Сер­гей Без­ру­ков опять сыг­ра­ет Вла­ди­ми­ра Вы­соц­ко­го

Жур­нал «Телепрограмма» по­бы­вал на съем­ках се­ри­а­ла по мо­ти­вам ав­то­био­гра­фи­че­ско­го ро­ма­на Ва­си­лия Ак­се­но­ва «Та­ин­ствен­ная страсть»

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Егор АРЕФЬЕВ

Всво­ем по­след­нем ро­мане Ва­си­лий Ак­се­нов без при­крас из­ло­жил вос­по­ми­на­ния о сво­ей жиз­ни, от­но­ше­ни­ях с дру­зья­ми и меж­ду ни­ми. Там есть все: от­но­ше­ния с вла­стью, друж­ба, пре­да­тель­ства, лю­бовь и из­ме­ны. Ино­гда иро­нич­но, ино­гда злоб­но, ино­гда тро­га­тель­но. В цен­тре со­бы­тий - куль­то­вые ге­рои 1960-х го­дов: Бел­ла Ах­ма­ду­ли­на, Вла­ди­мир Вы­соц­кий, Ев­ге­ний Евтушенко, Иосиф Брод­ский, Ро­берт Рож­де­ствен­ский, Ан­дрей Воз­не­сен­ский, Ан­дрей Тар­ков­ский, Юрий На­ги­бин, сам Ва­си­лий Ак­се­нов и две его же­ны.

В кни­ге и со­от­вет­ствен­но в се­ри­а­ле име­на ре­аль­ных пер­со­на­жей из­ме­не­ны, но про­то­ти­пы уга­ды­ва­ют­ся за ни­ми без осо­бо­го тру­да. Пе­ред тем как со­зда­те­ли се­ри­а­ла от­пра­ви­лись ра­бо­тать в Коктебель, жур­нал «Телепрограмма» по­бы­вал на съем­ках это­го се­ри­а­ла.

Этот шифр при­ду­ман не на­ми

Как пи­шут ино­гда в кри­ми­наль­ных дра­мах, «име­на ге­ро­ев из­ме­не­ны». Так же и здесь, но как по­рой крас­но­ре­чи­во и мет­ко дал име­на-ха­рак­те­ри­сти­ки сво­им дру­зьям ав­тор! Вме­сто Ва­си­лия Ак­се­но­ва - Вак­сон (ак­тер Алек­сей Морозов), Бел­лы Ах­ма­ду­ли­ной - Нэл­ла Ах­хо (Чул­пан Ха­ма­то­ва), Ев­ге­ния Евтушенко - Ян Ту­шин­ский (Фи­липп Янковский), Ан­дрея Воз­не­сен­ско­го - Ан­тон Ан­дрео­тис (Ев­ге­ний Пав­лов), Ро­бер­та Рождественского - Ро­берт Эр (Алек­сандр Ильин-мл.), Вла­ди­ми­ра Вы­соц­ко­го - Вер­ти­ка­лов (Сер­гей Без­ру­ков), Эрн­ста Неиз­вест­но­го - Из­вест­нов (Алек­сандр Большаков), Ио­си­фа Брод­ско­го - Прот­ский (Ар­тур Бе­счаст­ный), Юрия На­ги­би­на - Марк Авре­лов (Олег Ште­фан­ко), Алек­сандра Сол­же­ни­цы­на - Боль­шов (Ни­ки­та Са­ло­пин), Бу­ла­та Окуд­жа­вы - Ку­куш Ок­та­ва (Алек­сей Аго­пьян).

Про­дю­се­ра­ми про­ек­та вы­сту­пи­ли Кон­стан­тин Эрнст и Де­нис Ев­стиг­не­ев, ав­то­ром сце­на­рия - Еле­на Рай­ская («Од­на­ж­ды в Ро­сто­ве»), а сни­ма­ет кар­ти­ну Влад Фур­ман («Ку­прин. Яма»).

