Илья Лю­би­мов: Я алч­ный, за­вист­ли­вый, че­сто­лю­би­вый и тще­слав­ный ми­зан­троп

Я как ста­рый пенсионер гу­ляю с ко­ляс­кой

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

По­пу­ляр­ный ак­тер по­де­лил­ся мыс­ля­ми о че­ло­ве­че­ском ли­це­ме­рии, ве­ре в Бо­га и цен­но­сти об­ще­ния с детьми

Текст: На­деж­да ШУЛЬ­ГА

Он ро­дил­ся в ин­тел­ли­гент­ной мос­ков­ской се­мье. Па­па Петр Шле­зин­гер - кон­струк­тор, на­чаль­ник от­де­ла в ОКБ Су­хо­го, ма­ма На­та­лья Ни­ко­ла­ев­на Лю­би­мо­ва - фи­ло­лог и пе­ре­вод­чик. С 11 лет Илья иг­рал в Те­ат­ре юных моск­ви­чей, га­стро­ли­ро­вал со спек­так­ля­ми. Уче­ба, ак­тер­ская ка­рье­ра - все да­ва­лось ему лег­ко. Вот толь­ко мос­ков­ский ан­де­гра­унд немыс­ли­мо при­тя­ги­вал. В ито­ге, по соб­ствен­но­му при­зна­нию ак­те­ра, он пе­ре­про­бо­вал все ви­ды нар­ко­ти­ков и да­же за­гре­мел в тюрь­му. Ес­ли бы не ве­ра в Бо­га, к ко­то­рой он при­шел уже в 30-лет­нем воз­расте, кто зна­ет, как даль­ше сло­жи­лась бы его жизнь. Мы встре­ти­лись с Ильей Лю­би­мо­вым на съем­ках се­ри­а­ла «Ко­рабль» (СТС). Его ге­рой - жест­кий, желч­ный, мрач­ный и бес­по­щад­ный ин­струк­тор по вы­жи­ва­нию Гер­ман чем-то на­по­ми­на­ет са­мо­го Илью. Преж­не­го Илью.

- Гер­ман толь­ко пред­ста­вил­ся всем ин­струк­то­ром по вы­жи­ва­нию. В дей­стви­тель­но­сти же он со­всем не тот, за ко­го се­бя вы­да­ет, - рас­кры­ва­ет тай­ны про­ек­та ак­тер. - Он че­ло­век в по­го­нах, фэ­э­с­бэш­ник, ко­то­рый все­ми си­ла­ми пы­тал­ся уй­ти из-под кон­тро­ля этой ор­га­ни­за­ции. Во­об­ще с те­че­ни­ем вре­ме­ни не толь­ко Гер­ман, но и все осталь­ные оби­та­те­ли ко­раб­ля по­сте­пен­но сни­ма­ют с се­бя слои. Си­ту­а­цию точ­но от­ра­жа­ет ци­та­та по­эта Ль­ва Ха­ли­фа: «Из че­го твой пан­цирь, че­ре­па­ха?» - я спро­сил и по­лу­чил от­вет: «Он из пе­ре­жи­то­го мной стра­ха - и бро­ни на­деж­ней в ми­ре нет». В ко­неч­ном ито­ге зри­тель на­вер­ня­ка раз­гля­дит в каж­дом из на­ших пер­со­на­жей ис­пу­ган­но­го ре­бен­ка, ко­то­рый пря­чет­ся за сво­и­ми за­ско­руз­лы­ми мозолями... И очень уди­вит­ся, узнав всю под­но­гот­ную мо­е­го пер­со­на­жа.

- Чем же она так при­ме­ча­тель­на?

- Под­но­гот­ная лю­бо­го че­ло­ве­ка до­воль­но непри­гляд­на. Че­ло­век внут­ри очень мя­гок - ес­ли, ко­неч­но, он не умер ду­шой. Но у нас на судне та­ких нет. На ко­рабль по­па­ли в неко­то­ром смыс­ле из­бран­ные. И все эти лю­ди оди­но­ки и по­сво­е­му несчаст­ны. Имен­но по­это­му в каж­дом из пер­со­на­жей есть глу­би­на. К кон­цу вто­ро­го се­зо­на мы все по­ме­ня­ем­ся ро­ля­ми: тот, кто пред­став­лял­ся хо­ро­шим, об­на­ру­жит в се­бе же­сто­кость, про­та­го­нист ста­нет антагонистом. Это, на­вер­ное, глав­ная ин­три­га на­шей кар­ти­ны.

