Аль Па­чи­но: В мо­ем воз­расте стран­но го­во­рить о сва­дьбе. Но я все же по­меч­таю!

В экс­клю­зив­ном ин­тер­вью жур­на­лу «Телепрограмма» голливудский клас­сик вспом­нил о том, как флир­то­вал с по­клон­ни­ца­ми и бо­ял­ся быть уво­лен­ным за проф­не­при­год­ность

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Юлия РИНЧ (Лос-Ан­дже­лес)

При всем мно­го­об­ра­зии звезд и звез­до­чек ак­те­ров, из­вест­ных и лю­би­мых во всем ми­ре, не так мно­го. Аль Па­чи­но, несо­мнен­но, один из них. Невы­со­кий, тще­душ­ный, он тем не ме­нее все­гда умел луч­ше, чем кто бы то ни бы­ло, во­пло­щать на экране об­раз силь­но­го муж­чи­ны. Ма­эст­ро по­мо­га­ли сталь­ной взгляд, без­оши­боч­но узнаваемый хрип­лый го­лос и, ко­неч­но же, мо­ре та­лан­та, увы, лишь один раз от­ме­чен­но­го «Оска­ром». И да­же сей­час, на по­ро­ге 75-летия, он яв­но не скло­нен к пен­си­о­нер­ско­му су­ще­ство­ва­нию, де­мон­стри­руя за­вид­ное тру­до­лю­бие и оп­ти­мизм.

«Но­ми­на­ция на «Оскар» из­ба­ви­ла от стра­да­ний»

- Вы еще не на­ду­ма­ли пи­сать ме­му­а­ры?

- О, нет! (Сме­ет­ся.) Я еще мо­лод для это­го. Да­вай­те по­до­ждем па­ру де­сят­ков лет.

- А ес­ли бы на­ду­ма­ли, то ко­го из ге­ро­ев на­зва­ли сво­им лю­би­мым? И ко­го из сво­их ге­ро­ев при­гла­си­ли бы на сва­дьбу?

- О сва­дьбе 74-лет­не­му че­ло­ве­ку ду­мать не очень-то с ру­ки, но я по­меч­таю... Во-пер­вых, Майк­ла Кор­леоне из «Крест­но­го от­ца» - ма­ло то­го, что он при­нес мне сла­ву, так он еще за­хва­тил ме­ня, раз­ви­ва­ясь во вре­ме­ни, ста­рея и оже­сто­ча­ясь. Во-вто­рых, Сон­ни Ворт­зи­ка из «Со­ба­чье­го пол­дня». Я его иг­рал на раз­рыв нер­вов, ста­ра­ясь вы­плес­нуть на экран мак­си­мум эмо­ций, что­бы зри­те­ля по­ди­рал мо­роз по ко­же. В-тре­тьих, Фр­эн­ка Сер­пи­ко - на­де­юсь, что ему хва­ти­ло бы здо­ро­вья по­се­тить ее.

- По­че­му он?

- Я сыг­рал толь­ко двух ре­аль­ных лю­дей. Сон­ни Ворт­зик умер, но он вряд ли по­нра­вил­ся бы мо­ей неве­сте - ни­кто, кро­ме ак­те­ров, не лю­бит нев­ра­сте­ни­ков. Фрэнк Сер­пи­ко (его Па­чи­но сыг­рал в 1973 го­ду в филь­ме «Сер­пи­ко». - Ред.) - ре­аль­ный нью-йорк­ский по­ли­цей­ский, ныне от­став­ной, про­сто по­тряс ме­ня, ко­гда я ра­бо­тал над ро­лью. Я спро­сил: «Па­рень, а по­че­му ты от­ка­зал­ся от этой чер­то­вой взят­ки? От­дал бы ее на бла­го­тво­ри­тель­ность, и все бы­ли бы до­воль­ны, вклю­чая си­ро­ток». И что он мне от­ве­тил? «Я за­про­сто мог бы это сде­лать, но что бы я чув­ство­вал по­том, слу­шая Бет­хо­ве­на?» А? И это по­ли­цей­ский! На та­ких стра­на дер­жит­ся!

- Обыч­но ва­ши глав­ные ро­ли - силь­ные муж­чи­ны, сме­та­ю­щие все на сво­ем пу­ти. Но в но­вой кар­тине «Уни­же­ние» ваш ге­рой - по­ста­рев­ший ак­тер, у ко­то­ро­го все ва­лит­ся из рук. По­че­му вы со­гла­си­лись на эту роль?

