«Доч­ку ро­ди­ла для се­бя»

KP-Teleprogramma - - КАКИЕ ЛЮДИ! -

- И в мыс­лях та­ко­го не бы­ло. Судь­бу ни­ко­гда не кля­ла. Де­прес­сия у ме­ня бы­ла все­го раз, ко­гда я ра­бо­та­ла на ста­ди­оне Ле­ни­на (ны­неш­ние «Луж­ни­ки». -

Я бы­ла там би­ле­те­ром, аген­том по снаб­же­нию. В 1990-х съе­мок по­чти не бы­ло. И тут ме­ня со­кра­ти­ли - воз­раст-то уже пен­си­он­ный. Вдо­ба­вок у ме­ня умер­ла ма­ма. Я оста­юсь од­на с доч­кой, ко­то­рая еще не устро­е­на. Та­кая бы­ла па­ни­ка. Гос­по­ди, как жить на од­ну пен­сию?! По­пла­ка­ла, а по­том со­бра­ла свои фо­то­гра­фии в аль­бом­чик и по­шла по ак­тер­ским агент­ствам. Че­рез ка­кое-то вре­мя ста­ли звать сни­мать­ся. И вы­бра­лась я из этой де­прес­сии, ста­ло все на­ла­жи­вать­ся. Где-то в 2009-м да­же по­еха­ла за гра­ни­цу - в пер­вый раз и сра­зу на га­стро­ли. Ро­ман Вик­тюк то­гда ре­шил по­ста­вить ан­тре­при­зу, спек­такль «За­пах лег­ко­го за­га­ра». С этим спек­так­лем мы по­е­ха­ли в Одес­су, Ки­ев, Санкт-Пе­тер­бург, а по­том и в Из­ра­иль.

- По­сле ре­кла­мы под­сол­неч­но­го А для Ли­зы она са­мая насто­я­щая б б мас­ла. Я как-то спо­кой­но к это­му от­но­си­лась все­гда. Толь­ко лю­ди му­ча­ют ино­гда очень, сфо­то­гра­фи­ро­вать­ся про­сят. В про­шлом мае в Тур­ции бы­ли - я не мог­ла спо­кой­но от­дох­нуть. Про­сто каж­дую се­кун­ду под­хо­ди­ли!

- Ба­бу Ма­ню из «Елок» люб­лю. Но са­мая лю­би­мая все-та­ки из «Дет­ско­го са­да» (фильм 1983 го­да. - По­то­му что это бы­ла са­мая пер­вая моя ба­буш­ка, боль­шая роль и ре­жис­сер - сам Ев­ге­ний Евтушенко. Мне то­гда бы­ло 43. Еще был фильм «Мы ве­зем с со­бой ко­та» (ки­но 1989 го­да. - я там сыг­ра­ла ня­ню По­лю. Пре­крас­ная роль, боль­шая, ве­ли­ко­леп­ная. Те­ле­фо­нист­ка в «Шу­ре и Про­свир­няк» (кар­ти­на Ни­ко­лая До­ста­ля 1987 го­да. - В «Чер­ной мет­ке» (ми­сти­че­ский се­ри­ал 2011 го­да. - хо­ро­шая роль: я там доб­рая, пре­крас­ная жен­щи­на - ни­кто и не по­до­зре­вал, что она убий­ца и есть. Там та­кой мо­но­ло­жи­ще у ме­ня! Ку­да там Вас­се Же­лез­но­вой до нее! А в мо­ло­до­сти я меч­та­ла сыг­рать Ка­те­ри­ну из «Гро­зы», ма­ма­шу Ку­раж по Брех­ту. Ну... Не слу­чи­лось и не слу­чи­лось.

- На­обо­рот, я все­гда за­щи­щаю ак­те­ров, ко­гда о них так го­во­рят. Бы­ва­ет, лю­ди на­чи­на­ют су­дить-ря­дить: «Та­ки­е­ся­кие, про­сти­тут­ки!» А я каж­дый раз от­ве­ча­ла: «Не су­ди­те по се­бе».

- Бы­ва­ли ка­кие-то мо­мен­ты, бы­ва­ли.

- И это бы­ло. Он как-то при­шел на юби­лей Сту­ден­че­ско­го те­ат­ра. И за­вер­те­лось. Умел он уха­жи­вать... Ста­ли жить вме­сте. Но по­том не сло­жи­лось, все-та­ки раз­ные мы бы­ли. Но я не хо­чу осо­бен­но об этом го­во­рить, столь­ко лет про­шло. Уже по­сле его смер­ти мы с Ле­ноч­кой Са­на­е­вой встре­ти­лись, его же­ной. Очень по-дру­же­ски, хо­ро­шо по­го­во­ри­ли. Я ей фо­то­гра­фии Ро­ла­на от­да­ла, ка­кие у ме­ня бы­ли. С бла­го­дар­но­стью Ро­ла­на вспо­ми­наю. Я его ма­му очень хо­ро­шо зна­ла, бра­та.

