Вал­дис ПЕЛЬШ:

На жене де­ти, дом, быт... А в осталь­ном она аб­со­лют­но сво­бод­ный че­ло­век

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Сер­гей ЕФИМОВ

Сна­ча­ла мы по­лю­би­ли его как му­зы­кан­та (кто же не пом­нит «Несчаст­ный слу­чай» с «Овощ­ным тан­го»?!), по­том как ве­ду­ще­го кру­тых раз­вле­ка­тель­ных про­грамм - «Уга­дай ме­ло­дию» и «Розыг­рыш», ко­неч­но же. А в этом го­ду мы узна­ли со­всем дру­го­го Пель­ша: на Пер­вом ка­на­ле вы­шел его че­ты­рех­се­рий­ный до­ку­мен­таль­ный проект про со­вет­ских лет­чи­ков - «Лю­ди, ко­то­рые сде­ла­ли Зем­лю круг­лой». Съем­ки бы­ли со­пря­же­ны с из­ряд­ной до­лей экс­т­ри­ма - до­ста­точ­но ска­зать, что был мо­мент, ко­гда Вал­дис вы­ва­лил­ся из ле­тя­ще­го са­мо­ле­та. А не­дав­но Пельш вер­нул­ся из Не­па­ла: сни­мал фильм про Эве­рест. Толь­ко при­род­ный ка­та­клизм в ви­де зем­ле­тря­се­ния по­ме­шал ему ре­а­ли­зо­вать за­мы­сел до кон­ца.

«Я спра­ши­вал се­бя: «Ка­кой де­бил при­ду­мал это ки­но?!»

- Вал­дис, что за проект вы снимали в Ги­ма­ла­ях?

- Это рас­сказ о спе­ци­фи­ке вос­хож­де­ния. Ко­гда я на­чал над этим филь­мом ду­мать, то пред­став­лял се­бе про­цен­тов пят­на­дцать из тех слож­но­стей и рис­ков, с ко­то­ры­ми стал­ки­ва­ют­ся аль­пи­ни­сты­вы­сот­ни­ки. Из ла­ге­ря в точ­ке 8300 м до вер­ши­ны Эве­ре­ста по вер­ти­ка­ли все­го 548 м. Но ид­ти при­дет­ся 6 км, при­чем по слож­ным участ­кам. Хо­те­лось рас­ска­зать, на­при­мер, о том, что, ес­ли кто­то са­дит­ся в снег, дру­гой про­хо­дит ми­мо, по­то­му что ни­чем по­мочь не мо­жет. Это од­на часть филь­ма. А во вто­рой хо­те­ли по­ка­зать вос­хож­де­ние рос­сий­ской груп­пы. У нас бы­ли те, кто за­ни­ма­ет­ся вы­сот­ным аль­пи­низ­мом дав­но, и это их не пер­вый Эве­рест, а был аль­пи­нист, ко­то­рый в 2014-м при­е­хал штур­мо­вать го­ру, но про­сту­дил­ся, его вер­ну­ли вниз. То­гда он ку­пил тур в этом го­ду, но за три ме­ся­ца до по­езд­ки сло­мал по­зво­ноч­ник. И все это вре­мя был на те­ра­пии, пы­тал­ся при­ве­сти се­бя в фор­му. Че­ло­век с очень боль­шой си­лой во­ли, по­лон ре­ши­мо­сти в сле­ду­ю­щем го­ду все-та­ки дой­ти до вер­ши­ны.

- А у вас уже был аль­пи­нист­ский опыт?

- У ме­ня бы­ло те­сто­вое вос­хож­де­ние на Ска­лы Пас­ту­хо­ва на Эль­бру­се, так что я был аб­со­лют­но не в ма­те­ри­а­ле. Ин­струк­то­ру Во­ло­де Кот­ля­ро­ву го­во­рю: «Ну по­че­му так тя­же­ло?!» А он: «А как ты хо­чешь? Каж­дый шаг - пре­одо­ле­ние, ко­неч­но!» Ре­льеф та­кой, что ты под­ни­ма­ешь­ся-спус­ка­ешь­ся, под­ни­ма­ешь­ся-спус­ка­ешь­ся. Всю высоту, ко­то­рую на­брал, че­рез пол­ча­са сбро­сишь. Фи­наль­ный под­ход