- При­ш­ла по­ра огля­нуть­ся на свою жизнь, по­ра оце­нить нуж­ность сво­е­го ре­мес­ла, по­ра от­де­лить иг­ру от ре­аль­но­сти. По­ра, ко­то­рая при­хо­дит к каж­до­му нор­маль­но­му че­ло­ве­ку в опре­де­лен­ном воз­расте.

- На­сколь­ко вы по­хо­жи на сво­е­го ге­роя, рас­те­ряв­ше­го­ся на сцене и по­те­ряв­ше­го­ся в жиз­ни?

- У нас мно­го об­ще­го и в ха­рак­те­рах, и в био­гра­фии, но есть од­но важ­ное от­ли­чие: ему опро­ти­ве­ла ак­тер­ская игра, а я еще го­ло­ден до нее, и до кон­ца жиз­ни сво­ей про­фес­си­ей не на­ем­ся.

- На­вер­ное, этот го­лод и по­мо­гал вам по­лу­чать луч­шие ро­ли в луч­ших филь­мах. Один «Крест­ный отец» че­го сто­ит!

- А ведь ме­ня не хо­те­ли брать в эту кар­ти­ну! Но Фрэнк Коппола на­сто­ял. Сей­час, ко­неч­но, труд­но пред­ста­вить, что бы­ло бы с мо­ей судь­бой, ес­ли бы не твер­дость Коп­по­лы, но то­гда... Я и сам се­бе не очень до­ве­рял: по­сле сце­ны сва­дьбы - са­мой пер­вой в филь­ме - мы с Дай­ан Ки­тон ре­ши­ли, что нас из про­ек­та точ­но вы­прут за проф­не­при­год­ность. Да­же то, что по­сле съе­мок ко мне по­до­шел, ско­рее да­же под­плыл ве­ли­кий Мар­лон Бран­до и по­ощ­ри­тель­но по­хло­пал по пле­чу - недур­но, мол, маль­чик сыг­рал, - не по­мог­ло из­ба­вить­ся от стра­ха. Успо­ко­ил­ся толь­ко по­сле но­ми­на­ции на «Оскар», а до это­го очень стра­дал. «Го­нял­ся» за Де Ни­ро, си­дя в трей­ле­ре

- Роль Майк­ла по­тя­ну­ла за со­бой це­лую че­ре­ду кру­тых пар­ней. На­при­мер, в «Схват­ке», где в фи­на­ле вы, иг­рая бес­страш­но­го де­тек­ти­ва, так кра­си­во гонитесь по ноч­ным Гол­ли­вуд­ским хол­мам за ганг­сте­ром в ис­пол­не­нии Де Ни­ро!

- А это, кста­ти, был не я!

- То есть?

- Я на ре­пе­ти­ции этой сце­ны под­вер­нул ступ­ню и в ито­ге, уют­но устро­ив­шись в теп­лом трей­ле­ре, вы­ра­жал свои фаль­ши­вые со­бо­лез­но­ва­ния Бо­бу Де Ни­ро, ко­то­рый вы­нуж­ден был, про­кли­ная все на све­те, пры­гать по коч­кам, спа­са­ясь от мо­е­го дуб­ле­ра.

- Вы еще ска­жи­те, что в зна­ме­ни­той сцене в ре­сто­ране, где ганг­стер и де­тек­тив вдруг по­ни­ма­ют, что они очень близ­ки по ду­ху, то­же не сни­ма­лись...

- Нет, это на дуб­ле­ров спихнуть бы­ло

слож­но (сме­ет­ся). Мы до­го­во­ри­лись с ре­жис­се­ром, что сыг­ра­ем эту сце­ну без ре­пе­ти­ций и од­ним дуб­лем. Как по­том вы­яс­ни­лось, это бы­ло пра­виль­ное ре­ше­ние: не зная ре­ак­ции парт­не­ра, каж­дый из нас был на­сто­ро­же, и это со­зда­ло под­хо­дя­щую ат­мо­сфе­ру.

- В «Уни­же­нии» то­же ат­мо­сфе­ра под­хо­дя­щая, но это не на­пря­же­ние, а ско­рее аб­сурд...