- Ваш Гер­ман - че­ло­век злобный и желч­ный. А мож­но ли вой­ти в об­раз на­столь­ко, что­бы пе­ре­не­сти неко­то­рые чер­ты ге­роя в свою жизнь?

- Все, что я иг­раю, с успе­хом при­сут­ству­ет во мне. Я желч­ный, алч­ный, за­вист­ли­вый, че­сто­лю­би­вый и тще­слав­ный ми­зан­троп. Я в пря­мом смыс­ле сло­ва мерз­кий му­жи­чон­ка, по­это­му мне лег­ко иг­рать зло­дея. Вдо­ба­вок к это­му я лю­бу­юсь со­бой, се­бя очень люб­лю. Гер­ман - не ак­тер, он не вы­сту­па­ет пе­ред людь­ми, ни пе­ред кем не кра­су­ет­ся. Ему аб­со­лют­но пле­вать, что о нем ду­ма­ют дру­гие. Че­го не ска­жешь обо мне. Кста­ти, ко­гда иг­ра­ешь от­ри­ца­тель­ных пер­со­на­жей, про­ис­хо­дит в неко­то­ром смыс­ле те­ра­пия: вы­хо­дит все пло­хое, что в те­бе на­кап­ли­ва­ет­ся. Вот так, за­кон­но, в кад­ре, весь пар ухо­дит в сви­сток, дав­ле­ние па­да­ет - и ду­ша пре­бы­ва­ет в по­кое.

«Мо­им ро­ди­те­лям бы­ло со мной неве­ро­ят­но слож­но»

- В 30 лет вы са­ми с кор­нем вы­рва­ли преж­ний греш­ный уклад жиз­ни и при­шли в цер­ковь. Что за­ста­ви­ло из­ме­нить­ся вас са­мо­го?

- Мы бы­ли на га­стро­лях в Швей­ца­рии. То­гда я еще не был кре­щен. Я си­дел в го­сти­ни­це весь­ма пья­ный и вдруг уви­дел, как солн­це от­ра­жа­ет­ся в ок­нах до­ма на­про­тив. И ме­ня вдруг осе­ни­ла мысль, что до это­го я всю жизнь на­блю­дал толь­ко от­ра­жен­ный свет, а не сам ис­точ­ник све­та. Это ме­ня по­ра­зи­ло. Это был один из пе­ре­лом­ных мо­мен­тов. И я при­нял ре­ше­ние: ес­ли ты все-та­ки хо­чешь уви­деть ис­точ­ник све­та, на­до дей­ство­вать.

- Вы кре­сти­лись и ста­ли дру­гим че­ло­ве­ком?

- Че­ло­век не мо­жет из­ме­нить­ся. Но пе­ре­ме­нить на­прав­ле­ние сво­их мыс­лей и стрем­ле­ний ре­аль­но. Как тот же апо­стол Па­вел, ко­то­рый до встре­чи с Ии­су­сом пре­сле­до­вал хри­сти­ан и ре­зал их сот­ня­ми. Но уви­дев Гос­по­да, он с той же энер­ги­ей и яро­стью ки­нул­ся об­ра­щать мир в хри­сти­ан­ство. Из­ме­нил­ся ли он? Это был все тот же Па­вел. Он не из­ме­нил­ся, по­ме­ня­лось на­прав­ле­ние его де­я­тель­но­сти. По­ни­ма­е­те, нар­ко­ти­ки и ал­ко­го­лизм - это лишь верх­няя часть айс­бер­га. Че­ло­век - та­кой ли­це­мер. Ни­кто ни­ко­гда не уви­дит, что у него про­ис­хо­дит внут­ри. На мо­ре бы­ва­ет шторм, а в глу­бине, внут­ри, все ти­хо. Так и с людь­ми. Как мы зна­ем, нар­ко­ма­ны мо­гут быть очень при­ят­ны­ми в об­ще­нии людь­ми. Бо­лее то­го, очень ча­сто окру­же­ние нар­ко­ма­нов и ал­ко­го­ли­ков не до­га­ды­ва­ет­ся, что у че­ло­ве­ка есть та­кой недуг.

«Ра­ди об­ще­ния с детьми мож­но по­жерт­во­вать ра­бо­той»

- Как в хо­ро­шей ин­тел­ли­гент­ной се­мье, как ва­ша, ре­бе­нок мог вы­брать непра­виль­ный путь?

