«Мне ка­жет­ся, что я ра­бо­таю в боль­ни­це»

KP-Teleprogramma - - ЛИЦО С ОБЛОЖКИ -

Без­услов­но, как те­ле­ви­зи­он­щик я ви­жу в сво­ей «Ба­ра­хол­ке» ше­ро­хо­ва­то­сти. Но глав­ную за­да­чу мы вы­пол­ни­ли - рас­ска­за­ли лю­дям о бло­ши­ных рын­ках и о том, что там мож­но най­ти уни­каль­ные ве­щи. Мне бы хо­те­лось, что­бы зри­те­ли про­ник­лись их ду­хом. Мы обыч­но про­сы­па­ем­ся в суб­бо­ту и ду­ма­ем: «Что де­лать се­год­ня? Ку­да пой­ти?» Но ма­ло кто из моск­ви­чей зна­ет, что в Подмосковье есть ши­кар­ный бло­ши­ный ры­нок на стан­ции Но­во­под­рез­ко­во, неда­ле­ко от Хи­мок. Лич­но я за то, что­бы та­ких мест бы­ло как мож­но боль­ше. Осо­бен­но рын­ка не хва­та­ло в цен­тре Моск­вы. Од­на­ж­ды сво­и­ми мыс­ля­ми я по­де­лил­ся с Сер­ге­ем Кап­ко­вым, ко­гда он еще был ми­ни­стром куль­ту­ры. И он под­дер­жал мою идею! Те­перь в Му­зее Моск­вы в по­след­нее вос­кре­се­нье ме­ся­ца то­же про­во­дит­ся ан­ти­квар­ный ры­нок. По­доб­ные ме­ста со­зда­ют ко­ло­рит го­ро­да.

- Меж­ду де­лом при­об­рел несколь­ко книг. Я очень люб­лю Га­га­ри­на и ку­пил ху­до­же­ствен­ный аль­бом, вы­пу­щен­ный к его по­ле­ту в кос­мос. А моя су­пру­га со­би­ра­ет ста­ту­эт­ки пинг­ви­нов. И я на­шел ей по­да­рок - пинг­ви­на дат­ской фаб­ри­ки ко­ро­лев­ско­го фар­фо­ра. Еще ку­пил за 30 руб­лей зна­чок, вы­пу­щен­ный в честь от­кры­тия Остан­кин­ской те­ле­баш­ни. Ка­за­лось бы, без­де­ли­ца, но та­кую вещь при­ят­но по­да­рить че­ло­ве­ку, свя­зан­но­му с те­ле­ви­де­ни­ем. На­при­мер, Кон­стан­ти­ну Эрн­сту. Но во­об­ще смысл про­грам­мы в том, что­бы по­ка­зать лю­дям: сре­ди это­го, гру­бо го­во­ря, ба­рах­ла мож­но най­ти на­сто­я­щее со­кро­ви­ще.

- Да, я спе­ци­а­ли­зи­ру­юсь на те­ма­ти­ке «Но­вый год и Рож­де­ство». Ко­гда у ме­ня по­яв­ля­ет­ся свободная ми­ну­та, ле­зу на сай­ты, ро­юсь, смот­рю. Или иду в клуб фи­ла­те­ли­стов, он то­же есть в Москве. Ра­бо­та­ет раз в неде­лю, по суб­бо­там. Сред­ний воз­раст участ­ни­ков - 70 плюс.

