в жиз­ни, в том чис­ле - лич­ной. Сла­ва бо­гу, сей­час все

«Я вос­пи­ты­вал­ся в пра­виль­ном ком­му­ни­сти­че­ском ду­хе»

уста­ка­ни­лось. Но то­гда ме­ня тер­за­ли ду­шев­ные ме­та­ния, я вдруг ост­ро по­чув­ство­вал, что мне нуж­но в Во­ро­неж - при­е­хать и па­ру дней про­сто по­бро­дить по го­ро­ду, съез­дить в де­рев­ню, где жи­ли де­душ­ка с ба­буш­кой. Не люб­лю па­фос­ных слов, но мне за­хо­те­лось при­пасть к кор­ням.

- Кста­ти, по по­во­ду во­ро­неж­ско­го ин­сти­ту­та... С че­го вдруг вы ре­ши­ли по­сту­пать в пе­да­го­ги­че­ский вуз?

- По на­сто­я­нию ро­ди­те­лей. У них, ди­пло­ма­тов, на­ме­ча­лась оче­ред­ная ко­ман­ди­ров­ка за гра­ни­цу. Я был в том воз­расте, ко­гда мне уже нель­зя бы­ло вы­ез­жать с ни­ми. В шко­лах при по­соль­стве на Ближ­нем Во­сто­ке де­ти обыч­но учат­ся до чет­вер­то­го-пя­то­го клас­са. Де­ся­ти­лет­ки бы­ва­ют, как пра­ви­ло, толь­ко в круп­ных ка­пи­та­ли­сти­че­ских стра­нах: Шта­тах, Фран­ции, Гер­ма­нии... По­это­му мы с бра­том окан­чи­ва­ли шко­лу в спе­ци­аль­ном ин­тер­на­те для де­тей за­гра­нич­ных ра­бот­ни­ков. От­прав­ля­ясь в оче­ред­ную стра­ну, ро­ди­те­ли раз­мыш­ля­ли: ку­да ме­ня де­вать? Они со­вер­шен­но спра­вед­ли­во по­бо­я­лись остав­лять ме­ня до­ма. 16-лет­ний под­ро­сток, сво­бод­ная жизнь, один в квар­ти­ре. Что бу­дет? Сей­час-то я их очень хо­ро­шо по­ни­маю. А то­гда жут­ко злился. Од­на­ко ма­ма с па­пой на­сто­я­ли на том, что­бы я по­сту­пил в Во­ро­неж­ский пе­да­го­ги­че­ский ин­сти­тут, ко­то­рый они са­ми окан­чи­ва­ли. К то­му же зам­де­ка­на - их од­но­группник. Ба­буш­ка с де­душ­кой под бо­ком. В об­щем, я был, по их мне­нию, под при­смот­ром. Ро­ди­те­ли рас­счи­ты­ва­ли, что я по­ступ­лю в во­ро­неж­ский ин­сти­тут, а на сле­ду­ю­щий год пе­ре­ве­дусь в мос­ков­ский. Так, соб­ствен­но, и по­лу­чи­лось.

- Вы осо­зна­ва­ли, что Москва - это го­род боль­ших пер­спек­тив?

- Для ме­ня Москва бы­ла все­го лишь сто­ли­цей на­шей Ро­ди­ны. И все. Пой­ми­те, я вос­пи­ты­вал­ся в пра­виль­ном ком­му­ни­сти­че­ском ду­хе. Да и как ина­че мог быть вос­пи­тан под­ро­сток, про­жив­ший пять лет в по­соль­стве? Амо­раль­ных лю­дей за гра­ни­цу не пус­ка­ли. Я все при­ни­мал за чи­стую мо­не­ту. Сло­во «ка­рье­рист» для ме­ня бы­ло та­ким же ру­га­тель­ным, как «бю­ро­крат» или «взя­точ­ник». Я ис­кренне пре­зи­рал лю­дей, ко­то­рые стре­мят­ся де­лать ка­рье­ру и ку­да­то вы­рвать­ся. Счи­тал, что это очень гряз­но, некра­си­во и пло­хо. То есть я был аб­со­лют­но ком­му­ни­сти­че­ски вос­пи­тан­ным ре­бен­ком. Это уже по­том ко мне, моск­ви­чу, при­е­хав­ше­му в Во­ро­неж, по­яви­лось за­вист­ли­во-пре­зри­тель­ное от­но­ше­ние, что ме­ня очень угне­та­ло, и я все­ми сред­ства­ми ста­рал­ся по­ка­зать: я аб­со­лют­но та­кой же, как и все осталь­ные, ни­чем не от­ли­ча­юсь.

