17

KP-Teleprogramma - - КАКИЕ ЛЮДИ! -

- На­вер­ное, нам по­вез­ло. Ес­ли идем на уступ­ки, зна­чит, во­прос не слиш­ком ва­жен для нас. Да­ли «Зо­ло­той грам­мо­фон»? Хо­ро­шо.

- Каж­дый ком­про­мисс мы об­ду­мы­ва­ем сто раз и идем на него, ес­ли не на­до пе­ре­сту­пать че­рез се­бя. Про шко­лу от­ри­ца­ния - бы­ло гром­ко ска­за­но. Име­лось в ви­ду, что мы не ра­бо­та­ем на кон­вей­е­ре, как неко­то­рые: каж­дый год на­до вы­пус­кать по аль­бо­му. За­чем?

- По­ста­вил пес­ню - по­смот­рел на ре­ак­цию.

- При­ез­жаю в род­ной Став­ро­поль, ма­ма мо­жет спро­сить: а по­че­му эту пес­ню так и не вы­пу­сти­ли? О'кей, ма­ма, услы­шал те­бя. Но са­ми са­дим­ся и ду­ма­ем, филь­тру­ем - вку­сы род­ных то­же не эта­лон. На­де­ем­ся на соб­ствен­ное чу­тье.

- Я с лю­би­мой де­вуш­кой по­сто­ян­но на свя­зи по скай­пу.

- Кон­цер­ты, так на­зы­ва­е­мые дур­ни­ки, ко­гда на­до сроч­но со­рвать­ся на вы­ступ­ле­ние в дру­гой го­род, слу­ча­ют­ся пе­ри­о­ди­че­ски. Се­мьи с со­бой не во­зим. С от­цом дер­жу связь по скай­пу, с ма­мой со­зва­ни­ва­юсь по те­ле­фо­ну. Ес­ли ме­ня нет, де­ти все­гда им рас­ска­жут, где я и что де­лаю.

- Есть та­кое. Ева еще ма­лень­кая, 3 го­да. А вот Лев на­чал со­чи­нять, ему 6 лет. Не знаю, в ка­кую сто­ро­ну он дви­нет­ся, но на сво­ем ком­пью­те­ре с по­мо­щью му­зы­каль­ных про­грамм на­пи­сал по­ряд­ка 20 пе­сен. Ко­неч­но, они стран­но­ва­то зву­чат: он вклю­ча­ет мет­ро­ном и сту­чит по кла­ви­шам. «Па­па, по­слу­шай, эта пес­ня на­зы­ва­ет­ся «Лев и Ева», а эта - «Руслан Та­ги­ев». Но за­то это пес­ни соб­ствен­но­го со­чи­не­ния!

- Как толь­ко мы за­ду­ма­ем­ся о ка­кой-ли­бо «се­рьез­но­сти», груп­па пе­ре­ста­нет су­ще­ство­вать. В том-то и де­ло, мы ощу­ща­ем се­бя мо­ло­ды­ми и дерз­ки­ми при­е­хав­ши­ми в Моск­ву пар­ня­ми. Шу­тим, при­ка­лы­ва­ем­ся, мо­жем креп­ким слов­цом хле­ста­нуть. В этом нет ни­ка­кой иг­ры. Мы та­кие и есть.

- Я то­же не ви­жу ни­ка­ко­го кон­тра­пунк­та в этом. На­вер­ное, ко­гда ощу­тим пе­ре­ход за ли­нию до­пу­сти­мо­го, то­гда и по­ста­ре­ем.

- Не со­всем. У ме­ня пошло по ди­джей­ской ли­нии - про­дол­жил де­лать то, что на­чал в Став­ро­по­ле. Прав­да, был этап, ко­гда все бы­ло очень слож­но, да­же со­би­рал­ся в пе­кар­ню ид­ти устра­и­вать­ся. Но че­рез неко­то­рое вре­мя утряс­лось. А вот Ро­мыч…

- ...ра­бо­тал ку­рье­ром, про­дав­цом на Са­ве­лов­ском рын­ке, гип­со­кар­тон­щи­ком, со­би­рал ме­бель.