ЛИЧ­НОЕ ДЕ­ЛО

Вал­дис ПЕЛЬШ ро­дил­ся 5 июня 1967 го­да в Ри­ге. Окон­чил фи­ло­соф­ский фа­куль­тет МГУ. На те­ле­ви­де­нии с 1987 го­да - иг­рал в КВН за род­ной уни­вер­си­тет. В 1983-м вме­сте с Алек­се­ем Корт­не­вым ос­но­вал груп­пу «Несчаст­ный слу­чай», в со­став ко­то­рой вхо­дил до 1997 го­да. Вел про­грам­мы «Розыг­рыш», «Уга­дай ме­ло­дию» и др.; был ди­рек­то­ром дет­ско­го и раз­вле­ка­тель­но­го ве­ща­ния Пер­во­го ка­на­ла (2001 - 2004). В на­сто­я­щее вре­мя ве­ду­щий Пер­во­го ка­на­ла. Ла­у­ре­ат двух пре­мий ТЭФИ, пре­мии «Ова­ция», на­граж­ден ме­да­лью ор­де­на «За за­слу­ги пе­ред Оте­че­ством» II сте­пе­ни. Же­нат вто­рым бра­ком, отец чет­ве­рых де­тей: до­че­ри Эй­же­на (1992) и Ил­ва (2002), сы­но­вья Эй­нар (2009) и Ивар (2014).

в сред­ний ла­герь - это уще­лье: мет­ров на 80 - 100 нуж­но спу­стить­ся вниз, и где­то на 100 - 120 под­нять­ся на­верх. Хо­тя ты уже без сил, на зу­бах пол­зешь. Я это на­зы­вал «ме­га­за­пад­ло». Из-за греб­ня не ви­ден марш­рут - ты пред­по­ла­га­ешь, ко­неч­но, что там бу­дет ка­кой-то спуск и опять подъ­ем. Но ко­гда ви­дишь, ка­кой это спуск и ка­кой подъ­ем, то по­ни­ма­ешь, на­сколь­ко вся эта история тя­же­ла для те­бя.

- Ес­ли бы не это зем­ле­тря­се­ние и не по­сле­до­вав­ший за­прет ки­тай­ских вла­стей на вос­хож­де­ния, вы бы риск­ну­ли пой­ти до кон­ца?

- Нет. На­шей ос­нов­ной це­лью бы­ло Се­вер­ное Сед­ло Эве­ре­ста - 7100 м, от­ку­да от­крыл­ся бы вид, ра­ди ко­то­ро­го мы шли. У нас груп­па де­ли­лась на две ча­сти: из­вест­ные альпинисты, опе­ра­то­ры­вы­сот­ни­ки Иван Ду­ша­рин и Де­нис Про­ва­лов. И съе­моч­ная груп­па, для ко­то­рых это был пер­вый опыт вос­хож­де­ния: я, ре­жис­сер Кри­сти­на Коз­ло­ва и опе­ра­тор Са­ша Ку­ба­сов. Я не был го­тов под­вер­гать рис­ку ни их жиз­ни, ни свою. Мы ведь не на­сто­я­щие свар­щи­ки, что на­зы­ва­ет­ся. Ре­бя­та, ко­то­рые бы­ли с на­ми, ска­за­ли, что не ожи­да­ли, что мы взой­дем с ни­ми так да­ле­ко.

- Вы не жа­ле­ли, что ввя­за­лись в та­кой непро­стой проект? Внут­ренне.

- Не толь­ко внут­ренне! По­сто­ян­но раз­да­ва­лись фра­зы ти­па «Ка­кой де­бил при­ду­мал это ки­но?!». При­чем по­ло­ви­ну этих фраз про­из­но­сил я. Мы бы сня­ли свой фильм и на Эль­бру­се, и в Альпах Швей­цар­ских.

- Но хо­те­лось на са­мой вы­со­кой горе?