«Тех­но­ло­гия» за­брон­зо­ве­ла. И я пе­ре­смот­рел свои взгля­ды на жизнь и твор­че­ство»

- Нет, о му­зы­каль­ной ка­рье­ре я да­же не ду­мал. Де­ло в том, что в 9 - 10-м клас­сах мы с то­ва­ри­щем, от­бы­вая «ссыл­ку» в том са­мом ин­тер­на­те, пы­та­лись со­чи­нять пес­ни. Я иг­рал на пи­а­ни­но, а у мо­е­го дру­га бы­ло сра­зу три ин­стру­мен­та: драм-ма­ши­на, син­те­за­тор и элек­тро­ор­ган. Их ему за хо­ро­шую уче­бу по­да­ри­ли ро­ди­те­ли, ра­бо­та­ю­щие в Ита­лии. В ито­ге мы за­пи­са­ли три маг­ни­то­аль­бо­ма, со­вер­шен­но омер­зи­тель­ных по ка­че­ству, но очень смеш­ных, ис­кренне на­ив­ных по со­дер­жа­нию. Хо­тя, призна­юсь, недав­но я при­сту­пил к за­пи­си од­ной из этих пе­сен, немно­го пе­ре­ра­бо­тав текст и оста­вив без из­ме­не­ния ме­ло­дию, со­чи­нен­ную в 16 лет!.. То­гда, во вре­ме­на СССР, о ка­рье­ре му­зы­кан­та невоз­мож­но бы­ло да­же меч­тать, не имея му­зы­каль­но­го об­ра­зо­ва­ния и со­от­вет­ству­ю­щей ат­те­ста­ции. Уже на пер­вом кур­се ин­сти­ту­та ро­ди­те­ли ку­пи­ли мне элек­тро­ор­ган­чик Casio. С ним я был пер­вым пар­нем на де­ревне! (Улы­ба­ет­ся.) Ме­ня без раз­го­во­ров взя­ли в ин­сти­тут­ский ин­тер­на­ци­о­наль­ный ВИА «Сол­неч­ный круг». В 1987 го­ду я умуд­рил­ся по­пасть на пер­вый во­ро­неж­ский рок­фе­сти­валь в ка­че­стве го­стя, вне кон­кур­са. Мне раз­ре­ши­ли спеть три пес­ни, пред­ва­ри­тель­но за­ста­вив прой­ти че­рез ад лит­со­ве­тов. Я во­зил свои тек­сты то ли в рай­ком, то ли в гор­ком ком­со­мо­ла, их там утвер­жда­ли, ис­ка­ли кра­мо­лу, не на­хо­ди­ли и ста­ви­ли пе­чать. Все бы­ло на­столь­ко мрач­но... Сам я в об­щем-то со­би­рал­ся пой­ти по сто­пам от­ца и стро­ить ди­пло­ма­ти­че­скую ка­рье­ру. Му­зы­ка бы­ла все­го лишь мо­им хоб­би, но ря­дом со мной все вре­мя на­хо­ди­лись лю­ди, с ко­то­ры­ми мне бы­ло ин­те­рес­но иг­рать и ко­то­рым бы­ло ин­те­рес­но иг­рать со мной. И ко­гда я уже при­е­хал в Моск­ву, то при­бил­ся к груп­пе. Сей­час и не пом­ню, как и к ка­кой. По­том бы­ла еще од­на груп­па. По­ти­хо­неч­ку по­нес­лось, по­еха­ло, по­сле­до­ва­ли пер­вые га­стро­ли в Смо­ленск...

- В свое вре­мя вы успели по­со­труд­ни­чать и с Кри­сти­ной Ор­ба­кай­те, и с груп­пой t.A.T.u., и с Вла­дом Ста­шев­ским. Про­дол­жа­е­те ра­бо­тать с дру­ги­ми ар­ти­ста­ми?

- Лет 10 лет ни­чем по­доб­ным не за­ни­мал­ся. «Тех­но­ло­гия» от­ни­ма­ла слиш­ком мно­го вре­ме­ни. Но сей­час вос­ста­нав­ли­ваю преж­ние уме­ния, на­чи­наю ра­бо­тать для дру­гих ис­пол­ни­те­лей, не хо­чу по­ка афи­ши­ро­вать их име­на. В одном слу­чае я вы­сту­паю в ка­че­стве ав­то­ра му­зы­ки на сти­хи дру­го­го че­ло­ве­ка, во вто­ром - про­дю­си­рую пес­ни.

- А как же но­вый аль­бом груп­пы «Тех­но­ло­гия»? Вы ведь го­во­ри­ли, что он вот-вот вый­дет.

