19

KP-Teleprogramma - - СЕРИАЛЫ: ПОРТРЕТ -

- По­жа­луй. Хо­тя мно­го и дру­гих пред­ло­же­ний. Про­сто мои фи­зио­гно­ми­че­ские осо­бен­но­сти - это агрес­сив­ная внеш­ность. Так что ха­рак­тер­ных ге­ро­инь иг­рать про­ще. Но я вся­че­ски пы­та­юсь ло­мать этот сте­рео­тип. На­при­мер, не­дав­но ме­ня при­гла­си­ли сыг­рать стра­да­ли­цу. Та­кую пра­виль­ную, что фу, аж про­тив­но. Ну что там иг­рать?

- Лу­ка­вят! На ка­стин­ге все­гда спра­ши­ва­ют: «Го­то­вы ли вы раз­деть­ся?» На роль Ле­ры оче­редь сто­я­ла из ак­трис, же­ла­ю­щих раз­деть­ся. По­смот­ри­те лю­бой за­гра­нич­ный фильм или се­ри­ал: там всю­ду го­лые гру­ди, и не толь­ко. Не по­ни­маю лю­дей, ко­то­рые лю­бят кар­ти­ны Ру­бен­са, где изоб­ра­же­ны те же го­лые ба­бы, а по­том смот­рят се­ри­ал и - о ужас! - за­кры­ва­ют гла­за. Там же по­ка­за­ли яго­ди­цу! Ки­но - это то­же вид ис­кус­ства. Я же не про­сто так раз­де­ва­юсь в кад­ре, что­бы по­ка­зать свои пре­ле­сти. Это дра­ма­тур­ги­че­ски обос­но­ва­но. На­при­мер, в пер­вом се­зоне Ле­ра ни ра­зу не го­во­ри­ла Ва­ди­ку: «Я те­бя люб­лю». По­это­му мне на­до бы­ло как-то по­ка­зать страсть, связь, хи­мию меж­ду ни­ми дру­ги­ми спо­со­ба­ми. Един­ствен­ная воз­мож­ность это сде­лать - че­рез по­стель­ную сце­ну. И, ко­неч­но, я по мак­си­му­му ис­поль­зо­ва­ла свое те­ло. Ак­тер дол­жен уметь иг­рать не толь­ко ли­цом, но и все­ми осталь­ны­ми ча­стя­ми те­ла.

- Лич­но мне по­вез­ло, я счи­таю. Че­ло­век, ко­то­рый ря­дом со мной, осо­зна­ет, что свя­зал­ся не с бух­гал­те­ром, а с ак­три­сой. Но я знаю ку­чу при­ме­ров, ко­гда муж­чи­ны же­нят­ся на ак­три­сах, а по­том ока­зы­ва­ет­ся, что они не хо­тят, что­бы она с ка­ким-то му­жи­ком в кад­ре це­ло­ва­лась. Так у ме­ня во­прос: «За­чем вы то­гда с эти­ми де­вуш­ка­ми свя­зы­ва­лись?»

- Че­го не по­ни­ма­ли?! Ак­тер­ство - до­ста­точ­но слож­ная про­фес­сия. Ты вкла­ды­ва­ешь мно­го сил в свою роль. А тут по­яв­ля­ет­ся ка­кой-то чу­вак и го­во­рит: «Я не хо­чу, что­бы ты этим за­ни­ма­лась». Это про­сто не­ува­же­ние к сво­е­му парт­не­ру. Сла­ва бо­гу, у нас в се­ри­а­ле вто­рые по­ло­вин­ки ак­те­ров от­но­сят­ся ко все­му с по­ни­ма­ни­ем. Был мо­мент в пер­вом се­зоне, ко­гда у ме­ня с Ро­ма­ном Ма­я­ки­ным це­лый день шли сплош­ня­ком по­стель­ные сце­ны. И в этот день в Ри­гу, где мы снимали, при­е­ха­ла же­на Ро­мы. Си­де­ла за плей­бе­ком воз­ле мо­ни­то­ров. Это бы­ло очень-очень неком­форт­но. Ты по­ни­ма­ешь: вот она си­дит, а ты го­лая с ее му­жем це­лу­ешь­ся.