- Я по­смот­рел один из филь­мов, по­свя­щен­ных Эве­ре­сту, где ве­ду­щий сни­мал под­вод­ки имен­но в Альпах. При­том что он про­фес­си­о­наль­ный аль­пи­нист и зна­ет, о чем го­во­рит. Не смот­рит­ся во­об­ще! Нет един­ства ме­ста и вре­ме­ни. Для то­го что­бы ока­зать­ся в шку­ре лю­дей, ко­то­рые идут на го­ру, что­бы по­ни­мать их, мы про­де­ла­ли с со­бой то же са­мое.

- Страш­но бы­ло, ко­гда зем­ле­тря­се­ние на­ча­лось?

- Бы­ло непри­ят­но. Един­ствен­ная опас­ность, ко­то­рая мог­ла ре­аль­но нам угро­жать, это ес­ли бы зем­ля разо­шлась ак­ку­рат меж­ду на­ши­ми но­га­ми. По­то­му что шпа­гат я не дер­жу. Еще до то­го, как зем­ля на­ча­ла ез­дить, мы по­чув­ство­ва­ли уда­ры сни­зу: тдж-ж-ж, дж-ж-ж, дж-ж-ж! И ты не по­ни­ма­ешь, что это. И по­том, ко­гда вот все на­ча­ло хо­дить хо­ду­ном... «Зем­ле­тря­се­ние», - смек­ну­ли мы. Тро­пу, по ко­то­рой мы под­ни­ма­лись в мо­на­стырь Ронг­бук, за­ва­ли­ло очень при­лич­но. Ес­ли бы мы ока­за­лись на ней в мо­мент зем­ле­тря­се­ния, мы рис­ко­ва­ли по­пасть под кам­не­пад с очень круп­ны­ми кам­ня­ми.

«Не люб­лю хва­тать на­чаль­ство за ру­кав»

- До Эве­ре­ста у вас вы­шел фильм про со­вет­ских лет­чи­ков, во вре­мя съе­мок ко­то­ро­го вы вы­ва­ли­лись из са­мо­ле­та, ре­кон­стру­и­руя ис­то­ри­че­ский эпи­зод ре­мон­та шас­си в воз­ду­хе.

- Сам эпи­зод ни­ка­кой слож­но­сти не пред­став­лял, у ме­ня был па­ра­шют и за­пас по вы­со­те - 3000 м.

- То есть для вас пры­жок с па­ра­шю­том - это буд­нич­ное ме­ро­при­я­тие. Кста­ти, сколь­ко их у вас уже?

- Каж­дый пры­жок, ко­неч­но, некое со­бы­тие. Но, учи­ты­вая мой опыт, не мо­гу ска­зать, что под­вер­гал жизнь рис­ку. У ме­ня 392 прыж­ка, я участ­ник неко­то­ро­го ко­ли­че­ства ре­кор­дов Ев­ро­пы, Рос­сии. Прав­да, они сей­час уже по­би­ты. Бы­ла удоб­ная пло­щад­ка для при­зем­ле­ния, весь­ма ком­форт­ные по­год­ные усло­вия. На каж­дом прыж­ке вы долж­ны вы­пол­нить опре­де­лен­ную по­сле­до­ва­тель­ность дей­ствий. Ес­ли вы их не вы­пол­ни­те, то все бу­дет очень пе­чаль­но. Я и вы­пол­нил.

- Мо­жет, вы из тех, ко­му ну­жен по­сто­ян­ный ад­ре­на­лин?

- Да нет, про­сто те­мы та­кие. Нам очень хо­те­лось по­ка­зать лю­дям, что та­кое ви­сеть над зем­лей на вы­со­те 2 - 3 ты­ся­чи мет­ров.

- Так ведь мож­но же в сту­дии снять, ис­поль­зо­вать ком­пью­тер­ную гра­фи­ку.

- За­чем? Это до­ро­го! А тут я у дру­зей по­про­сил ка­ме­ры GoPro, при­мо­та­ли их к са­мо­ле­ту. По­про­сил дру­зей­о­пе­ра­то­ров еще и ме­ня под­снять. Я им ни ко­пей­ки да­же не за­пла­тил. По­это­му счи­таю, что это бы­ла оп­ти­ми­за­ция

про­цес­са. Это не бы­ло же­ла­ни­ем по­кра­со­вать­ся.

