Шар­лиз Те­рон:

Нена­ви­жу эту чер­то­ву ими­та­цию люб­ви, ко­гда за спи­ной - ку­лак, а в худ­шем слу­чае - нож

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Юлия РИНЧ (Лос-Ан­дже­лес)

Од­на из глав­ных гол­ли­вуд­ских кра­са­виц уже шо­ки­ро­ва­ла од­на­ж­ды сво­их по­клон­ни­ков, пре­вра­тив­шись в ма­ло­при­вле­ка­тель­ное су­ще­ство в трил­ле­ре «Монстр». В но­вой кар­тине «Бе­зум­ный Макс: До­ро­га яро­сти» Шар­лиз вновь по­шла на рис­ко­ван­ный шаг, по­брив­шись на­го­ло ра­ди ро­ли им­пе­ра­три­цы Фю­ри­озы. На пу­ти сво­ем Фю­ри­оза встре­ча­ет ле­ген­дар­но­го Безумного Мак­са, ко­то­рый за трид­цать лет, про­шед­ших с вы­хо­да преды­ду­ще­го филь­ма фран­ши­зы, ни­сколь­ко не по­ста­рел, ведь иг­ра­ет его уже не Мэл Гиб­сон, а Том Хар­ди.

«Мы дол­го дру­жи­ли, и вдруг - ис­кра!»

- По­брить го­ло­ву - не слиш­ком ли ра­ди­каль­ный спо­соб вжить­ся в об­раз?

- Во­об­ще-то Фю­ри­оза долж­на бы­ла быть аль­би­но­сом - что-то вро­де при­ви­де­ния во пло­ти, но мне по­ка­за­лось, что та­кая внеш­ность бу­дет пло­хо со­че­тать­ся с дей­стви­я­ми им­пе­ра­три­цы, и я са­ма пред­ло­жи­ла ре­жис­се­ру сбрить мне во­ло­сы и на­не­сти крас­ку на го­лый че­реп. Он со­гла­сил­ся, не раз­ду­мы­вая.

- Не ме­ша­ет ли этот го­лый че­реп ва­шим ро­ман­ти­че­ским от­но­ше­ни­ям с Шо­ном Пен­ном, ко­то­рые ста­ли бук­валь­но зо­ло­тым дном для таб­ло­и­дов?

- По­ка нет: от­но­ше­ния раз­ви­ва­ют­ся нор­маль­но, во­ло­сы от­рас­та­ют то­же нор­маль­но. На­де­юсь, что ско­ро и те и дру­гие пе­ре­ста­нут ин­те­ре­со­вать раз­вле­ка­тель­ную прес­су.

- По­че­му?

- На­ши от­но­ше­ния с Шо­ном обо­га­тят­ся сов­мест­ной ра­бо­той: он ста­вит кар­ти­ну «По­след­нее ли­цо», в ко­то­рой глав­ные ро­ли иг­ра­ем мы с Ха­вье­ром Бар­де­мом. Вы же по­ни­ма­е­те, что ра­бо­та - по­след­нее, что ин­те­ре­су­ет прес­су по­доб­но­го сор­та, по­это­му я на­де­юсь немно­го от­дох­нуть от ее вни­ма­ния.

- Но ес­ли в филь­ме бу­дут па­рал­ле­ли с ва­ши­ми с Шо­ном от­но­ше­ни­я­ми, от­дох­нуть вам не да­дут...

- Ни­ка­ких па­рал­ле­лей! Кар­ти­на, ко­неч­но, вклю­ча­ет лю­бов­ные от­но­ше­ния, но это от­но­ше­ния меж­ду дву­мя вра­ча­ми, ко­то­рые, ра­бо­тая с гу­ма­ни­тар­ной мис­си­ей в Аф­ри­ке, по­па­ли в са­мый центр опас­но­го во­ен­но­го кон­флик­та. Им при­хо­дит­ся ре­шать мас­су тя­же­лей­ших во­про­сов мо­раль­но­го свой­ства. Где здесь, по-ва­ше­му, ла­ко­мые кус­ки для таб­ло­и­дов?

- Вы и Пенн по­лу­чи­ли свои «Оска­ры» в один и тот же год - 2004-й. Судьба?

- Ко­неч­но, нет. Во-пер­вых, он поз­же по­лу­чил еще один «Оскар». И я да­же не пом­ню, что за жен­щи­на взя­ла на­гра­ду в тот же год. Что это в та­ком слу­чае долж­но озна­чать? Что он ме­ня бро­сит ра­ди той женщины? Мы дру­жи­ли дол­гие го­ды, Шон был же­нат на Ро­бин Райт, а у ме­ня был по­сто­ян­ный друг. Ну а по­том Шон рас­стал­ся с Ро­бин, еще не ду­мая обо мне, а я - со сво­им дру­гом, не ду­мая о Шоне. И лишь за­тем меж­ду на­ми про­бе­жа­ла та са­мая ис­кра...