а с дру­гом дет­ства Ар­те­мом. Лю­бой жен­щине это бы­ло бы ди­ко непри­ят­но. В ка­кой-то мо­мент она вста­ла и ушла. И нам всем ста­ло на­мно­го лег­че. На­вер­ное, не на­до бы­ло при­хо­дить на пло­щад­ку и трав­ми­ро­вать се­бя лиш­ний раз. Кста­ти, в но­вом се­зоне у ме­ня но­вый парт­нер - Эду­ард Ма­ца­бе­рид­зе. И пер­вая же на­ша сов­мест­ная сме­на изоби­ло­ва­ла по­стель­ны­ми сце­на­ми. А ведь у мо­е­го парт­не­ра су­пру­га, они счаст­ли­вы в бра­ке 14 лет. Я же до съем­ки с Эду­ар­дом об­ща­лась ми­нут 20. Че­ло­век он для ме­ня незна­ко­мый, а сце­ны ну очень-очень от­кро­вен­ные. Хо­тя фак­тор неудоб­ства, воз­мож­но, сыг­рал нам на ру­ку.

- По­клон­ни­ки по­яви­лись, ма­ши­ну ку­пи­ла. До это­го на чу­жой ка­та­лась.

- Счи­та­ет, что это слиш­ком от­кро­вен­но. Ма­ма - мой са­мый боль­шой кри­тик. Она очень ред­ко ме­ня хва­лит, и, чест­но го­во­ря, ино­гда от это­го опус­ка­ют­ся ру­ки. Счи­таю, что по уров­ню от­кро­вен­но­сти се­ри­ал адек­ват­ный. Я очень гор­жусь этим про­ек­том. Ма­ма во­об­ще с 17 лет тре­бу­ет от ме­ня де­тей и се­мью. Но это аб­со­лют­но бес­по­лез­но.

- Хо­чет­ся, ко­неч­но. Но я не то­роп­люсь за­во­дить де­тей. Ко­гда умер па­па, мне ис­пол­ни­лось 10 лет. Бы­ла вес­на. А ле­том ма­ма как-то го­во­рит мне: «Лу­ша, сей­час мы пой­дем с то­бой в Чер­ки­зов­ский парк, там рас­тут яб­ло­ни. Бу­дем ку­шать яб­ло­ки, по­то­му что боль­ше нече­го». Так вот я счи­таю, что жен­щи­на долж­на уметь со­дер­жать се­бя. Не по­сред­ством бой­френ­да или му­жа, а са­мо­сто­я­тель­но. Я не знаю, как сло­жат­ся мои от­но­ше­ния с бу­ду­щим су­пру­гом, сколь­ко нам суж­де­но быть вме­сте. Как мать, я обя­за­на уметь обес­пе­чить се­бя и свое потом­ство. Моя ма­ма ра­бо­та­ла вра­чом, по­лу­ча­ла немно­го. Нам при­хо­ди­лось труд­но. Но ес­ли бы она не ра­бо­та­ла со­всем, мы бы умер­ли с го­ло­да. Так что для се­бя я ре­ши­ла: по­ка не вста­ну на но­ги и не бу­ду уве­ре­на в том, что мо­гу обес­пе­чить се­бя и де­тей, се­мью за­во­дить не бу­ду.

- Да. И я хо­чу обес­пе­чен­ной ста­ро­сти мо­ей ма­ме, ко­то­рая у ме­ня од­на. Ме­ня ка­те­го­ри­че­ски не устра­и­ва­ет, что она всю жизнь ра­бо­та­ла вра­чом-пси­хи­ат­ром-нев­ро­ло­гом в госучреждении, а те­перь, вый­дя на пен­сию, по­лу­ча­ет 12 ты­сяч руб­лей. Как про­жить на эту сум­му?!

