Жанна РОЖ­ДЕ­СТВЕН­СКАЯ: Ес­ли бы на­до мной сто­ял че­ло­век с дры­ном, мо­жет быть, все сло­жи­лось бы ина­че

Го­лос Ири­ны Му­ра­вье­вой из филь­ма «Кар­на­вал», су­дья шоу «Глав­ная сце­на» и пе­да­гог Те­ат­ра Алек­сея Рыб­ни­ко­ва - о вол­но­об­раз­ной ка­рье­ре, до­че­ри и вну­ке, а так­же слу­хах про коз­ни Ал­лы Пу­га­че­вой в ее ад­рес

KP-Teleprogramma - - ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС -

Пе­ви­ца встре­ти­ла нас в скром­ной ка­мор­ке - твор­че­ской ла­бо­ра­то­рии, ко­то­рой ру­ко­во­дит ком­по­зи­тор Алек­сей Рыб­ни­ков. Имен­но он в свое вре­мя от­крыл для со­вет­ско­го слу­ша­те­ля кос­ми­че­ский го­лос Жан­ны Рож­де­ствен­ской, при­гла­сив на за­пись рок-опе­ры «Юно­на» и «Авось». С тех пор утек­ло мно­го во­ды, те­перь в этой ма­стер­ской Жанна Гер­ма­нов­на са­ма по­мо­га­ет мо­ло­дым ар­ти­стам от­та­чи­вать ма­стер­ство.

Вы­ку­рив си­га­ре­ту, пе­да­гог и су­дья шоу «Глав­ная сце­на» при­се­ла воз­ле пи­а­ни­но и в свой­ствен­ной ей им­пуль­сив­ной и за­пре­дель­но ис­крен­ней ма­не­ре вс­пом­ни­ла в бе­се­де с жур­на­лом «Телепрограмма», как на­чи­на­лась соль­ная ка­рье­ра, что вос­пре­пят­ство­ва­ло ее раз­ви­тию и по­че­му ее дочь при­гла­шал к се­бе Лео­нид Бреж­нев.

- Ой, не го­во­ри­те! Я и са­ма оша­ле­ла. Ка­ким ма­ка­ром ме­ня ту­да по­зва­ли? Я во­об­ще не из это­го проф­со­ю­за. Всю жизнь при сов­ке про­ра­бо­та­ла на эст­ра­де. По­след­ние 40 лет твор­че­ства иду ря­дом с Алек­се­ем Рыбниковым, слу­жу в его му­зы­каль­ном те­ат­ре. Так что для ме­ня это при­гла­ше­ние бы­ло неожи­дан­но­стью. А по­том по­ду­ма­ла: «А по­че­му бы не по­си­деть?» Сю­да ко мне (в Те­атр Алек­сея Рыб­ни­ко­ва. - при­хо­дит та же са­мая мо­ло­дежь! Я столь­ко зна­ко­мых лиц встре­ти­ла на про­ек­те...

- Я люб­лю учить­ся у всех. И до сих пор хо­жу на ма­стер-клас­сы. Мне бы­ло ин­те­рес­но на «Глав­ной сцене» и да­же по­лез­но. Но лич­но ме­ня в по­след­нее вре­мя ин­те­ре­су­ет опер­ное на­прав­ле­ние - сво­их уче­ни­ков при­учаю к клас­си­че­ским про­из­ве­де­ни­ям. По­та­щи­ло на ста­ро­сти лет

- Ко­гда я при­ш­ла на проект, сра­зу спро­си­ла: «Ре­бят, что ищем? Го­лос? Лич­ность? Ха­риз­му?» Мне го­во­рят: «Не­по­хо­же­го на дру­гих, ис­клю­чи­тель­но­го ар­ти­ста. То есть в первую оче­редь для нас ва­жен был ре­пер­ту­ар». Так и вы­шло - те, кто пел свои пес­ни, бы­ли в ито­ге по­ощ­ре­ны, они про­шли даль­ше. А что ка­са­ет­ся по­ис­ка лич­но­сти... Ду­маю, ею на­до ро­дить­ся! На­учить во­ка­лу мож­но - по­ста­вить го­лос, ды­ха­ние, на­учить дви­гать­ся. Но ко­гда у че­ло­ве­ка нет ду­ши и серд­ца, он не по­ет ими, не жи­вет на сцене - ни­че­го не вый­дет. Он дол­жен вый­ти, спеть, а я - рас­пах­нуть рот: «О-о-о! Вот это уже что-то...» Мно­го та­лант­ли­вых ре­бят, но вы­да­ю­щих­ся ар­ти­стов я так и не встре­ти­ла.

- По­ня­тия не имею. Я ни­ко­гда не бы­ла свя­за­на с шоу-биз­не­сом, не знаю, что это. Всю жизнь про­ра­бо­та­ла на сцене, ез­ди­ла на га­стро­ли, за­ра­ба­ты­вая кров­ные день­ги. Да, мно­го про­сто­я­ла за ку­ли­са­ми на за­пи­си филь­мов (го­лос Жан­ны Рож­де­ствен­ской зву­чит в де­сят­ках со­вет­ских ки­но­кар­тин - «Тот са­мый Мюнх­гау­зен», «Кар­на­вал», «Звез­да и смерть Хо­аки­на Му­рье­ты», «Ча­ро­деи» и др. - Де­ла­ла это с удо­воль­стви­ем. И мне ко­лос­саль­но по­вез­ло в том, что я на­ча­ла за­ни­мать­ся сво­им твор­че­ством с ге­ни­аль­ны­ми ком­по­зи­то­ра­ми - Алек­се­ем Ль­во­ви­чем Рыбниковым и Эду­ар­дом

- Ко­гда мне бы­ло 25 лет, мы с Рыбниковым ра­бо­та­ли над рок-опе­рой «Звез­да и смерть Хо­аки­на Му­рье­ты». Я за­пи­сы­ва­ла все жен­ские пар­тии на пла­стин­ке. Вот это был уро­вень! Алек­сей Ль­во­вич - вы­да­ю­щий­ся во­каль­ный пе­да­гог. Я со­труд­ни­ча­ла прак­ти­че­ски со все­ми со­вет­ски­ми ком­по­зи­то­ра­ми, но ни­кто не уме­ет ра­бо­тать с во­ка­ли­ста­ми так, как он. Он зна­ет, что нуж­но, и дву­мя-тре­мя фра­за­ми мо­жет ем­ко и образ­но это до­не­сти до ар­ти­ста. Так что мне во­все не обид­но, что я озву­чи­ла столь­ко кар­тин. На­обо­рот - гор­жусь! Си­дишь ве­че­ром до­ма, хле­щешь ча­ек, вклю­ча­ешь те­ле­ви­зор по­гром­че - ой, я, что ли, пою? При­ят­но.

- Да, это за­бав­но! Мы озву­чи­ва­ли мю­зикл «Ма­ма», по­став­лен­ный по сказ­ке «Волк и се­ме­ро коз­лят», где иг­ра­ли Люд­ми­ла Гур­чен­ко и Ми­ха­ил Бо­яр­ский. Там при­шлось и бе­ло­чек, и коз­лят озву­чи­вать - это и прав­да смеш­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.