Лю­бовь Казарновская:

Муж мне необ­хо­дим как воз­дух

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Ксе­ния ПАДЕРИНА

Зна­ме­ни­тая опер­ная ди­ва и ее су­пруг Ро­берт Рос­цик объ­яс­ни­ли, по­че­му не рас­ста­ют­ся ни на день

СЛ­ю­бо­вью Ка­зар­нов­ской и ее му­жем Ро­бер­том Рос­ци­ком жур­нал «Телепрограмма» встре­тил­ся в МДМ, где сей­час идет мю­зикл «При­зрак Опе­ры». Опер­ная звез­да, бли­став­шая на сце­нах Мет­ро­по­ли­тен-опе­ра и Ла Ска­ла, при­ве­ла сю­да сво­их уче­ни­ков на экс­кур­сию.

- Сей­час у мю­зик­лов мил­ли­он­ные сбо­ры, пол­ные за­лы, на­род ту­да ломится - и опер­ным пев­цам то­же хо­чет­ся этой сказ­ки, - го­во­рит Казарновская. - Мои сту­ден­ты бре­дят этим жан­ром, на­сто­я­щей ра­бо­той, им хо­чет­ся по­про­бо­вать се­бя на этой сцене. Се­год­ня мы по­ка­за­ли им то, что на­зы­ва­ет­ся по­ста­но­воч­ным пе­ри­о­дом. Мо­ей уче­ни­це нуж­но бы­ло плыть на лод­ке, по­том эф­фект­но вы­ско­чить, об­нять­ся с парт­не­ром и при этом ис­пол­нять во­ка­лиз. Ария на­чи­на­ет­ся с низ­ких нот, а по­том под­ни­ма­ет­ся до ми тре­тьей ок­та­вы - это очень труд­но. На­до со­вла­дать и с дыханием, и с пла­сти­кой.

- При этом счи­та­ет­ся, что мю­зикл - это лег­кий жанр, прак­ти­че­ски ха­ля­ва для ар­ти­ста.

Лю­бовь Казарновская: - То же са­мое ко­гда-то го­во­ри­ли про опе­рет­ту. Хо­тя это со­всем не лег­кий жанр. Нуж­но по­на­сто­я­ще­му уметь петь, при этом тан­це­вать, быть хо­ро­шим дра­ма­ти­че­ским ар­ти­стом. Про­шло вре­мя - и все при­зна­ли этот жанр, те­перь счи­та­ет­ся, что опе­рет­та - это доч­ка опе­ры. А мю­зикл, вы­хо­дит, - ее внук. Ес­ли спек­такль на­пи­сан та­ким ав­то­ром, как Эн­д­рю Ллойд Уэб­бер, то в нем не обой­де­тесь без на­сто­я­ще­го опер­но­го во­ка­ла, ака­де­ми­че­ской по­ста­нов­ки. Пре­лесть мю­зик­ла в том, что это жи­вой жанр. А опе­ра, к со­жа­ле­нию, в на­ши дни несколь­ко за­кон­сер­ви­ро­ва­на. Все мои кол­ле­ги так го­во­рят. Не вы­хо­дит ни­че­го но­во­го, что вста­ло бы в один ряд с Мо­цар­том, Вер­ди, Пуч­чи­ни, Чай­ков­ским. Опе­ра в сво­ем рас­цве­те - это XVIII - XIX век, мак­си­мум на­ча­ло XX. Она в от­ли­чие от мю­зик­ла со­всем не раз­ви­ва­ет­ся.

«Муж ру­лил вос­пи­та­ни­ем сы­на»

- Вы чет­вер­тый год за­се­да­е­те в жю­ри те­ле­про­ек­тов - сна­ча­ла был «При­зрак опе­ры», по­том «Один в один» и те­перь «Точь-в-точь». Как вы­кра­и­ва­е­те вре­мя на них?

Л.: - Чест­но ска­жу, все это очень вы­ма­ты­ва­ет! Это толь­ко ка­жет­ся, что ра­бо­та жю­ри - по­го­во­ри­ли и разо­шлись. «Точь-в-точь» уже вы­шла за рам­ки раз­вле­ка­тель­ной про­грам­мы, она ста­ла еще и куль­тур­но-про­све­ти­тель­ской. У нас в жю­ри лю­ди с боль­шой био­гра­фи­ей - Ген­на­дий Вик­то­ро­вич Хазанов, Лео­нид Иса­а­ко­вич Яр­моль­ник. Нам есть что рас­ска­зать мо­ло­де­жи. Хо­чет­ся объ­яс­нить под­рас­та­ю­ще­му по­ко­ле­нию, что Клав­дия Ива­нов­на Шульженко - это не толь­ко пе­ви­ца, ма­шу­щая си­ним пла­точ­ком, а це­лая эпо­ха! Что Уте­сов - это не про­сто «Ве­се­лые ре­бя­та», а че­ло­век, ко­то­рый вме­сте с Оле­гом Лунд­ст­ре­мом при­вез джаз в Рос­сию. Мы рас­кры­ва­ем ис­то­рию на­шей куль­ту­ры. Сей­час у мо­ло­де­жи бла­го­да­ря ин­тер­не­ту в ос­нов­ном кли­по­вое мыш­ле­ние, зна­ния очень по­верх­ност­ные. А мы ко­па­ем в глу­би­ну. И, ко­неч­но, это очень се­рьез­ная и тя­же­лая ра­бо­та. Ро­берт раз­ру­ли­ва­ет мои га­стро­ли по дням - там немно­го усе­чет, тут уре­жет, лишь бы я успе­ла на съем­ки. Мне ведь они очень ин­те­рес­ны! Я са­ма мно­го­му тут учусь. Всю жизнь за­ни­ма­лась клас­си­кой, а здесь вко­па­лась в твор­че­ство со­вре­мен­ных ис­пол­ни­те­лей - Уит­ни

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.