- Как вам уда­лось уго­во­рить су­пру­гу от­пу­стить вас на та­кие съем­ки?

- Я чест­но ска­зал, что по­ехал на съем­ки. По­том же­на спро­си­ла, ка­ко­го фи­га я пры­гал. Я го­во­рю: «Я же те­бе ска­зал - по­ехал на съем­ки. Ты же не спра­ши­ва­ла, что мы бу­дем сни­мать». За­то сле­ду­ю­щая ра­бо­та, ко­то­рую мы сей­час про­пи­сы­ва­ем, бу­дет пол­но­стью сту­дий­ная. Это очень хо­ро­шая история, свя­зан­ная с авиа­ци­ей, с Арк­ти­кой. История од­но­го че­ло­ве­ка и од­но­го со­вер­шен­но неза­ме­чен­но­го подвига.

- С раз­вле­ка­тель­ны­ми про­ек­та­ми по­кон­че­но?

- Я не яв­ля­юсь вла­дель­цем той или иной раз­вле­ка­тель­ной про­грам­мы, ку­да

бы я се­бя пи­хал в ка­че­стве ве­ду­ще­го. У ка­на­ла есть свой взгляд на ро­та­цию ве­ду­щих, по­яв­ле­ние но­вых имен. Я не люб­лю бе­гать и хва­тать на­чаль­ство за ру­кав.

- Го­да три на­зад в од­ном ин­тер­вью вы при­зна­лись, что ва­ши идеи за­во­ра­чи­ва­ют, в но­вые про­ек­ты не зо­вут. В этом слы­ша­лась но­та от­ча­я­ния.

- Да нет, это бы­ло не от­ча­я­ние, а кон­ста­та­ция фак­та. Ес­ли вы не яв­ля­е­тесь лю­бим­чи­ком про­из­во­дя­щих ком­па­ний, ко­то­рые са­ми бе­га­ют за ва­ми, го­во­рят: «По­смот­ри­те про­ек­тик. Спе­ци­аль­но для вас!» - то вы, ко­неч­но, са­ми пы­та­е­тесь се­бя ре­а­ли­зо­вать, пред­ла­га­е­те свои фор­ма­ты.

- Но это был труд­ный пе­ри­од?

- Без со­мне­ния. Име­ни­тых у нас мно­го... Но в ито­ге мне очень по­вез­ло с Рус­ским гео­гра­фи­че­ским об­ще­ством. Очень лест­но, что оно под­дер­жи­ва­ет на­ши про­ек­ты. Я счи­таю, это очень боль­шая уда­ча, что как-то у нас с Сер­ге­ем Ку­жу­ге­то­ви­чем и Вла­ди­ми­ром Вла­ди­ми­ро­ви­чем (ми­нистр обо­ро­ны Сер­гей Шой­гу и Пре­зи­дент Рос­сии Вла­ди­мир Пу­тин - пре­зи­дент и пред­се­да­тель по­пе­чи­тель­ско­го со­ве­та РГО со­от­вет­ствен­но. - Ред.) сов­па­ли ин­те­ре­сы. Рус­ское гео­гра­фи­че­ское об­ще­ство вы­де­ля­ет гран­ты на со­вер­шен­но раз­ные ве­щи - эт­но­гра­фи­че­ские, ис­то­ри­че­ские, чи­сто гео­гра­фи­че­ские со­бы­тия.

- Что вам по­мо­га­ло то­гда не впасть в от­ча­я­ние?

- Как бы вы ни бы­ли вос­тре­бо­ва­ны, успеш­ны и раз­ры­ва­е­мы на ча­сти, вы все рав­но бу­де­те пе­ре­жи­вать. Это, на­вер­ное, во­об­ще свой­ствен­но муж­чи­нам, да? Ощу­щать свой воз­раст и ду­мать: «Зем­ную жизнь прой­дя до по­ло­ви­ны, я очу­тил­ся в су­мрач­ном ле­су» (ци­та­та из «Бо­же­ствен­ной ко­ме­дии» Дан­те. -