- Вся жизнь ак­те­ра про­хо­дит имен­но в та­кой ат­мо­сфе­ре: мы жи­вем стра­стя­ми и кон­флик­та­ми, при­ду­ман­ны­ми дра­ма­тур­га­ми. А они очень ча­сто не сов­па­да­ют с на­сто­я­щи­ми. При этом чуть ли не еже­днев­но ты пе­ре­ска­ки­ва­ешь из лич­но­сти в лич­ность, из кон­флик­та в кон­фликт, и ло­ма­ешь се­бя под них.

- А вы в ре­аль­ную жизнь не за­гля­ды­ва­ли?

- Ну не на­до так бук­валь­но по­ни­мать мои сло­ва. Ко­неч­но, мы жи­вем нор­маль­ной жиз­нью: с же­на­ми, лю­бов­ни­ца­ми, детьми, тол­кот­ней в мет­ро. Дру­гое де­ло, что эта нор­маль­ная жизнь у нас сме­ша­на с иг­рой и очень ча­сто в нас ви­дят имен­но ро­ли и удив­ля­ют­ся, ес­ли мы им не со­от­вет­ству­ем. На­при­мер, ко­гда я снял­ся в «Крест­ном от­це» и че­рез па­ру дней по­сле вы­хо­да кар­ти­ны про­хо­дил по ули­це ми­мо кра­си­вой де­вуш­ки, я крик­нул ей: «При­вет!» А она в от­вет: «При­вет, Май­кл!» Вот так, из ано­ним­но­сти, из без­вест­но­сти я прыг­нул сра­зу в те­ло ге­роя, ми­нуя са­мо­го се­бя - Аль Па­чи­но.

- Ну и что бы­ло в ис­то­рии с той де­вуш­кой даль­ше?

- Что на­до, то и бы­ло! (До­воль­но ух­мы

ля­ет­ся.)

«Моя дочь бу­дет хва­тать­ся за все, что ей пред­ло­жат»

- Ва­ша подруга Лю­си­лья (35-лет­няя ар­ген­тин­ская ак­три­са Лю­си­лья Со­лья, с ко­то­рой Па­чи­но жи­вет уже че­ты­ре го­да. - Ред.) то­же ви­дит в вас ки­но­ге­ро­ев?

- Она са­ма ак­три­са и ви­дит во мне не об­раз, а че­ло­ве­ка. Мо­жет быть, по­это­му наш со­юз по­ка не да­ет тре­щин.

- А вы са­ми, вы­хо­дя в «нор­маль­ную» жизнь, вы­ра­бо­та­ли ка­кие-то пра­ви­ла, по­мо­га­ю­щие эту жизнь тер­петь?

- Сам - нет, но за­то по­сто­ян­но под­твер­ждаю пра­виль­ность уро­ков мо­е­го учи­те­ля Ли Стра­с­бер­га, ко­то­рый пе­ре­нес на аме­ри­кан­скую поч­ву ме­тод Ста­ни­слав­ско­го. Он учил нас не огля­ды­вать­ся в про­шлое и не меч­тать о бу­ду­щем, а жить се­го­дняш­ним днем. За­бав­но, что мо­е­го ге­роя в «Уни­же­нии» учит это­му де­вуш­ка, ко­то­рую изу­ми­тель­но сыг­ра­ла мо­ло­дая ак­три­са Гре­та Гер­виг. У нее бу­дет бле­стя­щая ка­рье­ра, по­мя­ни­те сло­во ста­ро­го ар­ти­ста.

- Вы уже че­ты­ре го­да не вы­хо­ди­ли на сце­ну. Со­би­ра­е­тесь?

- По­ка нет, слиш­ком мно­го ки­но­пла­нов. Сей­час за­кан­чи­ваю ко­ме­дию «Дэн­ни Коллинз», в ко­то­рой иг­раю глав­ную роль. Вот ви­ди­те: мне ак­тер­ское де­ло не опро­ти­ве­ло. Про­сто сей­час я мо­гу не быть все­яд­ным. А мо­ло­дой ак­тер обя­зан хва­тать­ся за все, что ему пред­ла­га­ют, - так де­лал я, так бу­дет де­лать моя дочь Джу­ли, ко­то­рая сей­час обу­ча­ет­ся в ки­но­шко­ле. Та­кая уж эта про­фес­сия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.