Ро­ди­те­ли Ан­дрея Па­ни­на:

Мы и сей­час счи­та­ем, что Ан­дрю­шу уби­ли

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Ин­на ФЕ­ДО­ТО­ВА

28мая Ан­дрею Па­ни­ну ис­пол­ни­лось бы 53 го­да. Ак­те­ра не ста­ло 2 го­да на­зад, но его близ­кие пе­ре­жи­ва­ют тра­ге­дию так, буд­то все слу­чи­лось па­ру ме­ся­цев на­зад. «Мы не мо­жем сми­рить­ся, по­то­му что ни­че­го не бы­ва­ет в жиз­ни страш­нее, чем пе­ре­жить соб­ствен­но­го ре­бен­ка!» - при­зна­лась при встре­че ма­ма Па­ни­на. Жур­нал «Телепрограмма» на­ве­стил ро­ди­те­лей ак­те­ра в под­мос­ков­ных Брон­ни­цах. Двух­этаж­ный дом с низ­ким за­бо­ром, уча­сток в 15 соток. 79-лет­няя Ан­на Геор­ги­ев­на и 77-лет­ний Вла­ди­мир Алек­се­е­вич под­дер­жи­ва­ют в ого­ро­де иде­аль­ный по­ря­док. «Ан­дрей лю­бил тут шаш­лы­ки жа­рить и все­гда, ко­гда на­ве­щал, по­мо­гал по хо­зяй­ству. Вот эту ба­ню вме­сте с ним ста­ви­ли», - встре­ча­ет нас во дво­ре Вла­ди­мир Алек­се­е­вич. Про­хо­дим в дом, а там по­всю­ду - на сте­нах, за стек­лом в сер­ван­те, в рам­ке на сто­ле - фото Ан­дрея. Па­ни­ны-стар­шие пе­ре­еха­ли в Подмосковье, по­бли­же к сы­ну, 15 лет на­зад: вы­шли на пен­сию, про­да­ли че­ты­рех­ком­нат­ную квар­ти­ру в Ке­ме­ро­ве и при­об­ре­ли этот уча­сток в Брон­ни­цах. Ак­тер до­ба­вил недо­ста­ю­щие сред­ства. По сло­вам Ан­ны Геор­ги­ев­ны и Вла­ди­ми­ра Алек­се­е­ви­ча, их Ан­дрей был доб­рым, за­бот­ли­вым сы­ном, му­жем и от­цом.

«Мы от­ка­за­лись от на­след­ства»

28 мая ро­ди­те­ли по тра­ди­ции на­жа­рят лю­би­мых кот­лет сы­на, ся­дут за стол и по­мя­нут Ан­дрея сто­поч­кой до­маш­ней на­стой­ки. По­том до­ста­нут пап­ку, где хра­нят­ся вы­рез­ки из га­зет и журналов об ак­те­ре Па­нине, и бу­дут перечитывать их в ко­то­рый раз. Ан­дрей не лю­бил от­ме­чать свой день рож­де­ния и обыч­но в кон­це мая уез­жал с же­ной и детьми на от­дых за гра­ни­цу.

Вла­ди­мир Алек­се­е­вич: - 28 мая мы с утра са­ди­лись у те­ле­фо­на. Каж­дый год в этот день сын, где бы ни на­хо­дил­ся, зво­нил и го­во­рил: «Ну да­вай­те, по­здрав­ляй­те ме­ня!»

Ан­на Геор­ги­ев­на: - В Москве он не устра­и­вал за­сто­лий по по­во­ду дня рож­де­ния. Не лю­бил это де­ло. А вот в школь­ные го­ды мы ему ор­га­ни­зо­вы­ва­ли празд­ни­ки: стол на­кро­ем, торт со свеч­ка­ми по­ста­вим, а са­ми с от­цом ухо­дим во двор на ла­воч­ку. Как-то встре­чаю 29 мая со­сед­ку, а она мне до­кла­ды­ва­ет: «Моя доч­ка ска­за­ла, что у Па­ни­ных луч­шие дни рож­де­ния из всей шко­лы. Так ей по­нра­ви­лось: они и в бу­ты­лоч­ку иг­ра­ли, и тан­це­ва­ли». Ре­бя­та во дво­ре тя­ну­лись за Ан­дрюш­кой, все с ним дру­жи­ли, а дев­чон­ки из на­ше­го подъ­ез­да да­же влюб­ля­лись. По­это­му го­стей у него все­гда бы­ло мно­го.