Ред.). Вы мо­же­те быть за­ва­ле­ны ра­бо­той, но она не бу­дет вам да­вать то­го удо­воль­ствия, ко­то­рое вы по­лу­ча­е­те от дей­стви­тель­но хо­ро­шо со­здан­но­го про­дук­та. Вы ее де­ла­е­те, вро­де все хо­ро­шо, во­круг го­во­рят: «Слу­шай, вче­ра ви­дел твою «Уга­дай ме­ло­дию». Хо­ро­шая про­грам­ма!» Но для те­бя со­бы­тия в этой пе­ре­да­че нет. Эх, зря я ска­зал про «Уга­дай ме­ло­дию». Луч­ше я про «По­ле чу­дес» ска­жу. Или про «Ве­чер­ний Ур­гант». Черт!

- Эти непро­стые для вас об­сто­я­тель­ства име­ли ме­сто че­рез несколь­ко лет по­сле ва­ше­го 40-летия. В Рос­сии по­че­му-то не при­ня­то этот юби­лей празд­но­вать.

- 40 лет я, есте­ствен­но, то­же не празд­но­вал. Что не из­ба­ви­ло ме­ня от про­блем со здо­ро­вьем че­рез ме­сяц ров­но (ве­ду­щий неожи­дан­но по­пал в боль­ни­цу с за­бо­ле­ва­ни­ем под­же­лу­доч­ной же­ле­зы. - Ред.). На­вер­ное, я еще не в том воз­расте, ко­гда воз­раст на­столь­ко на те­бя да­вит и им­ма­нент­но при­сут­ству­ет в тво­ей жиз­ни. Хо­тя, ко­неч­но, мыс­ли о воз­расте ста­но­вят­ся все бо­лее ча­сты­ми и все бо­лее мрач­ны­ми... с воз­рас­том.

- А вы сколь­ко се­бе да­е­те? По внут­рен­ним ощу­ще­ни­ям.

- Где-то 30, на­вер­ное, 32. По ощу­ще­ни­ям так.

«Чем боль­ше у те­бя ро­дин, тем ты луч­ше»

- Вы не раз го­во­ри­ли, что ощу­ща­е­те се­бя боль­ше ла­ты­шом, чем рус­ским. И что у вас толь­ко рос­сий­ское граж­дан­ство. А ев­ро­пей­ский пас­порт - это так, на­вер­ное, удоб­но.

- По за­ко­нам Лат­вии вы не мо­же­те иметь двой­но­го граж­дан­ства, за неко­то­ры­ми ис­клю­че­ни­я­ми. У ме­ня нет про­блем с вы­ез­дом за ру­беж, я по­лу­чаю шен­ген­скую ви­зу в Лат­вии, за что бла­го­да­рен сво­ей ма­лой ро­дине. Я не ви­жу смыс­ла по­лу­чать да­же вид на жи­тель­ство в Лат­вии. Ес­ли мне бу­дет необ­хо­ди­мо бежать из стра­ны, по­то­му что в Рос­сии вдруг рез­ко пе­ре­ста­нут лю­бить ла­ты­шей, то я про­сто по­еду и по­про­шу граж­дан­ство Лат­вии. На­де­юсь, мне не от­ка­жут. Но у ме­ня не сто­ит та­кой про­бле­мы. И ес­ли рань­ше я го­во­рил, что чув­ствую се­бя боль­ше ла­ты­шом, чем рус­ским, то сей­час эти ощу­ще­ния как ми­ни­мум в па­ри­те­те. Про­жив 32 го­да из мо­их по­чти 48 в Рос­сии, как-то стран­но го­во­рить: «Нет, все-та­ки я не ваш. Я здесь у вас еще по­жи­ву, но в прин­ци­пе все­гда хо­жу с фи­гой в кар­мане». Нет! Чем боль­ше у те­бя ро­дин, тем ты ум­нее, луч­ше, об­ра­зо­ван­нее, доб­рее. Муль­ти­куль­тур­нее. На­де­юсь, и мои де­ти чув­ство несколь­ких ро­дин в се­бе со­хра­нят.

- У ва­ших де­тей очень кра­си­вые ла­тыш­ские име­на - Эй­же­на, Ил­ва, Эй­нар, Ивар. Со сто­ро­ны су­пру­ги Свет­ла­ны, ее род­ствен­ни­ков про­те­стов не бы­ло?