- Дочь, внуч­ка и я. Жи­вем вме­сте.

- Она ин­то­на­ции очень здо­ро­во схватывает. По­смот­рим, что са­ма вы­бе­рет. У ме­ня все-та­ки все­гда был трез­вый ум. Я и дочь не тор­мо­ши­ла, не за­став­ля­ла ку­да-то по­сту­пать, да­ла воз­мож­ность по­ду­мать. Дочь пре­по­да­ет в медучилище, у нас очень дру­же­ские, пре­крас­ные от­но­ше­ния. И мы прак­ти­че­ски не ру­га­ем­ся.

- Нет, ка­те­го­ри­че­ски. Маш­ка очень ра­зум­ный че­ло­век. Она го­во­ри­ла так: «Быть по­сред­ствен­но­стью не хо­чу, а та­кой, как ма­ма, не бу­ду, по­то­му что на­до иметь дар Бо­жий». Вот сло­ва мо­ей до­че­ри. По­ни­ма­е­те?

- Я по су­пам спе­ци­а­лист. Бор­щок, вся­кие рыб­ные суп­чи­ки, люб­лю щиш­ки кис­лые, ща­ве­ле­вые ва­рить. Окро­шеч­ку люб­лю де­лать. А по вто­рым блю­дам у ме­ня дочь глав­ная.

- Ни­че­го! Ну, хо­ро­шо бы, ко­неч­но, шко­лу обыч­ную окон­чить, а не ра­бо­чей мо­ло­де­жи, по­сту­пить в те­ат­раль­ный вуз, что­бы по­том взя­ли в те­атр хо­ро­ший. Но луч­ше пусть бу­дет так, как есть.

- Мо­жет быть, это им­му­ни­тет по­ко­ле­ния та­кой. Мы же еще в во­ен­ные и по­сле­во­ен­ные го­ды на­учи­лись все пре­пят­ствия пре­одо­ле­вать лег­ко. Ес­ли бы мы все пе­ре­жи­ва­ния скап­ли­ва­ли, ес­ли жи­ла бы в нас злоба, это бы­ло бы ужас­но.

- Разное... Ча­сто вспо­ми­наю, как тя­же­ло бы­ло, ко­гда к нам с ма­мой вер­нул­ся отец. В ал­ко­голь­ном уга­ре, с бе­лой го­ряч­кой. Спать ло­жил­ся, по­ло­жив нож под мат­рас. Од­на­ж­ды со­всем до­пил­ся, увез­ли его в пси­хуш­ку. Я умо­ля­ла: «Ма­моч­ка, не бе­ри его об­рат­но!» Но она его по­жа­ле­ла, взя­ла. Так и жил с на­ми. А я в шко­лу шла и обо­ра­чи­ва­лась, не идет ли он за мной с но­жом. По­том он умер. Но у ме­ня до сих пор его го­лос в ушах сто­ит: «Убью! За­ре­жу!»

- Да, для ме­ня это не ста­ло бе­дой. Я и не стре­ми­лась ее со­здать, раз не встре­ти­ла лю­бовь та­кую уж боль­шую. Да­же Ма­шень­ка, доч­ка, не ре­бе­нок люб­ви. Она про­сто мне нуж­на бы­ла, и я ее ро

ди­ла.

- По­сколь­ку я не по­лу­чи­ла та­ко­го жен­ско­го сча­стья, да­же и не ска­жу. У ме­ня не бы­ло люб­ви с муж­чи­ной по­на­сто­я­ще­му.

- Ко­неч­но. Мо­жет быть, мне ино­гда уда­ет­ся сыг­рать чув­ства да­же бо­лее ис­кренне, чем то­му че­ло­ве­ку, ко­то­рый дей­стви­тель­но по­лу­чил эту лю­бовь. По­то­му что внут­ри жи­вет на­деж­да: «а вдруг?!» И все же я не мо­гу осо­знать, что та­кое насто­я­щая лю­бовь. Я люб­лю, ко­неч­но, свою дочь, внуч­ку. Но это дру­гое. Флю­и­ды, при­тя­же­ние - это хо­ро­шо, но то­же не то. Я во­об­ще не знаю, как по­нять это - что та­кое лю­бовь. Это очень слож­но. С ра­бо­той по­нят­нее. Мне в этом го­ду ис­пол­нит­ся 75 лет, но я го­то­ва мно­го ра­бо­тать. Со­глас­на сни­мать­ся и в днев­ные, и в ноч­ные сме­ны, го­то­ва к лю­бым ро­лям.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.