19

KP-Teleprogramma - - КАКИЕ ЛЮДИ! -

- Я это по­нял до­воль­но дав­но. Су­ще­ству­ет ведь еще и дру­гой кри­зис - кри­зис жур­на­ли­ста, осо­бен­но телевизионного. Ко­то­рый в ка­кой-то мо­мент на­чи­на­ет ду­мать: а за­чем я все это де­лаю? Вот я за­крыл рот, ка­ме­ра вы­клю­чи­лась - все, ме­ня боль­ше не оста­лось! Я ни­че­го не мо­гу в этой жиз­ни из­ме­нить, я ни­че­го не про­из­во­жу, от ме­ня ни­че­го не оста­ет­ся. От ар­хи­тек­то­ра оста­нет­ся дом, от пи­са­те­ля - кни­га, а что оста­нет­ся от ме­ня? Вче­раш­ние новости ни­ко­му не нуж­ны. Мно­гие на этом ло­ма­ют­ся и ухо­дят из про­фес­сии. Но ес­ли ты су­мел для се­бя опре­де­лить, за­чем ты ра­бо­та­ешь, ты об­ре­та­ешь смысл.

- В том, что­бы да­вать че­ло­ве­ку жить в боль­шом ми­ре. Ес­ли не бу­дет те­ле­ви­де­ния, га­зет, ра­дио, он бу­дет жить в сво­ем неболь­шом мир­ке, в сво­ей се­мье, дви­гать­ся по на­ка­тан­ной ко­лее. Он бу­дет один. А мы да­ем ему ин­фор­ма­цию, пи­щу для раз­мыш­ле­ний, воз­мож­ность по­нять, что он жи­вет на пла­не­те, а не во дво­ре.

- Нет, это про­сто моя па­рал­лель­ная жизнь. Ко­то­рая на­ча­лась дав­но, еще в уни­вер­си­те­те. 1987 год, рас­цвет рус­ско­го ро­ка, ко­гда все бы­ли мо­ло­дые, ко­гда мож­но бы­ло бес­плат­но че­рез слу­жеб­ный вход прой­ти на кон­церт Га­ри­ка Су­ка­че­ва, ко­то­рый то­гда еще иг­рал с Га­ла­ни­ным в «Бри­га­де С», и со все­ми мож­но бы­ло по­зна­ко­мить­ся... У нас бы­ла груп­па «Сек­рет­ный ужин», ко­то­рая, с од­ной сто­ро­ны, бы­ла со­вер­шен­но неиз­вест­ная, а с дру­гой, иг­ра­ла на огром­ных пло­щад­ках ты­сяч на 70. Му­зы­ку мы ис­пол­ня­ли очень энер­гич­ную, при этом до­воль­но ме­ло­дич­ную и немно­го су­ма­сшед­шую. Сей­час это на­зы­ва­ют позд­не­со­вет­ским garage-ро­ком. Гряз­но­ва­тый «га­раж­ный» звук по­лу­чал­ся еще и по­то­му, что ап­па­ра­ту­ра у нас бы­ла пло­хая. Хо­тя мы со­сто­я­ли в рок-клу­бе уни­вер­си­те­та и да­же ор­га­ни­зо­ва­ли фе­сти­валь, по­сле ко­то­ро­го нас вы­зва­ли в парт­ком и пред­ло­жи­ли сдать ком­со­моль­ские би­ле­ты. Но мой к то­му мо­мен­ту уже был по­те­рян. А че­рез неко­то­рое вре­мя ме­ня от­чис­ли­ли с жур­фа­ка за несдан­ный за­чет по физ­куль­ту­ре! Ска­за­ли: «Бу­де­те сда­вать за­чет? Не бу­де­те? Ну до сви­да­ния!»