В. А.: - А ты пом­нишь, как на рож­де­ние Ан­дрея я те­бе «огонь­ки» при­нес?

А. Г.: - Ко­неч­но! Ни­че­го не за­бы­ла. Вспо­ми­на­ет­ся, как за боль­шим ок­ном ро­диль­но­го за­ла утром 28 мая 1962 го­да хле­стал дождь. Ров­но в 5.10 по­явил­ся Ан­дрю­ша. По­на­ча­лу дол­го не кри­чал, ну а по­том ни­че­го, за­пла­кал. Объ­яви­ли мне: вес - 3 ки­ло 650 грам­мов, рост - 51 сан­ти­метр. Пе­ре­ве­ли ме­ня в об­щую па­ла­ту, а ве­че­ром мед­сест­ра пе­ре­да­ла от му­жа ма­лень­кий узе­лок: раз­во­ра­чи­ваю но­со­вой пла­ток, а там цве­ты лес­ные - жел­тые огонь­ки. Но по­ка Во­ло­дя нес их из ле­са, они за­вя­ли. Я вы­ки­ды­вать не ста­ла, по­ста­ви­ла в во­ду. Утром про­сы­па­юсь, а они ожи­ли, сто­ят, как буд­то их толь­ко со­рва­ли. Вро­де как знак был, что Ан­дрю­ше суж­де­но дол­го жить. А вот как оно вы­шло. Счи­таю, что его уби­ли. На­вер­ное, ко­му-то до­ро­гу пе­ре­шел в чем-то. А разо­брать­ся не смог­ли. Нам На­та­ша этой зи­мой по­зво­ни­ла и ска­за­ла, что де­ло за­кры­ли за от­сут­стви­ем со­ста­ва пре­ступ­ле­ния.

В. А.: - Про­бо­ва­ли сле­до­ва­те­ли разо­брать­ся, но, на­вер­ное, не по­лу­чи­лось, и все. Эх... (Пла­чет.) Мы те­перь уж не жи­вем, а до­жи­ва­ем без него. Дня не бы­ва­ет, что­бы мы сы­на не вспом­ни­ли.

А. Г.: - Тя­же­ло нам без Ан­дрю­ши, ску­ча­ем по нему. В ма­те­ри­аль­ном же плане мы ни в чем не нуж­да­ем­ся. Пен­сию по­лу­ча­ем по­чти по 16 ты­сяч руб­лей каж­дый, вы­ра­щи­ва­ем все, что нуж­но, на ого­ро­де. В ма­га­зине по­ку­па­ем толь­ко мя­со, мас­ло, чай, ко­фе и сла­до­сти, ко­гда вну­ки при­ез­жа­ют. От Ан­дрюш­ки­но­го на­след­ства мы от­ка­за­лись в поль­зу вдо­вы На­та­ши - она мать и луч­ше зна­ет, как рас­по­ря­дить­ся день­га­ми и иму­ще­ством в поль­зу сы­но­вей. Глав­ное, что­бы у де­тей Ан­дрея бы­ло то, что нуж­но.

«Внук по­взрос­лел по­сле смер­ти от­ца»

У Ан­дрея Па­ни­на трое де­тей от двух бра­ков. Пер­вая же­на, Та­тья­на Фран­цу­зо­ва, - ма­ма их уже 22-лет­ней до­че­ри На­деж­ды. Вдо­ва ар­ти­ста - ак­три­са На­та­лья Ро­гож­ки­на - вос­пи­ты­ва­ет дво­их сы­но­вей: 13-лет­не­го Са­шу и 7-лет­не­го Пе­тю. Маль­чиш­ки с ма­мой при­ез­жа­ют из Моск­вы по­го­стить в Брон­ни­цы.