- Мне бы­ло 14, я учи­лась в хо­рео­гра­фи­че­ском учи­ли­ще, и нас от­пра­ви­ли на прак­ти­ку в те­атр Мар­ка Ро­зов­ско­го. Ме­ня взя­ли с труп­пой на га­стро­ли на ме­сяц в Аме­ри­ку. Я за­ра­бо­та­ла 800 или 1000 дол­ла­ров. Я так хо­те­ла по­ра­до­вать ма­му, что при­вез­ла ей нор­ко­вую шу­бу из Со­еди­нен­ных Шта­тов. Глу­пень­кая! На­шла где по­ку­пать! Это бы­ла ма­лень­кая, се­рень­кая шуб­ка из ма­лень­ких ку­соч­ков. Но мне так хо­те­лось ку­пить ее. По­то­му что отец ма­му очень ба­ло­вал, был щед­рым муж­чи­ной. И я по­ду­ма­ла: «А чем я ху­же? День­ги есть, а что с ни­ми де­лать - не­по­нят­но». Нет что­бы до­мой день­ги при­вез­ти, так ку­пи­ла шу­бу. Ма­ма, ко­неч­но, ее но­си­ла, по­том ее но­си­ла я, по­том у нее от­ва­ли­лись пу­го­ви­цы... Кста­ти, из той по­езд­ки я боль­ше все­го за­пом­ни­ла не шу­бу, а то, как за­блу­ди­лась в Нью-Йор­ке. Пред­став­ля­е­те, 14-лет­няя де­воч­ка, од­на в ме­га­по­ли­се, без мо­биль­ни­ка. В тот день все по­е­ха­ли в Нью-Йорк по ма­га­зи­нам, а я бы­ла по­ме­ша­на на ба­ле­те и ре­ши­ла схо­дить на ба­лет­ный класс. По­за­ни­ма­лась, а ко­гда вы­шла, по­ня­ла, что опаз­ды­ваю на сбор труп­пы. Взя­ла так­си. А во­ди­тель - ин­дус, еще ху­же ме­ня го­во­рит по-ан­глий­ски. Проб­ка ад­ская. При­вез он ме­ня ку­да-то не ту­да, я се­ла не в тот ав­то­бус. Сла­ва бо­гу, сжа­ли­лись на­до мной и под­вез­ли по­том в нуж­ное ме­сто. Вы­хо­жу, все сто­ят блед­ные: несо­вер­шен­но­лет­ний ре­бе­нок по­те­рял­ся в Нью-Йор­ке!

- Мне пред­ла­га­ли снять­ся там еще год на­зад, ко­гда вы­хо­дил пер­вый се­зон «Слад­кой жиз­ни». Но то­гда мне ка­за­лось, что не вре­мя. Сей­час вы­шел вто­рой се­зон, у ме­ня в про­ек­те од­на из глав­ных ро­лей. Счи­таю, что уже за­ра­бо­та­ла мо­раль­ное пра­во снять­ся в жур­на­ле. Я не бо­юсь раз­де­вать­ся, по­то­му что ра­бо­та­ла мо­де­лью и уже сни­ма­лась об­на­жен­ной. Ес­ли что-то по­ка­зы­вать, то сей­час, а не ко­гда бу­ду на де­сять лет стар­ше. Кста­ти, со­гла­ша­ясь на съем­ку, я хо­те­ла, что­бы это бы­ло по­хо­же на по­черк из­вест­но­го ми­ро­во­го фо­то­гра­фа Эллен фон Ун­верт. Я уже ра­бо­та­ла с ней бу­дучи мо­де­лью - в Па­ри­же для жур­на­ла «Сноб». Для ме­ня это бы­ла огром­ная честь, по­то­му что Эллен сни­ма­ла Кла­удиу Шиф­фер, Ри­ан­ну, Ма­дон­ну и мно­гих дру­гих. В ито­ге, по­раз­мыс­лив, мы ре­ши­ли все сде­лать мак­си­маль­но про­сто, обо­зна­чив те­мой съем­ки де­ка­данс. Де­ло в том, что, ко­гда ра­бо­та­ешь мо­де­лью, те­бе ни­кто не да­ет от­би­рать фо­то­гра­фии. Это де­ла­ют ка­кие-то дя­дя или те­тя со сто­ро­ны. А здесь я бы­ла во­вле­че­на в съем­ку, уклад­ку, ма­ки­яж. Я да­же сту­дию вме­сте со все­ми вы­би­ра­ла.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.