«Ха­рак­тер у ме­ня про­стой и жест­кий»

- Не так дав­но пе­ред вы­хо­дом филь­ма «Мил­ли­он спо­со­бов по­те­рять го­ло­ву» вы при­зна­ва­лись в люб­ви к ко­ме­дии. Как же вас за­нес­ло в фан­та­сти­че­ский эк­шен?

- Ну мы же лю­ди под­не­воль­ные, иг­ра­ем что да­ют. Ес­ли, ко­неч­но, нам это нра­вит­ся. Мне по­нра­ви­лось. При­ду­мав­ший «Безумного Мак­са» Джордж Мил­лер - че­ло­век необык­но­вен­ный: ма­ло кто мо­жет снять кар­ти­ну об эко­ло­ги­че­ской ка­та­стро­фе так, что­бы она не вы­гля­де­ла де­ше­вой агит­кой. Про­бле­ма есть, но ее нуж­но за­вер­нуть в яр­кую упа­ков­ку, что­бы зри­тель не мах­нул на фильм ру­кой уже ми­нут че­рез де­сять: мол, зна­ем, зна­ем, озо­но­вая ды­ра, гло­баль­ное по­теп­ле­ние, недо­ста­ток ре­сур­сов - на­до­е­ло уже! В из­ло­же­нии Мил­ле­ра это ни­ко­гда не на­до­ест.

- Ва­ша ге­ро­и­ня ста­ла пол­но­прав­ным парт­не­ром Безумного Мак­са, а в преды­ду­щих трех филь­мах фран­ши­зы женщины здесь иг­ра­ли бо­лее скром­ную роль...

- На бо­лее скром­ную я бы в жиз­ни не со­гла­си­лась. Я вы­рос­ла на ули­це, где по­ло­вые раз­ли­чия у де­тей в рас­чет не бра­лись: и маль­чиш­ки, и дев­чон­ки дра­лись, бу­я­ни­ли и ру­га­лись все оди­на­ко­во. И ес­ли бы я бы­ла вос­пи­тан­ной ба­рыш­ней, то и на ули­цу не по­сме­ла бы вый­ти, и в крайне юном воз­расте не уеха­ла бы из род­ной стра­ны, и в Голливуде бы не про­би­лась. У ме­ня очень про­стой и жест­кий ха­рак­тер: я знаю, че­го хо­чу, я умею ин­фор­ми­ро­вать окру­жа­ю­щих об этом, а еще я умею на­сто­ять на сво­ем. Ко­гда-то эти чер­ты

ха­рак­те­ра бы­ли свой­ствен­ны преж­де все­го муж­чи­нам, но, к счастью, вре­ме­на ме­ня­ют­ся, и это мне нра­вит­ся.

- А что вам не нра­вит­ся?

- Нена­ви­жу ис­кус­ствен­ные улыб­ки, эту чер­то­ву ими­та­цию люб­ви, ко­гда за спи­ной в луч­шем слу­чае ку­лак, а в худ­шем - нож. Пусть луч­ше от­кры­то вы­ска­жут пре­тен­зии, я вы­слу­шаю, со­гла­шусь или нет, но фаль­ши не вы­но­шу! Это все рав­но что па­рик на лы­сую го­ло­ву на­деть и хва­стать­ся но­вой при­чес­кой. От­вра­ти­тель­но!

- А мож­но ли, кста­ти, по­сту­пать с об­ра­за­ми, как с па­ри­ка­ми? «Снять» их и оста­вить на съе­моч­ной пло­щад­ке, что­бы зав­тра опять «на­деть»?

- Толь­ко так я и де­лаю. Не хва­та­ло еще, что­бы к ма­лень­ко­му Джек­со­ну (при­ем­ный сын Шар­лиз. - Ред.) ве­че­ром по­сле ра­бо­ты за­хо­ди­ла Эй­лин Уор­нос (ге­ро­и­ня филь­ма «Монстр», ра­бо­тав­шая про­сти­тут­кой се­рий­ная убий­ца. - Ред.). Нет-нет, я по­сле съе­моч­но­го дня с кор­нем и бо­лью вы­ры­ваю из се­бя ха­рак­тер пер­со­на­жа и воз­вра­ща­юсь к сво­е­му ха­рак­те­ру. Ко­то­рый то­же, ко­неч­но, не са­хар. Ко­гда я на­чи­наю вос­пи­ты­вать Джек­со­на, моя ма­ма сра­зу на­по­ми­на­ет: ты са­ма в его го­ды го­раз­до ху­же бы­ла.

«Воз­вра­ща­юсь к на­ря­ду ко­ро­ле­вы»

- Вы снимали «Безумного Мак­са» в На­ми­бии, то есть ря­дом с те­ми ме­ста­ми, где про­шли ва­ше дет­ство и ран­няя юность. Ис­пы­та­ли но­сталь­гию?