- А что та­кое - пра­виль­ный путь? У ме­ня сей­час двое де­тей. И я все боль­ше по­ни­маю: та­ко­го по­ня­тия, как «пра­виль­ный путь», во­об­ще не су­ще­ству­ет. Путь мо­жет ид­ти очень пра­виль­но, а в кон­це свер­нуть и при­ве­сти к пол­но­му фиа­ско. По­че­му че­ло­век вы­нуж­ден прой­ти гор­ни­ло ис­пы­та­ний, для то­го что­бы ку­да-то вый­ти? Оче­вид­но, в жиз­ни есть та­кой за­кон: чем доль­ше про­ка­ли­ва­ет­ся сталь, тем она ста­но­вит­ся креп­че. С че­ло­ве­ком

так же. Те­перь я мо­гу ска­зать аб­со­лют­но точ­но: сам че­ло­век ма­ло что мо­жет сде­лать. Упо­вать толь­ко на свои силы в вос­пи­та­нии де­тей - это ошиб­ка. Мо­им ро­ди­те­лям бы­ло со мной неве­ро­ят­но слож­но. Но они очень сми­рен­ные лю­ди, очень тер­пе­ли­вые. Они прин­ци­пи­аль­но предо­став­ля­ли мне воз­мож­ность са­мо­му осту­пать­ся, са­мо­му вы­би­рать. И они все­гда бы­ли го­то­вы прий­ти на помощь. Ро­ди­те­ли окру­жа­ли нена­вяз­чи­вой лю­бо­вью. И имен­но эта лю­бовь в ка­кой-то мо­мент рас­то­пи­ла мое серд­це. Они от­да­ли мне са­мое дорогое - вре­мя. По­то­му что вре­мя - един­ствен­ная цен­ность, ко­то­рая есть у че­ло­ве­ка.

- А вы на­хо­ди­те вре­мя для сво­их де­тей? Сто­лич­ный гра­фик жиз­ни слиш­ком напряженный.

- Мои соб­ствен­ные ро­ди­те­ли мно­го ра­бо­та­ли, как и все со­вет­ское по­ко­ле­ние. Мы ви­де­лись толь­ко ве­че­ра­ми. Пом­ню, ко­гда отец при­хо­дил до­мой, я ра­дост­но вы­бе­гал на­встре­чу и спра­ши­вал: «Ка­кую иг­руш­ку ты мне ку­пил?» Ма­ма то­же мно­го ра­бо­та­ла. Но все свое сво­бод­ное вре­мя, ко­то­рое у них бы­ло, они от­да­ва­ли мне. По­свя­тить пять ми­нут вре­ме­ни - это не зна­чит вы­кро­ить ми­ну­ты или ча­сы сре­ди ра­бо­че­го дня. Это зна­чит иметь же­ла­ние от­да­вать ре­бен­ку все свое сво­бод­ное вре­мя. Не по­ве­ри­те, но сей­час я как ста­рый пенсионер гу­ляю с ко­ляс­кой. Мои лю­би­мые за­ня­тия - иг­рать с сы­ном Пет­ром, об­щать­ся с доч­кой Пав­лой. И это на­пол­ня­ет ме­ня неве­ро­ят­ной энер­ги­ей. Неве­ро­ят­ной! Сей­час го­во­рить о том, что я жерт­вую чем­то, ра­но. Я по­ка еще ку­па­юсь в люб­ви де­тей. Но в ко­неч­ном ито­ге я уже дей­стви­тель­но скло­нен по­ни­мать, что иной раз мож­но от­ка­зать­ся и от ра­бо­ты, ес­ли это идет в ущерб об­ще­нию с детьми. Мы с же­ной так де­ла­ем.

- Жерт­ву­е­те ра­бо­той ра­ди де­тей?

- По­че­му, ко­гда у че­ло­ве­ка на­сту­па­ют про­бле­мы со здо­ро­вьем, он с лег­ко­стью пе­ре­кра­и­ва­ет свой гра­фик, что­бы по­мочь се­бе лю­би­мо­му? По­это­му нет ни­че­го стран­но­го в том, что че­ло­век от­ка­жет­ся от ка­кой-то ра­бо­ты, для то­го что­бы по­быть с детьми. Тем бо­лее что это, соб­ствен­но, и есть, что на­зы­ва­ет­ся, се­мья - семь Я, то есть это семь Ты.

- То есть вас долж­но быть семь?

- Мо­жет быть. Но по­ка нас чет­ве­ро.

Мои лю­би­мые за­ня­тия - иг­рать с сы­ном Пет­ром, об­щать­ся с доч­кой Пав­лой. Это ме­ня на­пол­ня­ет энер­ги­ей

В О Л О Р Ф л и а х и М

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.