А. Г.: - Не­дав­но со­всем ре­бя­та нас на­ве­ща­ли. Саш­ка рань­ше за­мкну­тый был, мол­ча­ли­вый. На­та­ша уте­ша­ла нас с Во­ло­дей: «Не оби­жай­тесь, это воз­раст у него та­кой, прой­дет». И прав­да, в этот раз луч­ше со мной об­щал­ся, стал лас­ко­вый, та­кой близ­кий-близ­кий: об­ни­мал ме­ня и да­же це­ло­вал. Я ему ска­за­ла: «Са­ша, ты пря­мо дру­гой маль­чик

Дня не бы­ва­ет, что­бы мы сы­на не вспом­ни­ли. Тя­же­ло нам без Ан­дрю­ши, ску­ча­ем по нему

ста­но­вишь­ся, хо­ро­ший, по­кла­ди­стый». А На­та­ше стар­ший внук од­на­ж­ды ска­зал: «Ма­ма, ты не пе­ре­жи­вай, я те­бя то­же люб­лю. Но папу я боль­ше лю­бил!»

В. А.: - Стар­ший, ко­гда по­нял, что от­ца боль­ше нет, сра­зу по­взрос­лел. Уже в 13 лет се­рьез­ный ка­кой-то стал и не ша­лит силь­но.

А. Г.: - И млад­ший пом­нит папу! Ан­дрей ведь ар­тист был, мог пе­ре­во­пло­тить­ся и в кош­ку, и в со­ба­ку, и в змею - изоб­ра­зить де­тям ко­го хо­чешь. Ре­бя­та все­гда с ним иг­ра­ли с удо­воль­стви­ем, хо­хо­та­ли. Пом­ню, уло­жи­ли Пе­тень­ку, си­дим с Ан­дрю­шей, раз­го­ва­ри­ва­ем, а внук кри­чит из спаль­ни, что не за­снет, по­ка па­па к нему не зай­дет. Сын был доб­рым с детьми, но и муж­ским за­ня­ти­ям обу­чал: учил боксировать. По­ка­жет при­ем Са­ше, он аж на ди­ван от­ле­тит, но не хны­чет, вста­ет и даль­ше тре­ни­ру­ет­ся с от­цом. Те­перь вну­ков дед мо­жет по­го­нять, нет-нет и при­крик­нет: «По­че­му не до­ел?» Или: «Че­го за сто­лом но­га­ми бол­та­ешь, сей­час в угол по­став­лю!» Вос­пи­ты­ва­ет, но лю­бя. Са­ша и Пе­тя учат­ся в од­ной шко­ле, там их ба­буш­ка, На­та­ши­на ма­ма, пре­по­да­ет. Она хоть и пен­си­о­нер­ка, но ра­бо­та­ет. И са­ма ма­ши­ну во­дит: маль­чи­шек во­зит на за­ня­тия и об­рат­но до­мой. Стар­ший внук хо­дит в фут­боль­ную сек­цию, не­дав­но трав­му по­лу­чил на тре­ни­ров­ке. Млад­ший лю­бит смот­реть филь­мы с уча­сти­ем от­ца. У вну­ков есть няня, ко­то­рая оста­ет­ся с ни­ми, ко­гда На­та­ша на ре­пе­ти­ци­ях или спек­так­лях в МХАТе име­ни Че­хо­ва. По вы­ход­ным ез­дят на да­чу в На­роФо­минск: ее На­та­ша вме­сте с Ан­дрю­шей по­ку­па­ла. В об­щем, де­ти рас­тут под при­смот­ром, и все у них есть. Ры­жие оба ста­ли! На­та­ша го­во­рит, что на Ан­дрюш­ку по­хо­жи.