- Не знаю, на­сколь­ко эти эмоции мож­но наз­вать но­сталь­ги­че­ски­ми. Но­сталь­гия ведь под­ра­зу­ме­ва­ет ка­ку­ю­то свет­лую пе­чаль, а юж­но­аф­ри­кан­ские го­ды у ме­ня бы­ли бур­ны­ми: на них при­шлись и ра­со­вые про­бле­мы, и се­мей­ная тра­ге­дия, в ко­то­рой по­гиб отец. В об­щем, эти эмоции че­рез го­ды как-то ото­зва­лись и за­бур­ли­ли в кро­ви. Но нена­дол­го. Усло­вия ра­бо­ты бы­ли тя­же­лы­ми: изо дня в день по несколь­ку ча­сов без­оста­но­воч­ной ез­ды по пу­стыне. По­сколь­ку боль­шин­ство съе­мок бы­ли на­тур­ны­ми, то мы ез­ди­ли, ез­ди­ли и ез­ди­ли и по­ти­хонь­ку схо­ди­ли с ума - от этой бес­цель­но­сти, от это­го пей­за­жа, от этой жа­ры. Бы­ло ощу­ще­ние, что ты по­пал в ка­кой-то дру­гой мир, где зем­ные за­ко­ны не дей­ству­ют, где все на­се­ле­ние пла­не­ты со­бра­лось в этот чер­тов ка­ра­ван, где пра­ви­ла нуж­но уста­нав­ли­вать са­мим. Те­перь­то я по­ни­маю, что имен­но это Мил­ле­ру и нуж­но бы­ло, но то­гда хо­те­лось

Ес­ли бы я бы­ла вос­пи­тан­ной ба­рыш­ней, в Голливуде ни­ко­гда бы не про­би­лась!

толь­ко что­бы эта су­ма­сшед­шая ез­да на­ко­нец за­кон­чи­лась.

- А за­чем нуж­но бы­ло сни­мать Ав­стра­лию, в ко­то­рой про­ис­хо­дит дей­ствие филь­ма, в Аф­ри­ке?

- К на­ча­лу съе­мок на ав­стра­лий­скую пу­сты­ню про­ли­лись обиль­ные до­жди, и она от­ча­ян­но за­цве­ла. Лю­бо­вать­ся этой кра­со­той мож­но бы­ло бы без кон­ца, но сни­мать там уми­ра­ю­щий от жаж­ды кон­ти­нент не бы­ло ни­ка­кой воз­мож­но­сти. Вот и при­шлось по­ки­нуть эту клум­бу ра­ди на­сто­я­щей пу­сты­ни.

- «Бе­зум­ный Макс» бу­дет по­ка­зан на Канн­ском фе­сти­ва­ле, что оза­да­чи­ло изыс­кан­ных ки­но­лю­би­те­лей. Мол, эк­шен в Кан­нах?! Ку­да мы ка­тим­ся?

- Важ­но не ку­да, а с кем: ес­ли ки­но ка­тит­ся вме­сте с че­ло­ве­че­ством, то оно ка­тит­ся в пра­виль­ном на­прав­ле­нии и жанр, в ко­то­ром ре­ше­на кар­ти­на, не столь уж и ва­жен. В свя­зи с мо­ей бла­го­тво­ри­тель­ной ра­бо­той мне ча­сто при­хо­дит­ся ви­деть лю­дей, пре­бы­ва­ю­щих в от­ча­ян­ном по­ло­же­нии, - у них то же вы­ра­же­ние лиц, что и у ге­ро­ев на­шей лен­ты, их по­ступ­ки обу­слов­ле­ны тем же от­ча­я­ни­ем, что и по­ступ­ки на­ших ге­ро­ев. Для ме­ня как для ак­три­сы и об­ще­ствен­но­го де­я­те­ля очень важ­но, что лю­ди во фра­ках и ве­чер­них пла­тьях уви­дят, на что спо­соб­ны лю­ди в лох­мо­тьях. На­де­юсь, они за­ду­ма­ют­ся.

- Че­го ждать фа­на­там в ва­ших сле­ду­ю­щих ра­бо­тах? Опять шо­ки­ру­е­те их экс­тре­маль­ны­ми на­ря­да­ми и при­чес­ка­ми?

- На­обо­рот, в но­вом филь­ме я по­ра­дую их ко­ро­лев­ским об­ли­ком... По­сле успе­ха «Бе­ло­снеж­ки и Охот­ни­ка» сту­дия ре­ши­ла бы­ло сде­лать про­дол­же­ние, но в си­лу раз­ных при­чин из­ме­ни­ла ре­ше­ние в поль­зу при­кве­ла. Кар­ти­на «Охот­ник» рас­ска­жет о вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях ко­ро­ле­вы Ро­вен­ны (имен­но ее иг­ра­ет Те­рон. - Ред.) и Охот­ни­ка еще до то­го, как в их жиз­ни по­яви­лась пре­лест­ная и бес­по­щад­ная Бе­ло­снеж­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.