А что-то ко­ни мне по­па­лись ме­ха­ни­че­ские...

KP-Teleprogramma - - ЛЮБИМОЕ КИНО -

его от­но­ше­ний с Ро­бер­том Брю­сом (в филь­ме его сыг­рал Эн­гус Мак­фа­дьен), зна­ме­ни­тым ко­ро­лем Шот­лан­дии, так­же сра­жав­шим­ся про­тив Ан­глии. Соб­ствен­но, на ос­но­ве этих про­ти­во­ре­чий и ро­дил­ся за­мы­сел «Храб­ро­го серд­ца».

- Я уви­дел в Эдин­бур­ге сто­я­щие ря­дом па­мят­ни­ки Ро­бер­ту Брю­су и Уи­лья­му Уол­ле­су, - рас­ска­зы­ва­ет Рэн­д­элл Уол­лес. - О Брю­се я слы­шал, об Уол­ле­се - нет. Я спро­сил охран­ни­ка му­зея, кто это. «Ве­ли­чай­ший ге­рой Шот­лан­дии!» - от­ве­тил тот. «Они с Брю­сом бы­ли со­юз­ни­ка­ми?» - уточ­нил я. «Нет, по ле­ген­де, Брюс его пре­дал!» Я по­нял, что эта ле­ген­да мо­жет быть ос­но­вой для ки­но­и­сто­рии.

При­няв эту вер­сию, Рэн­далл про­игно­ри­ро­вал бо­лее по­пу­ляр­ную тео­рию, со­глас­но ко­то­рой Уол­ле­са пре­дал шот­ланд­ский дво­ря­нин Джон Мен­тейт. Гиб­сон знал, как воль­но его сце­на­рист обо­шел­ся с фак­та­ми, но под­чер­ки­вал, что это сде­ла­но ра­ди до­сти­же­ния боль­ше­го дра­ма­ти­че­ско­го эф­фек­та.

Са­мые зре­лищ­ные эпи­зо­ды филь­ма - бит­вы при Стер­лин­ге и Фал­кир­ке, по­тре­бо­вав­шие уча­стия ты­сяч ста­ти­стов. По сло­вам про­дю­се­ра Брю­са Дэй­ви, все­рьез рас­смат­ри­ва­лась воз­мож­ность про­ве­де­ния съе­мок в Че­хии и да­же Рос­сии, где мож­но бы­ло бы за­фрах­то­вать мест­ных сол­дат для уча­стия в мас­сов­ке. В кон­це кон­цов по­лем бит­вы ста­ла Ирландия, а сол­да­ты ир­ланд­ской ар­мии пре­вра­ти­лись в ак­те­ров. Мест­ные пей­за­жи иде­аль­но под­хо­ди­ли на роль шот­ланд­ских, да­же пло­хая по­го­да пол­но­стью со­от­вет­ство­ва­ла сце­на­рию.

- Бы­ло очень хо­лод­но, по­это­му я все вре­мя ел, что­бы со­греть­ся! - вспо­ми­на­ет Гиб­сон. - У ме­ня был звер­ский ап­пе­тит - ви­ди­мо, из-за по­вы­шен­ных на­гру­зок. Я ма­ло спал, мно­го тре­ни­ро­вал­ся, по­сто­ян­но ез­дил вер­хом и, есте­ствен­но, жрал как слон! Я мог за се­кун­ду умять огром­ную та­рел­ку с мя­сом и кар­тош­кой. И все рав­но при этом я те­рял вес и к кон­цу съе­мок силь­но по­ху­дел.

Утра­чен­ные Мэ­лом ки­ло­грам­мы с лих­вой оку­пи­лись до­сто­вер­но­стью, с ко­то­рой шот­ланд­цы ру­би­ли на экране ан­глий­ских агрес­со­ров. Кровь ли­лась ре­кой, и не толь­ко че­ло­ве­че­ская - в од­ном из эпи­зо­дов ло­ша­ди бро­сив­ших­ся в ата­ку ан­гли­чан на­па­ры­ва­ют­ся на ост­рые шот­ланд­ские ко­пья. За­щит­ни­ки прав жи­вот­ных, уви­дев на экране это ду­ше­раз­ди­ра­ю­щее (или ско­рее ту­ше­раз­ди­ра­ю­щее) зре­ли­ще, ре­ши­ли по­дать на Гиб­со­на в суд за же­сто­кое об­ра­ще­ния со ска­ку­на­ми. Од­на­ко, как вы­яс­ни­лось, пав­шие смер­тью храб­рых ло­ша­ди бы­ли ис­кус­ствен­ны­ми (Гиб­сон на­зы­вал их ме­ха­ни­че­ски­ми). Ре­ак­цию пра­во­за­щит­ни­ков ав­то­ры филь­ма со­чли ком­пли­мен­том - на­столь­ко убе­ди­тель­ны­ми ока­за­лись му­ля­жи. Нуж­но­го эф­фек­та до­бить­ся бы­ло непро­сто: несколь­ко ис­кус­ствен­ных ска­ку­нов на спе­ци­аль­ных рель­сах вка­ты­ва­лись в тол­пу още­ти­нив­ших­ся ко­пья­ми шот­ланд­цев. Му­ля­жи бы­ли пе­ре­ме­ша­ны с на­сто­я­щи­ми ло­шадь­ми, ко­то­рых всад­ни­ки тор­мо­зи­ли чуть рань­ше во из­бе­жа­нии травм. Вся кон­струк­ция сто­и­ла 140 ты­сяч дол­ла­ров (му­ля­жи+рель­сы), но день­ги эти яв­но бы­ли по­тра­че­ны не зря.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.