- Да, пи­сал, пел, иг­рал. На­ши вы­ступ­ле­ния мож­но в YouTube най­ти. В 1992-м го­ду нас да­же сни­ма­ла «Про­грам­ма А» (од­на из са­мых по­пу­ляр­ных му­зы­каль­ных пе­ре­дач на рос­сий­ском ТВ 90-х. -

- Мы ино­гда со­би­ра­ем­ся со зна­ко­мы­ми му­зы­кан­та­ми, иг­ра­ем неболь­шие кон­цер­ты - для се­бя, для дру­зей. Го­во­рить о том, что мы ве­дем кон­церт­ную де­я­тель­ность, ко­неч­но, нель­зя. Вре­ме­ни на это нет! Здесь, в ка­би­не­те, у ме­ня неболь­шая сту­дия. Но с сен­тяб­ря я на­пи­сал все­го че­ты­ре пес­ни. А за­пи­сал из них лишь две. Вот по­слу­шай­те

- Ну уж ка­кой есть. На са­мом де­ле есть и со­всем дру­гие пес­ни. У ме­ня все­гда бы­ла очень раз­но­об­раз­ная му­зы­ка. Не за­мо­ра­чи­вал­ся осо­бо со сти­ли­сти­кой. Я ведь еще и улич­ным му­зы­кан­том был, иг­рал на Ар­ба­те. Лет семь это про­дол­жа­лось - с 87-го по 94-й.

- Да, при­лич­но! И сей­час мож­но этим неп­ло­хо за­ра­бо­тать. На­до про­сто знать как. Чем ве­се­лее ты бу­дешь, тем боль­ше по­лу­чишь. Ес­ли над то­бой под­шу­чи­ва­ют, это ни­ко­гда нель­зя спус­кать, нуж­но от­ве­тить, при­чем смеш­но. День­ги на­до брать лег­ко, ауди­то­рию ме­нять каж­дые 20 ми­нут, что­бы лю­ди не за­ста­и­ва­лись…

- Очень ред­ко. Толь­ко тем, кто хо­ро­шо иг­ра­ет. Се­бе, ско­рее все­го, не по­дал бы

- Не знаю, у ме­ня же от­ца во­об­ще не бы­ло (отец Доб­ро­ва ушел из се­мьи еще до рож­де­ния Ан­дрея. - Я как-то их вос­пи­ты­ваю и на­де­юсь, что по­лу­ча­ет­ся нор­маль­но. А по по­во­ду мно­го­дет­но­сти... Де­ло в том, что один ре­бе­нок - это очень тя­же­ло. По­это­му мой со­вет - рожайте дво­их, а луч­ше тро­их. По­то­му что ты идешь по на­ка­тан­ной до­рож­ке, уже зна­ешь, что де­лать. И тре­тий ре­бе­нок на­чи­на­ет рас­ти, как тра­ва. А ес­ли меж­ду детьми еще есть ка­кая-то раз­ни­ца - семь или во­семь лет, то­гда стар­ший на­чи­на­ет по­мо­гать млад­шим. В се­мье, с ко­то­рой я сей­час жи­ву, у ме­ня пять де­тей. Это вто­рая се­мья, пер­вый брак был ко­рот­ким, но там то­же ро­дил­ся ре­бе­нок, дочь. Все­го по­лу­ча­ет­ся ше­сте­ро. И это все мои де­ти! Дочь от пер­во­го бра­ка уже со­всем вз­рос­лая, во вто­рой се­мье трое де­тей уже то­же до­ста­точ­но взрос­лых и двое ма­лень­ких.

- Воз­раст стар­шей до­че­ри рас­кры­вать не бу­ду, она же де­вуш­ка, по от­но­ше­нию к ней это невеж­ли­во. А воз­раст стар­ше­го сы­на на­зо­ву - он му­жик, ему пле­вать. В этом го­ду ему ис­пол­ня­ет­ся 18. А са­мо­му млад­ше­му - два. - Да. Стар­шие да­же вни­ка­ют в смысл то­го, что я го­во­рю. А млад­ший смот­рит, как муль­ти­ки, тем бо­лее что в на­шей пе­ре­да­че мно­го ани­ма­ци­он­ных кус­ков. И па­па пре­вра­ща­ет­ся в муль­тяш­но­го дья­во­ла! Чест­но го­во­ря, не очень люб­лю про свою се­мью го­во­рить. Я и так слиш­ком мно­го об­ща­юсь с людь­ми, хо­чет­ся иметь свою тер­ри­то­рию.