- Ну а как мне их наз­вать? «Сер­гей Вал­ди­со­вич», «Петр Вал­ди­со­вич»? И по­том, я ведь не слу­чай­но же­нил­ся на жен­щине, ко­то­рую люб­лю. Что она мо­жет ска­зать? Она же зна­ет, что на­ка­за­ние по­сле­ду­ет...

- То есть вы муж­чи­на пат­ри­ар­халь­ных взгля­дов? Что­бы же­на слу­ша­лась, не ра­бо­та­ла, за­ни­ма­лась до­мом и детьми?

- На жене де­ти, дом, боль­шое ко­ли­че­ство бы­то­вых обя­зан­но­стей. И в ка­кой­то мо­мент ей при­шлось сде­лать вы­бор. А во всем осталь­ном она аб­со­лют­но сво­бод­ный че­ло­век. Нет, ко­неч­но, ни­ка­ких тре­бо­ва­ний ти­па «си­ди до­ма, за­ни­май­ся детьми, их шко­лой».

«Корт­не­ва обо­гнать невоз­мож­но»

- Не в при­мер мно­гим вы мно­го­дет­ный отец. Это со­зна­тель­ный вы­бор или как уж Бог дал? Все-та­ки всех под­нять на­до.

- Ну, Со­ло­вьев (те­ле­ве­ду­щий Вла­ди­мир Со­ло­вьев, отец вось­ме­рых де­тей. - Ред.), Кортнев (друг и му­зы­кант Алек­сей Кортнев, отец пя­те­рых де­тей. - Ред.) как-то под­ни­ма­ют. Я не мо­гу ска­зать, что бе­ру с них при­мер. Но де­ти быст­ро рас­тут, у них на­чи­на­ет­ся са­мо­сто­я­тель­ная жизнь. Ес­ли у вас есть воз­мож­ность - для се­бя же в первую оче­редь - про­длить оча­ро­ва­ние ро­ди­тель­ства, ко­гда ва­ше­му ре­бен­ку 5 - 6 - 7 лет, или все­го год, или пол­го­да, зай­ми­тесь этим! Они при­пол­за­ют к вам в кро­вать под утро - бо­лее по­зи­тив­ных впе­чат­ле­ний че­ло­ве­че­ство не изоб­ре­ло.

- Что вы пред­при­ни­ма­е­те в первую оче­редь, ко­гда что­то вдруг не кле­ит­ся и в ду­ше ес­ли не ханд­ра, то мел­кая рябь?

- Я жи­ву за го­ро­дом. И, вы зна­е­те, до­ста­точ­но вый­ти на ве­ран­ду, по­смот­реть, как ше­ле­стит листва мо­их ду­бов, по­са­жен­ных мною...

- Подросли уже?

- Я круп­но­ме­ры по­ку­пал. Вы­ез­жая из га­ра­жа и ожи­дая, по­ка от­кро­ют­ся во­ро­та ва­ше­го до­мо­вла­де­ния, вы вдруг по­ни­ма­е­те, что все де­ла мо­же­те сде­лать и зав­тра, и се­год­ня ехать в Моск­ву со­вер­шен­но бес­смыс­лен­но.

- И у вас бы­ло так, что вы за­кры­ва­ли во­ро­та?

- Да. Ты за­ез­жа­ешь на­зад, идешь на лю­би­мую ве­ран­ду и по­ни­ма­ешь, что да - это пра­виль­ный вы­бор, это твое ме­сто.

- И солн­це сквозь ду­бы вста­ет.

- Да-да-да! По­ни­ма­е­те, ко­гда еще де­ти все вре­мя пу­та­ют­ся под но­га­ми, нет вре­ме­ни на ка­кую-то...

- ...ре­флек­сию.

- Мрач­ную ре­флек­сию, я бы ска­зал.

С воз­рас­том мыс­ли о воз­расте все бо­лее мрач­ные. Но по внут­рен­ним ощу­ще­ни­ям мне 30 - 32. Где-то так

В О Н А Д Ж й и л о т а н А

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.