«Швей­цар­скую ви­зу мне не да­ли, при­шлось ехать в Аме­ри­ку»

KP-Teleprogramma - - КАКИЕ ЛЮДИ -

в ос­нов­ном муж­чи­ны, им ин­те­рес­нее смот­реть на сфор­ми­ро­вав­шу­ю­ся жен­щи­ну.

- В тан­це­валь­ном за­ле. На тот мо­мент каж­дый из нас вы­сту­пал со сво­им парт­не­ром. Од­на­ж­ды раз­дал­ся зво­нок. Это был Глеб. «Я сей­час ра­бо­таю в Аме­ри­ке, в са­мой круп­ной сту­дии на Ман­х­эт­тене, - со­об­щил он. - Слы­шал, ты рас­ста­лась со сво­им парт­не­ром. Не хо­чешь ли при­е­хать ко мне? Бу­дем тан­це­вать за Шта­ты». Чест­но го­во­ря, на тот мо­мент си­ту­а­ция скла­ды­ва­лась очень ин­те­рес­ным об­ра­зом. Ме­ня в Швей­ца­рии ждал парт­нер. А тут еще Глеб по­зво­нил. Я ре­ши­ла по­дать до­ку­мен­ты на ви­зу сра­зу в обе стра­ны. В ито­ге в швей­цар­ской визе мне от­ка­за­ли, а вот аме­ри­кан­цы раз­ре­ше­ние на въезд да­ли. При­шлось от­пра­вить­ся в Аме­ри­ку к Гле­бу Мы на­ча­ли вме­сте тан­це­вать, влю­би­лись друг в дру­га - и по­нес­лось. Че­рез неко­то­рое вре­мя, прав­да, при­шлось вер­нуть­ся в Рос­сию, по­то­му что в Шта­тах не смог­ли офор­мить до­ку­мен­ты, поз­во­ля­ю­щие пред­став­лять эту стра­ну. Вы­сту­пая за Рос­сию, мы вы­иг­ра­ли очень пре­стиж­ный чем­пи­о­нат в Ан­глии International Rising Star, за­тем дру­гие тур­ни­ры, а по­том нас при­гла­си­ли ра­бо­тать в Азию. Мы пе­ре­бра­лись в Гон­конг.

- Нам пред­ло­жи­ли там хо­ро­шие усло­вия. В Рос­сии при­хо­ди­лось са­мо­сто­я­тель­но опла­чи­вать ко­стю­мы, туфли, по­езд­ки на со­рев­но­ва­ния, уро­ки с про­фес­си­о­на­ла­ми. А в 20 лет про­сить на все это день­ги у ро­ди­те­лей стыд­но. Пе­ред отъ­ез­дом рас­пи­са­лись в Та­ган­ском загсе. Во-пер­вых, су­пру­гам лег­че по­лу­чать ви­зу. А во-вто­рых, в 23 го­да мне уже хо­те­лось дру­го­го ста­ту­са, ста­биль­но­сти, что­бы не пе­ре­жи­вать о зав­траш­нем дне. В Гон­кон­ге мы про­жи­ли шесть лет. По­том три го­да про­ве­ли в Ав­стра­лии, а по­след­ние два го­да - в Аме­ри­ке. Ко­гда за­кон­чит­ся проект «Тан­цы со звез­да­ми» в Рос­сии, вер­нем­ся в Лос-Ан­дже­лес. Там мы да­ем уро­ки тан­цев, де­ла­ем по­ста­нов­ки для ТВ-шоу, се­ри­а­лов, кон­цер­тов. А еще ез­дим ра­бо­тать в раз­ные стра­ны по кон­трак­там. На­при­мер, ме­ня при­гла­ша­ли участ­во­вать в ин­дий­ских «Тан­цах со звез­да­ми», и я на три ме­ся­ца уеха­ла в Мум­баи. По­том по­зва­ли в Рос­сию. Три ме­ся­ца мы с Гле­бом здесь. Не­дав­но был зво­нок из Ан­глии - в сен­тяб­ре нас там ждут на тан­це­валь­ном ТВ-шоу.