В. А.: - Она так го­во­рит, что­бы нам при­ят­но бы­ло. Внешне ре­бя­та силь­нее на На­та­шу по­хо­жи. А вот внуч­ка На­дя ли­цом боль­ше на Ан­дрея по­хо­дит. Но мы внуч­ку и не ви­де­ли с дет­ства. Она ро­ди­лась в 1993-м, вско­ре по­сле то­го, как Ан­дрей раз­вел­ся с пер­вой же­ной. Ее ро­ди­те­ли бы­ли про­тив их бра­ка, не ну­жен им был зять-ак­тер. На­дю вос­пи­ты­ва­ли так, что­бы она с на­ми не об­ща­лась.

А. Г.: - Не сло­жи­лась у Ан­дрея с пер­вой же­ной се­мей­ная жизнь. В сви­де­тель­стве о рож­де­нии ре­бен­ка Та­тья­на в гра­фе «отец» по­ста­ви­ла про­черк. Хо­тя все зна­ли, кто па­па На­ди. Рань­ше в день рож­де­ния внуч­ки я зво­ни­ла на Та­тья­нин те­ле­фон, та да­ва­ла ей труб­ку, и мы с Во­ло­дей по­здрав­ля­ли внуч­ку. А те­перь ко­то­рый год нет у нас ни те­ле­фо­на На­ди, ни свя­зи с ней. Она бы­ла сту­дент­кой жур­фа­ка МГУ, а на 2-м кур­се ре­ши­ла учить­ся на ис­кус­ство­ве­да в Аме­ри­ке. Сда­ла те­сты и эк­за­ме­ны и уеха­ла в НьюЙорк. У мо­е­го тро­ю­род­но­го бра­та в этом го­ро­де сын жи­вет, вот от него мы о внуч­ке и по­лу­ча­ем ин­фор­ма­цию. По­след­ний раз пе­ре­дал, что встре­чал­ся с На­дей в ка­фе, она бы­ла со сво­им пар­нем, они вме­сте жи­вут. 22 го­да - вз­рос­лая уже! Мы с Во­ло­дей ви­де­ли ее, ко­гда де­воч­ке бы­ло 8 лет. Прав­да, по­том я еще раз мель­ком встре­ти­ла На­дю уже по­взрос­лев­шую. Де­ло бы­ло так: зво­нит на­ка­нуне Ан­дрей и го­во­рит: ма­ма, зав­тра при­е­дешь в Моск­ву на Пуш­кин­скую пло­щадь, в та­кое-то вре­мя там бу­дет На­дя. Сын объ­яс­нил, как до­брать­ся, и я во­вре­мя бы­ла на ме­сте. И вот че­рез всю пло­щадь внуч­ка кри­чит: «Ба­ба Аня!» - и ру­кой мне ма­шет. Вот и по­ви­да­лись. Не знаю, как Ан­дрей с ней об­щал­ся, но ду­маю, что ред­ко им да­ва­ли ви­деть­ся.

«Сын был некон­фликт­ным че­ло­ве­ком»

В ап­ре­ле 2015 го­да Ан­на Геор­ги­ев­на и Вла­ди­мир Алек­се­е­вич от­ме­ти­ли 54-ю го­дов­щи­ну сов­мест­ной жиз­ни. По­ми­мо вдо­вы Ан­дрея и ее сы­но­вей, их ча­сто на­ве­ща­ет дочь Ни­на с детьми - 12-лет­ним Са­шей и 6-лет­ним Ко­лей. Ста­ри­ки от­вле­ка­ют­ся на за­бо­ты о вну­ках, хло­по­ты по хо­зяй­ству, но мыс­ли по­сто­ян­но воз­вра­ща­ют­ся к Ан­дрею. И ес­ли ма­ма ак­те­ра, рас­ска­зы­вая о сыне, сдер­жи­ва­ет сле­зы, то отец не мо­жет спра­вить­ся с эмо­ци­я­ми. Вла­ди­мир Алек­се­е­вич пла­чет, пе­ре­би­рая фото сы­на и вспо­ми­ная ис­то­рии о нем.

