48

KP-Teleprogramma - - ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС -

себя! А у нас мо­ло­дые ар­ти­сты о чем меч­та­ют? По­пасть на «Го­лос» или на «Ев­ро­ви­де­ние». А «Ев­ро­ви­де­ние» - это что? Му­зы­ка? Та­ра­ка­ньи бе­га! На них став­ки при­ни­ма­ют - о чем мож­но го­во­рить?! По су­ти, до сих пор в ми­ре не про­зву­ча­ло ни од­ной рус­ской груп­пы, кро­ме «Пар­ка Горь­ко­го». И де­ло не в том, что я же­на Алек­сея Бе­ло­ва. Не зря Фр­энк Зап­па так его лю­бил и це­нил его му­зы­ку. Они дру­жи­ли, Ле­ша ча­сто бы­вал у него в до­ме, то­гда как мно­гие за­пад­ные звез­ды мог­ли толь­ко меч­тать об этом! Но Ле­ша никому об этом не рас­ска­зы­ва­ет, скром­ни­ча­ет.

- Мы с ним шли друг к дру­гу раз­ны­ми пу­тя­ми. Я бы­ла все­гда стро­гим ру­со­фи­лом. По­сле рок-фе­сти­ва­ля «Ин­тер­шанс» мне сде­ла­ли семь за­гра­нич­ных пред­ло­же­ний. На­до бы­ло уехать на три го­да, но я от­ка­за­лась - за­муж и уми­рать толь­ко в России. Ле­ша, на­обо­рот, все­гда стре­мил­ся на За­пад - за пе­ре­до­вы­ми тех­но­ло­ги­я­ми. И так по­лу­чи­лось, что мы встре­ти­лись и сли­лись, на­ча­ли вме­сте тво­рить. Один очень ува­жа­е­мый мною че­ло­век ска­зал: «Иска­ла ты, Кормухина, в России любовь. Но ни­че­го хо­ро­ше­го из тво­ей са­мо­стий­но­сти не вы­шло. И ска­за­ла: «Гос­по­ди, пусть бу­дет твоя во­ля». И Бог по­слал те­бе та­ко­го му­жа, что ни в сказ­ке ска­зать, ни пе­ром опи­сать». У нас по­лу­чил­ся иде­аль­ный со­юз. Он на три ша­га впе­ред ме­ня чув­ству­ет. Де­ти его обо­жа­ют, он та­кой доб­ряк, рас­су­ди­тель­ный. Про нас го­во­рят: ма­лень­кий Чер­но­быль (я же та еще за­жи­гал­ка!) - в хо­ро­ших ру­ках.

- За­то у бра­та Ан­дрея де­вять де­тей плюс пле­мян­ни­ки, а еще к нам при­хо­дят де­ти дру­зей. Ма­ма с па­пой у нас хле­бо­соль­ные бы­ли, и мы та­кие же. У нас по­сто­ян­но го­сти. Ведь дом для это­го и ну­жен, что­бы при­ютить как мож­но боль­ше душ. Это га­вань. Лю­ди со­би­ра­ют­ся, что­бы от­дох­нуть, по­де­лить­ся мыс­ля­ми, на­сла­дить­ся ти­ши­ной, ино­гда и по­мол­чать вме­сте. К Ле­ше при­хо­дят его дру­зья, очень раз­ные лю­ди: му­зы­кан­ты, ли­те­ра­то­ры, биз­не­сме­ны, се­на­то­ры, ру­ко­во­ди­те­ли всех ран­гов. И я их по­ни­маю: ти­ши­на нуж­на всем. Лю­ди, об­ле­чен­ные вла­стью, как пра­ви­ло, ша­ра­ха­ют­ся от всех, по­то­му что от них по­сто­ян­но че­го-то хо­тят. А мы, и это все зна­ют, ни у ко­го ни­че­го не по­про­сим. За го­ро­дом мне нра­вит­ся. В го­ро­де слож­но - я ощу­щаю по­то­ки мыс­лей и стра­хов. Лю­ди жи­вут, ра­бо­та­ют, вос­пи­ты­ва­ют де­тей в уны­нии - от от­сут­ствия Бо­га в ду­ше. А у нас спо­кой­но. И сту­дия здесь. И ве­ло­тре­на­жер есть, и два ве­ло­си­пе­да - Ле­ша с доч­кой ка­та­ют­ся, по­ка я в са­ду тру­до­те­ра­пи­ей за­ни­ма­юсь.

- Как мо­жет быть рев­ность меж­ду от­цом и ма­те­рью? На­обо­рот, мы до­пол­ня­ем друг дру­га. Ко­гда бы­ва­ет упа­док сил, мо­мент «вы­го­ра­ния», по­мо­га­ем, под­дер­жи­ва­ем. В жиз­ни все про­сто: над ум­ны­ми есть ра­зум­ные, над ра­зум­ны­ми - муд­рые, над муд­ры­ми - пре­муд­рые, а над пре­муд­ры­ми - свя­тая про­сто­та. Вот и мы пы­та­ем­ся жить про­сто, как бы слож­но это ни бы­ло. Че­ло­век ищет объ­яс­не­ний, тол­ко­ва­ний, при­чин. Но для то­го что­бы оце­нить кра­со­ту жен­щи­ны, раз­ве обя­за­тель­но ее пре­па­ри­ро­вать? Это же бу­дет труп. Вот так и с от­но­ше­ни­я­ми, с лю­бо­вью. Ме­ня ко­ро­бит, ко­гда их начинают ана­ли­зи­ро­вать.