- На Ак­се­но­ва я под­сел 5 - 6 лет на­зад, - вспо­ми­на­ет ре­жис­сер. - Пред­ло­жил про­дю­се­рам экра­ни­зи­ро­вать ро­ман «Москва Ква-Ква». Но сце­на­рия не бы­ло. За­то че­рез неко­то­рое вре­мя по­явил­ся сце­на­рий Еле­ны Рай­ской по «Та­ин­ствен­ной стра­сти» на 12 се­рий. Очень удач­но ей уда­лось со­здать сквоз­ное дей­ствие, ко­то­ро­го в ро­мане Ак­се­но­ва, кста­ти, не бы­ло. У нас пи­са­тель Вак­сон пред­ста­ет не толь­ко как пер­со­наж ме­му­а­ров, но и как ге­рой про­из­ве­де­ний Ак­се­но­ва. Те­ма ро­ма­на «Звезд­ный би­лет», от­но­ше­ния с кол­ле­га­ми, с же­на­ми, с вла­стью - все ор­га­нич­но пе­ре­пле­лось. Мы сни­ма­ем ин­тер­пре­та­цию «Та­ин­ствен­ной стра­сти», но в ду­хе Ва­си­лия Ак­се­но­ва. Как он пи­сал, «эти со­бы­тия бы­ли, мог­ли бы быть или хо­те­лось бы, что­бы они про­изо­шли».

Дей­ствие кар­ти­ны про­ис­хо­дит в раз­гар хру­щев­ской от­те­пе­ли: 1958 - 1968 го­ды. Най­ти по­хо­жие ин­те­рье­ры в со­вре­мен­ной Москве по­чти невоз­мож­но. Со­зда­те­ли се­ри­а­ла арен­до­ва­ли аутен­тич­ную квар­ти­ру в ста­лин­ской вы­сот­ке на Ле­нин­ском про­спек­те. По сю­же­ту в ней жи­вет по­эт Ан­тон Ан­дрео­тис.

- Та­кое впе­чат­ле­ние, что вре­мя здесь за­сты­ло, - улы­ба­ет­ся Фи­липп Янковский, гля­дя по сто­ро­нам. - Ви­ди­мо, ре­мон­та не бы­ло ни ра­зу. По­вез­ло нам.

И прав­да, узнать, что внут­рен­но­сти квар­ти­ры для съе­мок по­чти не де­ко­ри­ро­ва­ли, - неожи­дан­ность. На сте­нах - кар­ти­ны, афи­ши Те­ат­ра на Та­ган­ке, при вхо­де - на­стен­ный ка­лен­дарь, де­ре­вян­ный язык для обу­ви, аутен­тич­ные хру­сталь­ные ва­зы сто­ят на пол­ках, а под но­га­ми скри­пят ши­ро­чен­ные дос­ки пар­ке­та.

Влад Фур­ман раз­во­дит сце­ну с ак­те­ра­ми на кухне, за­дым­лен­ной ки­но­ды­мом. По­сле ко­рот­кой ре­пе­ти­ции на­чи­на­ют сни­мать.

- Кто-то го­во­рил про вис­ки, - про­стран­но про­из­но­сит Ян Ту­шин­ский. Раз­ли­ва­ют, чо­ка­ют­ся, вы­пи­ва­ют. - Ди­ка­ри! Два­дца­тый век на дво­ре, - сры­ва­ет­ся вне­зап­но Ян. - А они стро­ят сте­ну на гра­ни­це. Сред­не­ве­ко­вье!

- Древ­ний Ки­тай, ес­ли быть точ­нее, - мяг­ко по­прав­ля­ет его Нэл­ла.

- И как толь­ко до­ду­ма­лись до та­ко­го? - спра­ши­ва­ет Та­ня, же­на Яна.

- Из Крем­ля под­ска­за­ли, - ре­зю­ми­ру­ет Ан­дрео­тис.

В это вре­мя Ку­куш, си­дя на под­окон­ни­ке, пе­ре­би­ра­ет ги­тар­ные стру­ны.

- Мож­но ска­зать, у нас до­ста­точ­но оп­по­зи­ци­он­ный сю­жет, - сме­ет­ся Алек­сей Морозов (Вак­сон). - Всех этих ге­ро­ев при же­ла­нии мож­но наз­вать бун­та­ря­ми. У нас бу­дет суд над Брод­ским, бу­дут мо­но­ло­ги со сло­ва­ми «кто-то дол­жен вре­зать этой вла­сти по жир­но­му лы­со­му за­тыл­ку». На­де­юсь, что фильм вый­дет.

Так вы­гля­дел Сер­гей Без­ру­ков в кар­тине оц­кий. Спа­си­бо, что жи­вой». В се­ри­а­ле ма­ну Ак­се­но­ва он обой­дет­ся без гри­ма.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.