- Мы, му­зы­кан­ты, по­чув­ство­ва­ли кри­зис рань­ше осталь­ных. На­ча­ли от­ме­нять­ся вы­ступ­ле­ния, мень­ше ста­ли звать. Но мы от­но­сим­ся к это­му по­зи­тив­но и фи­ло­соф­ски.

- По­ло­са чер­ная - по­ло­са бе­лая. Все про­хо­дит. И это прой­дет. Даль­ше все бу­дет хо­ро­шо. Упад­ни­че­ских на­стро­е­ний в кол­лек­ти­ве нет. - Ино­гда это про­ис­хо­дит неожи­дан­но для нас. Од­на­ж­ды мы си­де­ли в тес­ном за­ве­де­нии и вы­пи­ва­ли. За боль­шим сто­лом что-то празд­но­ва­ли сту­ден­ты. А мы - в угол­ке. А на стене это­го ка­бач­ка ви­се­ла огром­ная плаз­ма, дюй­мов пять­де­сят! И по му­зы­каль­но­му ка­на­лу вдруг вклю­чи­ли наш клип «Ре­жис­сер» - он толь­ко за­пу­стил­ся в ро­та­цию. Все по­смот­ре­ли на экран, по­том на нас. Пер­вая мысль бы­ла вско­чить и про­кри­чать: «Смот­ри­те, это я! Там, на экране». Ре­бя­та за сто­лом пе­ре­гля­ну­лись - на­ча­ли шеп­тать­ся, но ви­ду не по­да­ли. Так про­шло пер­вое бо­е­вое кре­ще­ние, так ска­зать, ис­пы­та­ние сла­вой.

- Ко­неч­но, по­сле про­смот­ра кли­па мы ста­ли гром­че го­во­рить, звон­че чо­кать­ся А мо­жет, нам и по­ка­за­лось, что на нас кто-то об­ра­тил вни­ма­ние. Вы­пи­ли ведь.

- Я жил в тот мо­мент с дру­зья­ми в од­нуш­ке и не знал, что мне де­лать в Москве. Ни­где не был ну­жен. Со­би­рал­ся воз­вра­щать­ся в Став­ро­поль. Вот то­гда и на­пи­сал. В дру­гом со­сто­я­нии слож­но на­пи­сать про­ник­но­вен­ный, чест­ный текст. Ху­дож­ник дол­жен быть го­лод­ным или ро­дить­ся бо­га­тым. В та­ком со­сто­я­нии мож­но ни о чем, кро­ме твор­че­ства, не ду­мать.

- Шесть-семь ком­по­зи­ций прак­ти­че­ски го­то­вы. Еще несколь­ко по­ка на­хо­дят­ся в за­ча­точ­ном со­сто­я­нии.

- Во­круг мно­го му­зы­ки. Ино­гда ин­те­рес­ные ис­пол­ни­те­ли по­яв­ля­ют­ся це­лы­ми пач­ка­ми. Бах - слу­ша­ешь и ду­ма­ешь - кру­то. По­том - за­ти­шье. Мы ста­ра­ем­ся сле­дить за эти­ми вол­на­ми.

- Мо­жет, про­зву­чит непа­три­о­тич­но, за­то чест­но: все, на что мы об­ра­ща­ем вни­ма­ние, по­ет­ся на За­па­де. В Лон­доне в первую оче­редь. К счастью или к со­жа­ле­нию, не знаю.

- Огром­ный пласт мо­е­го му­зы­каль­но­го вос­пи­та­ния - хип-хоп. Весь под­рост­ко­вый пе­ри­од счи­тал се­бя рэпе­ром. RUN DMC, ко­то­рых я услы­шал впер­вые, пе­ре­вер­ну­ли мое со­зна­ние.

- И мое. От нас до Ро­сто­ва, где по­яви­лась «Ка­ста», бы­ло все­го 600 ки­ло­мет­ров. Мне нра­вит­ся, ко­гда Вла­ди (один из со­ли­стов «Ка­сты». -

на сво­ем по­след­нем аль­бо­ме не стес­ня­ет­ся при­зна­вать­ся: «Я - рэпер». Хо­тя он - мой од­но­год­ка, то­же взрос­лый дя­дя, как вы го­во­ри­те. Я вот не мо­гу се­бе поз­во­лить та­кое при­зна­ние. А он мо­жет. Кру­то, респект!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.