- Они де­ла­ют вид, что нет, по­то­му что ина­че при­дет­ся го­во­рить: «Ой, мы вас лю­бим, да­вай­те сде­ла­ем де­шев­ле». А их цель, на­обо­рот, про­дать дороже. Во­об­ще глав­ная цель всех, кто ту­да при­хо­дит, - по­об­щать­ся, по­со­зер­цать и, воз­мож­но, най­ти свой клад. Я то­же это очень люб­лю! У ме­ня это ка­че­ство от па­пы. Помни­те, в со­вет­ских га­зе­тах пе­ча­та­ли объ­яв­ле­ния о том, что за гра­ни­цей умер­ли род­ствен­ни­ки и оста­ви­ли на­след­ство? Мол, разыс­ки­ва­ет­ся Ива­нов Иван Пет­ро­вич, что­бы от­дать ему при­чи­та­ю­щи­е­ся день­ги. Ла­ри­са Го­луб­ки­на рас­ска­зы­ва­ла об Ан­дрее Ми­ро­но­ве, что он все­гда чи­тал эти объ­яв­ле­ния. И я вдруг пой­мал се­бя на мыс­ли, что то­же, бу­дучи ма­лень­ким, про­смат­ри­вал эту руб­ри­ку. А еще я за­ме­тил, что се­год­ня в на­шей стране по­явил­ся класс лю­дей, ко­то­рые це­нят тра­ди­ции. В каж­дой се­мье дол­жен быть ка­кой-то пред­мет с ис­то­ри­ей, ко­то­рый бы пе­ре­да­вал­ся из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние.

- К со­жа­ле­нию, нет. Толь­ко ста­рые се­мей­ные аль­бо­мы фо­то­гра­фий и де­душ­ки­ны ме­да­ли с вой­ны.

- «Пусть го­во­рят» для ме­ня очень важ­ный проект, я люб­лю его всей ду­шой. А что ка­са­ет­ся уста­ло­сти... Сей­час у на­шей про­грам­мы столь­ко кло­нов! Ко­гда ты ви­дишь, что каж­дую твою идею раз­дер­ба­ни­ли и рас­та­щи­ли по раз­ным ка­на­лам, то, с од­ной сто­ро­ны, это при­ят­но, а с дру­гой - ты по­ни­ма­ешь, что уже не име­ешь пра­ва оста­но­вить­ся. Пуб­ли­ка все смот­рит, срав­ни­ва­ет, и каж­дый те­ле­ви­зи­он­ный се­зон - это но­вый вы­зов и со­рев­но­ва­ние. Мы со­пер­ни­ча­ем не толь­ко за вни­ма­ние зри­те­лей, но и меж­ду со­бой. Кон­ку­рен­ты дер­жат в то­ну­се.

- Да­вай­те не бу­дем о груст­ном! Служ­ба без­опас­но­сти на Пер­вом ка­на­ле ра­бо­та­ет хо­ро­шо, так что недоб­ро­же­ла­те­лей быст­ро на­хо­дят и при­зы­ва­ют к от­ве­ту. Я ста­ра­юсь не ду­мать о пло­хом. Невоз­мож­но все вре­мя жить и че­го-то бо­ять­ся.

- Ино­гда мне ка­жет­ся, что я ра­бо­таю не в «Остан­ки­но», а где-то в боль­ни­це или по­ли­кли­ни­ке. Чест­но! Каж­дый день у ме­ня но­вые слу­чаи, лю­ди, ис­то­рии. Мы по­сто­ян­но ко­го-то спа­са­ем, зво­ним, ку­да-то устра­и­ва­ем... По­том лю­ди го­во­рят: «Ой, спа­си­бо боль­шое!» Но к то­му вре­ме­ни од­ни со­бы­тия вы­тес­ня­ют дру­гие. Те­бя бла­го­да­рят, а ты уже ду­ма­ешь о том, что ка­ко­го-то дру­го­го че­ло­ве­ка не устра­и­ва­ют в боль­ни­цу или вы­се­ля­ют из до­ма, и ты дол­жен зво­нить гу­бер­на­то­ру и спра­ши­вать, что про­ис­хо­дит... И вот это ощу­ще­ние сча­стья от услы­шан­но­го «спа­си­бо» как-то сма­зы­ва­ет­ся, ока­зы­ва­ет­ся ми­мо­лет­ным.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.