- Мно­го! Ока­зы­ва­ет­ся, я бы­ла пер­вой рус­ской тан­цов­щи­цей (и од­но­вре­мен­но хо­рео­гра­фом) у них на про­ек­те. Бе­ло­ко­жая блон­дин­ка на ин­дий­ском те­ле­ви­де­нии. Это бом­ба! Я вы­сту­па­ла в па­ре со звез­дой Бол­ли­ву­да, и мы тан­це­ва­ли и вальс, и ча­ча-ча, и кон­тем­по­ра­ри. Но, чест­но го­во­ря, ин­дий­ская пуб­ли­ка не при­ни­ма­ет ни­ка­ких дру­гих тан­цев, кро­ме на­ци­о­наль­ных. У них вез­де долж­ны быть ин­дий­ские с ма­лень­ки­ми эле­мен­та­ми со­вре­мен­ных за­пад­ных. А та­ко­го по­ня­тия, как баль­ные тан­цы, у них в прин­ци­пе не су­ще­ству­ет. В ито­ге вме­сто то­го, что­бы учить их звезд спор­тив­ным тан­цам, я са­ма прак­ти­ко­ва­лась в ин­дий­ских.

- Впер­вые в жиз­ни мы ока­за­лись в та­ком по­ло­же­нии, ко­гда оба вы­сту­па­ли в шоу «Тан­цы со звез­да­ми» в Ав­стра­лии. На­ши­ми парт­не­ра­ми бы­ли звезды. В тот пе­ри­од мы про­шли всю гам­му чувств - и рев­ность, и разлуку, и соб­ствен­ни­че­ство. То­гда и по­ня­ли: та­ко­ва на­ша ра­бо­та. И тан­цо­ры, и ак­те­ры долж­ны до­ве­рять сво­ей по­ло­вине. Чув­ства, ко­то­рые ты по­ка­зы­ва­ешь на пар­ке­те, это часть ра­бо­ты, но не часть те­бя. Они от­но­сят­ся не к лич­но­сти тво­е­го парт­не­ра, а к ва­ше­му об­ра­зу в кон­крет­ном но­ме­ре. Лю­бовь, ко­то­рую ты изоб­ра­жа­ешь, это ак­тер­ский ход. Так что по­ка­зать лю­бовь и на­тя­нуть но­со­чек - на пар­ке­те это си­но­ни­мы.

- Ес­ли у па­ры есть про­бле­мы, по­вод для кон­флик­та най­дет­ся все­гда. А при­чи­на - где-то глу­бо­ко. Се­мьи рас­па­да­ют­ся и в биз­нес-цен­трах, и на за­во­дах. Про­сто, ко­гда это про­ис­хо­дит на те­ле­ви­де­нии, это вид­но на всю стра­ну.

ф Глеб Са­вчен­ко

- Для нас дер­жать­ся за ру­ку, об­нять­ся, ис­пол­нить гряз­ные тан­цы - это толь­ко сти­ли­сти­ка. А для на­ших по­ло­ви­нок не все­гда все так про­сто. Но в этом и за­клю­ча­ет­ся мис­сия тан­цо­ра на про­ек­те. Он дол­жен вы­сту­пать не толь­ко как парт­нер, но и как пе­да­гог, как пси­хо­лог. Он дол­жен сде­лать так, что­бы звез­да по­сле про­ек­та оста­лась са­ма с со­бой, как это бы­ло до. Мы мно­го ра­бо­та­ли в по­доб­ных шоу в раз­ных стра­нах. Так вот за ру­бе­жом все эти про­ек­ты дер­жат­ся на тан­цо­рах, а не на звез­дах.

- Имен­но по этой при­чине я рань­ше не участ­во­ва­ла в этом про­ек­те в Рос­сии, хо­тя ме­ня при­гла­ша­ли. Но в этом го­ду все не так. Вот пред­ставь­те ша­лаш. Тан­цор - это ше­сты, на ко­то­рых все дер­жит­ся. А звезды - это тент, вер­хуш­ка, ко­то­рая се­год­ня мо­жет быть жел­той, а зав­тра крас­ной. Без этих ше­стов не бу­дет шоу. Они вста­ют в 6 утра и ло­жат­ся в 3 ча­са но­чи. За гра­ни­цей ес­ли воз­ни­ка­ет кон­фликт меж­ду звез­дой и танцором, то про­дю­се­ры все­гда при­мут

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.