- ...точ­нее, о се­рии книг! Я уже на­пи­сал три, на­чал чет­вер­тую, в за­мыс­лах пя­тая и ше­стая. Они, на­де­юсь, убе­рут все лиш­нее из жан­ра «ис­то­ри­че­ский де­тек­тив», ста­нут убий­ца­ми Фан­до­ри­на.

- Аку­нин слиш­ком дав­но на этом рын­ке, к нему все при­вык­ли. Но я не хо­чу ни с ним, ни с кем-ли­бо еще в этом жан­ре кон­ку­ри­ро­вать. Про­сто со­би­ра­юсь гос­по­ди­на Фан­до­ри­на с этой сце­ны убрать.

- Есть клас­си­че­ская схе­ма - Холмс и Ватсон. Вот Холмс, пе­ре­хо­дя­щий из кни­ги в кни­гу, бу­дет у ме­ня один, а Ват­со­ны бу­дут ме­нять­ся. Каж­дая кни­га по­свя­ще­на раз­ным сфе­рам ис­кус­ства. Де­ло про­ис­хо­дит в Рос­сии кон­ца XIX - на­ча­ла XX ве­ка, и глав­ным ге­ро­ем яв­ля­ет­ся жур­на­лист Вла­ди­мир Ги­ля­ров­ский. Ко­ло­рит­ней­шая фи­гу­ра! Он был и раз­бой­ни­ком, и цир­ко­вым ар­ти­стом, и ли­те­ра­то­ром, но из­вест­ность по­лу­чил как ко­роль ре­пор­те­ров. Бу­дет у ме­ня рас­сле­до­вать за­пу­тан­ные де­ла. В пер­вой кни­ге, ко­то­рая вы­хо­дит в ав­гу­сте, услов­ным док­то­ром Ват­со­ном при нем бу­дет мо­ло­дой Ша­ля­пин. Во вто­рой, ко­то­рая по­явит­ся в ок­тяб­ре, Ват­со­на­ми ста­нут дрессировщики бра­тья Ду­ро­вы. Все бу­дет про­ис­хо­дить в Цир­ке на Цвет­ном буль­ва­ре.

А в тре­тьей кни­ге , ко­то­рую я на­пи­сал спе­ци­аль­но для жен­щин, на­пар­ни­ком Ги­ля­ров­ско­го бу­дет На­деж­да Ла­ма­но­ва. Ее не так хо­ро­шо зна­ют, мно­го ерун­ды про нее на­пи­са­но. Она - пер­вый зна­ме­ни­тый рус­ский кутю­рье. В ее са­лоне впер­вые в Рос­сии Поль Пу­а­ре устро­ил мод­ный по­каз, она бы­ла по­став­щи­цей им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра. При этом от нее оста­лось лишь де­сять се­кунд на ки­но­плен­ке, па­ра порт­ре­тов и фо­то­гра­фий.

- Го­тов! И, ко­неч­но, мой Ги­ля­ров­ский не сов­па­да­ет с на­ту­раль­ным. Это ли­те­ра­тур­ный об­раз. Но мне хо­те­лось бы, что­бы лю­ди, про­чтя кни­ги, за­ин­те­ре­со­ва­лись тем, ка­ким он был на са­мом де­ле. И, кста­ти, неко­то­рые из сю­жет­ных ли­ний взя­ты мною из его книг, то есть это то, что он пе­ре­жи­вал сам. Кста­ти, сей­час юби­лей­ный год - 160 лет со дня рож­де­ния Вла­ди­ми­ра Алек­се­е­ви­ча. И ведь по­ка не бы­ло ни од­но­го филь­ма о Ги­ля­ров­ском! А мои кни­ги очень ки­не­ма­то­гра­фич­ны, я же ра­бо­таю с ви­део, по­это­му, ко­гда пи­шу, сра­зу ви­жу кар­тин­ку. По­это­му, на­де­юсь, по мо­им де­тек­ти­вам еще и се­ри­ал сни­мут.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.