А. Г.: - Наш внук Са­ша, Ни­нин сын, обе­ща­ет, что мы с ним по­смот­рим в за­пи­си по­след­ний се­ри­ал Ан­дрея «Ге­те­ры май­о­ра Со­ко­ло­ва». Во­ло­дя не дал мне по­гля­деть этот фильм по те­ле­ви­зо­ру. В. А.: - Не мо­гу я, серд­це не же­лез­ное! А. Г.: - Во­об­ще Ан­дрей не лю­бил, ко­гда я се­ри­а­лы смот­ре­ла. Бе­гу вклю­чать те­ле­ви­зор, а он ме­ня хва­та­ет, шу­тя, не пус­ка­ет: «Ма­ма, что ты в них на­хо­дишь!» Сам по­сто­ян­но сни­мал­ся в ки­но, мно­го ра­бо­тал, жил на из­нос. Бы­ва­ло, ля­жет от­дох­нуть, а во­круг него несколь­ко со­то­вых те­ле­фо­нов. Я хо­чу их уне­сти в дру­гую ком­на­ту, что­бы не раз­бу­ди­ли звон­ком, а Ан­дрей не раз­ре­ша­ет.

В. А.: - Ан­дрей с дет­ства за­ни­мал­ся спор­том, я его при­учил. Ез­дил на со­рев­но­ва­ния по воль­ной борь­бе, по ка­ра­те. И до по­след­них дней жиз­ни он под­дер­жи­вал спор­тив­ную фор­му. Он был раз­но­сто­ронне раз­ви­тым че­ло­ве­ком, лю­бил на­зы­вать се­бя гу­ма­ни­та­ри­ем. В дет­ском са­ду, в шко­ле он все­гда луч­ше всех по ро­лям басни чи­тал, его да­же при­гла­ша­ли на ро­ди­тель­ские со­бра­ния вы­сту­пать. От­лич­ни­ком не был, но его все лю­би­ли. Мой сын был по­ря­доч­ным че­ло­ве­ком, некон­фликт­ным. Да­же со мной от­ка­зы­вал­ся спо­рить! Смот­рим новости, я что-ни­будь про­ком­мен­ти­рую и знаю, что он не со­гла­сен. Пы­та­юсь по­спо­рить, а он не хо­чет, и все!

А. Г.: - Хо­ро­ший был па­рень. Снит­ся мне сы­нок. Мы ле­том ез­ди­ли к мо­ей родне в Вол­го­град­скую об­ласть: мно­го ку­па­лись, за­го­ра­ли. И вот ви­жу я его во сне на этом от­ды­хе - ма­лень­ким, счаст­ли­вым. Как буд­то и не бы­ло то­го страш­но­го дня.

7 мар­та два го­да на­зад я с утра по­шла в ма­га­зин. По­ка хо­ди­ла, Во­ло­де по­зво­ни­ла моя подруга из То­льят­ти, ко­то­рая уви­де­ла в но­во­стях со­об­ще­ние о ги­бе­ли Па­ни­на. Я вер­ну­лась, и он мне го­во­рит: «У нас боль­шое горе. Ан­дрея боль­ше нет». Я упа­ла в об­мо­рок. И все. По­сле это­го для ме­ня боль­ше ни­че­го нет…

В. А.: - На клад­би­ще у Ан­дрея я был один раз: на по­хо­ро­нах. Еще раз уви­деть мо­ги­лу сы­на не смо­гу. Не вы­не­су, тя­же­ло…

А. Г.: - А я без Во­ло­ди ехать не хо­чу. Но, ви­ди­мо, при­дет­ся, так как его уго­во­рить не по­лу­ча­ет­ся. По­еду с доч­кой или с На­та­шей. Жал­ко мне ее, од­на в 40 лет без му­жа оста­лась с дву­мя детьми. Все мы оста­лись од­ни, без Ан­дрея.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.