А я все гля­жу...

KP-Teleprogramma - - ЗА КАДРОМ -

Вто­рой­се­зон­по­пу­ляр­но­го­те­ле­про­ек­та за­вер­шил­ся на тра­ги­че­ски­ли­ри­че­ской но­те: Фо­му (Дмит­рия На­ги­е­ва) за­кры­ва­ют в ка­ме­ре, и он да­же не со­про­тив­ля­ет­ся. А в это вре­мя Псих (Вла­ди­мир Сы­чев) и Усач (Да­ни­ил Вахру­шев) до­жи­да­ют­ся бос­са за сто­ли­ком стрип-клу­ба. Пер­вый убеж­да­ет недав­не­го уче­ни­ка:

- Фо­ма - он как пти­ца, он сво­бо­ду лю­бит. Фо­ма все­гда вы­ход най­дет.

И точ­но, в тре­тьем се­зоне Фо­ма и Псих как ни в чем не бы­ва­ло «ре­ша­ют де­ла» в сте­нах стрип-клу­ба. Толь­ко уже дру­го­го. По­че­му за­ве­де­ние по­ме­ня­ли, зри­те­ли узна­ют в но­вых се­ри­ях. Вме­сте с клу­бом по­ме­ня­лись и де­вуш­ки. При­чем это ре­аль­ные тан­цов­щи­цы и стрип­ти­зер­ши, для ко­то­рых ра­бо­та в «Физ­ру­ке» - пер­вый опыт те­ле­ви­зи­он­ных съе­мок.

- Ни­че­го необыч­но­го от нас не тре­бу­ют, - улы­ба­ют­ся дев­чон­ки. - Тан­цу­ем gogo, стрип-пла­сти­ку, вы­пол­ня­ем но­ме­ра на пи­лоне (на ше­сте. - - все как на на­шей обыч­ной ра­бо­те. Вот толь­ко на­ря­ды на съем­ках у нас по­от­кро­вен­нее. В клу­бе мы ра­бо­та­ем в кок­тейль­ных и ве­чер­них пла­тьях. Топлес вы­хо­дят толь­ко те, кто дав­но вы­сту­па­ет, но­вень­кие не раз­де­ва­ют­ся.

По­ка в ка­би­не­те Пси­ха сни­ма­ют «кон­крет­ные раз­го­во­ры» На­ги­е­ва и Сы­че­ва, де­вуш­ки на зад­нем плане соблазнительно дви­га­ют­ся под… скрип вен­ти­ля­то­ров. На­вер­ное, по ве­че­рам здесь гро­хо­чет му­зы­ка, по­это­му зву­ча­ния охла­жда­ю­щих ма­шин не слыш­но.

- В Рос­сии я ока­зал­ся по сте­че­нию об­сто­я­тельств, - улы­ба­ет­ся Па­вел. - Ре­жис­сер Петр Буслов при­е­хал в ЛосАн­дже­лес, мы ока­за­лись с ним в од­ном ре­сто­ране The Cheesecake Factory. Петр си­дел и смот­рел на ме­ня, а я - на него. Я хо­ро­шо знал, кто он та­кой, по­то­му что меч­тал у него снять­ся, по­сле то­го как по­смот­рел его «Бу­мер». И вот тот са­мый Петр Буслов пред­ла­га­ет мне сце­на­рий пол­но­го мет­ра филь­ма «Ро­ди­на». Обыч­но я чи­таю сце­на­рии дол­го. Чи­таю, от­кла­ды­ваю, сно­ва бе­ру. А этот пре­одо­лел на од­ном ды­ха­нии. По­зво­нил ему, го­во­рю: «Это бом­ба!» Петр спра­ши­ва­ет: «Мо­жешь при­е­хать на про­бы?» А я как на­зло не мо­гу. В Лос-Ан­дже­ле­се как раз се­зон, ко­гда за­пус­ка­ют пи­ло­ты се­ри­а­лов. То­гда он ин­те­ре­су­ет­ся: «А ес­ли я при­ле­чу к те­бе?» - «В лю­бое вре­мя дня и но­чи!» Так я ока­зал­ся в ки­но в Рос­сии. А даль­ше по­сту­пи­ло пред­ло­же­ние из «Физ­ру­ка». Сей­час жи­ву меж­ду Моск­вой и ЛосАн­дже­ле­сом.

Ге­роя Павла в се­ри­а­ле зо­вут Буд­дист. Он и вправ­ду как из дру­го­го ми­ра - спокойный, улыб­чи­вый. Го­во­рит по-русски с лег­ким ак­цен­том. Ко­гда по сю­же­ту Фо­ма и Псих на­пря­жен­но раз­ру­ли­ва­ют оче­ред­ную си­ту­а­цию, Буд­дист сле­дит за хо­дом их мыс­лей с бла­жен­ной, по­чти дет­ской улыб­кой.

- Ко­ро­че, нуж­ны ство­лы и ме­сто, - ко­ман­ду­ет Фо­ма. Псих об­лег­чен­но вы­ды­ха­ет. - Ста­рое доб­рое на­си­лие, - улы­ба­ет­ся Буд­дист.

- Это как бы не на­си­лие, про­сто бе­се­да. Со ство­ла­ми. Та­кой вид об­ще­ния, раз­дра­жен­но объ­яс­ня­ет Псих. - Чё ты смот­ришь, как буд­то боль­ше всех по­ни­ма­ешь?! Бу­дут те­бе ство­лы, Фо­ма!

И лишь Ев­ге­ний Ку­ла­ков, иг­ра­ю­щий учи­те­ля хи­мии и дру­га Фо­мы Ль­ва Ро­ма­но­ви­ча, яв­ля­ет со­бой сим­вол ста­биль­но­сти.

- В но­вом се­зоне мой пер­со­наж так­же бу­дет под­вла­стен вли­я­нию Фо­мы, то есть силы, - го­во­рит ак­тер. - И вли­я­нию сво­ей же­ны - то­же силы. То есть про­дол­жит ли­нию мяг­ко­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый не спо­со­бен взо­рвать­ся и вый­ти за огра­ни­че­ния. Хо­тя лич­но мне хо­чет­ся, что­бы мой ге­рой взбун­то­вал­ся.

Ку­ла­ков при­зна­ет­ся, что по­сле вы­хо­да на экра­ны «Физ­ру­ка» все ча­ще за­ме­ча­ет на се­бе взгля­ды.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.