- Я мо­гу вспылить, раз­гне­вать­ся. Я же эмо­ци­о­наль­ный че­ло­век. И по­том ка­юсь за это ты­ся­чу раз. Но я го­рю и в этом го­ре­нии ино­гда не успе­ваю от­сле­жи­вать неко­то­рые ве­щи. Хо­ро­шо, что ря­дом есть Ле­ша. Он у ме­ня та­кой урав­но­ве­шен­ный, все­гда най­дет под­хо­дя­щее сло­во. «Вс­пом­ни, ка­ким свя­тым че­ло­ве­ком был Ио­анн Крон­штадт­ский, - го­во­рит он. - А раз­дра­жал­ся, гор­нич­ную ду­рой на­звал». Я не срав­ни­ваю себя со свя­ты­ми, упа­си бог! Речь о том, что ря­дом есть че­ло­век, ко­то­рый мо­жет уте­шить. Сколь­ко все­го в жиз­ни на­до знать. Как умест­но Ле­ша это упо­мя­нул. А ведь я то­же чи­та­ла днев­ни­ки, но про­пу­сти­ла. Еще од­на про­бле­ма со­вре­мен­ных лю­дей - мы ра­зу­чи­лись слу­шать друг дру­га.

- Это его старец Ни­ко­лай на­зна­чил (про­то­и­е­рей Ни­ко­лай Гу­рья­нов слу­жил на ост­ро­ве За­лит Пс­ков­ской об­ла­сти, за бла­го­сло­ве­ни­ем к нему при­ез­жа­ли лю­ди со все­го ми­ра, в том чис­ле и твор­че­ские лич­но­сти - Кон­стан­тин Кин­чев, Петр с доч­кой ка­та­ют­ся, по­ка

ду руд р за­ни­ма­юсь. Мамонов и др. - Ска­зал: «Ес­ли ро­дит­ся маль­чик - на­зо­ве­те Ана­то­лий, ес­ли де­воч­ка - Ана­то­лия. Кре­стить на сле­ду­ю­щий день по­сле ро­дов». Мы так и по­сту­пи­ли. И по­лу­чи­лось, что кре­ще­ние про­изо­шло как раз в день па­мя­ти святителя Ана­то­лия. Вот так... Для стар­ца бы­ло от­кры­то все.

- То­ша про­си­ла про нее ни­че­го не го­во­рить. Про­сти­те, но это ее по­зи­ция. Го­во­рит мне: «Ма­ма, не тащи в се­мью шоу-биз­нес!» Она рас­тет как зер­ныш­ко, ей нуж­но теп­ло - и я ее по­ни­маю. Мо­ло­дость - мак­си­ма­лист­ский и ка­те­го­рич­ный этап. Мо­жет, и хо­ро­шо, что она у ме­ня та­кая твер­день­кая. По­то­му что ко­гда мир нач­нет да­вить на нее, эта «упрям­ка» мо­жет ей по­мочь. Упря­мый ре­бе­нок уй­дет впе­ред ро­ди­те­лей. Так го­во­ри­ли мо­ей ма­ме обо мне. В Бо­га ве­рить - хо­ро­шо, а ве­рить Бо­гу - еще луч­ше. Все устро­е­но так, как необ­хо­ди­мо для че­ло­ве­ка. Во всем есть про­мы­сел.

- Я не люб­лю вспо­ми­нать это. Ска­жу так: сей­час я оку­ну­лась по вто­ро­му ра­зу в этот шоу-биз­нес и еще яс­нее по­ня­ла, за что мно­гим ли­цам от ме­ня то­гда до­ста­лось. Я ведь ви­де­ла, ку­да это все ка­тит­ся. Все мо­гу вы­не­сти, но не пош­лость. Мне ужас­но хо­те­лось прав­ды. Здесь и сей­час. И на­сто­ящ­но­сти. По­то­му и слу­ча­лись та­кие вс­плес­ки энер­гии. Но сла­ва бо­гу, что те­перь я это­го не де­лаю. Хо­тя боль­ше ста­ло и лиц та­ких, и при­чин их бить. И весь на­род это ви­дит. Ни­кто на За­па­де не об­суж­да­ет, сколь­ко лет Тине Тер­нер, все го­во­рят о том, как она по­ет. А у нас что? Толь­ко и раз­го­во­ров: кто на чем при­е­хал, кто во что одет, у ко­го ка­кой дом, кто с кем при­шел, а с кем ушел. О чем это го­во­рит? Нет твор­че­ства. Есть лишь ме­дий­ные ли­ца. Та­кой я быть не хо­чу. Каж­до­му свое. Ко­му-то важ­нее кор­по­ра­ти­вы и за­каз­ни­ки, а мне - кон­церт­ные ту­ры и об­ще­ние со зри­те­лем, мои фе­сти­ва­ли. Вот и вся раз­ни­ца.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.