- Я пе­ре­смот­рел свои пла­ны на жизнь и твор­че­ство. На мой взгляд (хо­тя да­ле­ко не все со мной со­глас­ны), груп­па «Тех­но­ло­гия» окон­ча­тель­но пре­вра­ти­лась в, как пи­шут на афи­шах, «ле­ген­дар­ную груп­пу «Тех­но­ло­гия», то есть за­брон­зо­ве­ла, пол­но­стью пе­ре­шла в раз­ряд ре­тро. По га­строль­ной прак­ти­ке ви­жу: ни­ко­му ни­че­го но­во­го от нас не на­до. Ор­га­ни­за­то­ры кон­цер­тов то и де­ло нам го­во­рят: «Толь­ко, ра­ди бога, не на­до петь но­вых пе­сен!» По­это­му де­лать что-то но­вое под мар­кой груп­пы «Тех­но­ло­гия» я счи­таю неце­ле­со­об­раз­ным. В 2009 го­ду мы за­пи­са­ли аль­бом «Но­си­тель идей». Но и по­ло­ви­ну пе­сен из него на кон­цер­тах не иг­ра­ем. У ме­ня уже бы­ла по­хо­жая си­ту­а­ция в 1993-м. Я пи­сал пес­ни, ко­то­рые груп­пе со­вер­шен­но не под­хо­ди­ли, это бы­ла ни ра­зу не «Тех­но­ло­гия» - кельт­ско-ир­ланд­ские ме­ло­дии... В об­щем, как и то­гда, сей­час ре­шил вы­пу­стить свой соль­ный аль­бом. А для «Тех­но­ло­гии» к гря­ду­ще­му юби­лею (в мар­те 2015-го нам ис­пол­ня­ет­ся 25 лет, пла­ни­ру­ем от­ме­тить с раз­ма­хом - боль­ши­ми кон­цер­та­ми) за­пи­сать несколь­ко но­вых синглов.

- Удив­ля­ет то, что ни­че­го но­во­го и ин­те­рес­но­го в ней не про­ис­хо­дит. Сплош­ное пе­ре­же­вы­ва­ние ста­ро­го. Рань­ше, до­пу­стим, воз­ни­ка­ла мо­да на ка­кое­то от­ветв­ле­ние тан­це­валь­ной му­зы­ки. Взять хо­тя бы гоа-транс, трай­бл-ха­ус или драм-н-бэйс, ко­то­рые дер­жа­лись несколь­ко лет, а за­тем сме­ня­лись ка­ким­то дру­гим все­об­щим увле­че­ни­ем. Сей­час же - бла­го­да­ря ин­тер­не­ту и флеш­мо­бам - все про­ис­хо­дит ско­ро­па­ли­тель­но, за несколь­ко ме­ся­цев, и быст­ро за­бы­ва­ет­ся. Му­зы­каль­ные те­ле­ка­на­лы прак­ти­че­ски умер­ли, не ока­зы­ва­ют ни­ка­ко­го вли­я­ния.

- Рас­те­ря­ев ме­ня за­ин­те­ре­со­вал: хо­ро­шо на­чал, но по­том, на мой взгляд, все ста­ло уны­ло. На­лич мне сра­зу не по­нра­вил­ся, не за­це­пил. Ку­да при­коль­нее по­слу­шать оче­ред­ную пес­ню Се­ме­на Сле­па­ко­ва. Вот он, на мой взгляд, пре­кра­сен. Осо­бен­но пес­ня «Луч­ший секс - это секс с же­ной». Сколь­ко лет уже это­му хи­ту, а я каж­дый раз с вос­тор­гом его пе­ре­слу­ши­ваю.

- Она ши­кар­на. Это ве­ли­ко­леп­но скон­стру­и­ро­ван­ная пес­ня, в ко­то­рой со­бра­ны аб­со­лют­но все по­п­со­вые штам­пы: зву­ки, струк­ту­ра, аран­жи­ров­ка. Иде­аль­ный кок­тейль!

- С Мак­сом Фа­де­е­вым. Это единственный, ко­го мож­но на­звать про­дю­се­ром в пра­виль­ном по­ни­ма­нии смыс­ла это­го сло­ва. Из всех на­ших про­дю­се­ров он мне наи­бо­лее ин­те­ре­сен, бли­зок. Счи­таю, что он все де­ла­ет очень кру­то.

- Нет, по­то­му что ни­ко­му из на­ших это не уда­ва­лось. Нет при­ме­ров! И ду­мать, что у ме­ня по­лу­чит­ся, глу­по и на­ив­но.

- Я ту­да не уез­жал - жил в Па­ри­же лишь во вре­мя за­пи­си аль­бо­ма. Во Фран­цию я от­пра­вил­ся ис­клю­чи­тель­но

- На сво­ей стра­нич­ке в Фейс­бу­ке вы вос­хи­ща­лись ком­по­зи­ци­ей Gangnam Style.

- Вас что-то удив­ля­ет, ра­ду­ет в со­вре­мен­ной му­зы­ке?

- Неко­то­рое вре­мя груп­па «Тех­но­ло­гия» со­труд­ни­ча­ла с Юри­ем Ай­зен­шпи­сом. А с кем из про­дю­се­ров вы бы сей­час с удо­воль­стви­ем по­ра­бо­та­ли?

- Мо­жет, по­ра сно­ва по­про­бо­вать свои си­лы за гра­ни­цей?

- Но бла­го­да­ря то­му же ин­тер­не­ту «ро­ди­лись» Игорь Рас­те­ря­ев, Петр На­лич...

- Но вы же так не ду­ма­ли, уез­жая в на­ча­ле 90-х во Фран­цию?

- Вы еще в шко­ле на­ча­ли за­ду­мы­вать­ся о ка­рье­ре му­зы­кан­та?

Для ме­ня Москва - сто­ли­ца на­шей Ро­ди­ны. Я пре­зи­рал лю­дей, меч­та­ю­щих ку­да­то вы­рвать­ся

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.