«На пись­ма по­клон­ниц от­ве­чал па­па»

KP-Teleprogramma - - ЛИЦО С ОБЛОЖКИ -

- Пом­ню пе­ри­од, ко­гда по­сле мос­ков­ских кон­цер­тов за на­ми гна­ло сра­зу де­сять ав­то­мо­би­лей с дев­чон­ка­ми. Нас про­сто пре­сле­до­ва­ли! При­ез­жа­ли к подъ­ез­ду, сту­ча­ли в две­ри, про­си­ли автографы. Каж­дый день в 12 ча­сов ме­ня будили кри­ки под ок­ном: «Ан­дрей, вы­хо­ди!» Во дво­ре ме­ня все­гда ка­ра­у­ли­ли че­ло­век трид­цать или пять­де­сят. Но они зна­ли, что рань­ше 12.00 кри­чать за­пре­ще­но. А еще в ка­кой-то мо­мент у школь­ни­ков, ко­то­рые при­ез­жа­ли в Моск­ву на ка­ни­ку­лы, бы­ла тра­ди­ция: по­се­тить «ры­же­го Ива­нуш­ку». Та­кое ощу­ще­ние, что это во­шло в обя­за­тель­ную про­грам­му: Ис­то­ри­че­ский му­зей, Крас­ная пло­щадь, квар­ти­ра Гри­го­рье­ва-Апол­ло­но­ва. Кля­нусь, каж­дый день ко мне при­ез­жал оче­ред­ной ав­то­бус! Се­го­дня подъ­езд раз­ри­со­вал класс из Вол­го­гра­да, зав­тра при­мчал­ся Ро­стов-на-До­ну. Я уже стал го­во­рить: «Так, де­воч­ки, сна­ча­ла сте­ны по­мой­те в подъ­ез­де. По­том я с ва­ми сфо­то­гра­фи­ру­юсь». И так бы­ло по кру­гу: из­ри­со­вы­ва­ли, мы­ли, из­ри­со­вы­ва­ли, мы­ли.

- Да вро­де ни­кто не жа­ло­вал­ся. И мне все это бы­ло при­коль­но. Вспо­ми­наю тот пе­ри­од жиз­ни как счаст­ли­вое вре­мя. Пом­ню, как-то лов­лю так­си, а за мной сто­ит 50 че­ло­век. Ма­шу ру­кой на до­ро­ге, а во­ди­те­ли про­ез­жа­ют ми­мо и еще паль­цем у вис­ка кру­тят: ты че­го, мол, при­ка­лы­ва­ешь­ся? Я им кри­чу: «Да один я еду! Один! Это ме­ня про­во­жа­ют».

- Нет. Охра­на бы­ла толь­ко на кон­цер­тах. Ко­гда мы ухо­ди­ли с пло­щад­ки, нас за­клю­ча­ли в коль­цо - все­гда де­жу­ри­ла ми­ли­ция или ОМОН. Имен­но по­сле вы­ступ­ле­ний на­ши по­клон­ни­цы впа­да­ли в са­мое опас­ное со­сто­я­ние, их на­кры­ва­ло вол­ной эмо­ций. Ощу­ще­ние, слов­но они по­па­да­ли под гип­ноз. В пер­вый год вы­ез­жа­ли с пло­щад­ки на огром­ной ме­бель­ной фу­ре, за­ле­за­ли пря­мо в ку­зов. На лег­ко­вой ма­шине вы­би­рать­ся бы­ло невоз­мож­но - мы про­сто не смог­ли бы до нее дой­ти. Да что го­во­рить, нам по­ез­да рас­ка­чи­ва­ли! Я не шу­чу. Пе­ри­о­ди­че­ски нас на ав­то­бу­сах под­во­зи­ли пря­мо к ва­го­ну. Вста­ва­ли дверь в дверь, мы пе­ре­пры­ги­ва­ли с од­ной под­нож­ки на дру­гую. И в это вре­мя по­клон­ни­цы рас­ка­чи­ва­ли и ав­то­бус, и ва­гон. Гос­по­ди, да че­го толь­ко не слу­ча­лось! Но это бы­ло очень кру­то!

- Не то сло­во! Ее то­гда про­сто ата­ко­ва­ли по­клон­ни­цы груп­пы, при­сы­ла­ли пись­ма с угро­за­ми. А не­дав­но я слу­чай­но под­слу­шал ее раз­го­вор с по­дру­гой. Та при­рев­но­ва­ла сво­е­го пар­ня в ноч­ном клу­бе, ры­да­ла в труб­ку, что он та­кой-ся­кой. А Ма­ша (до­маш­нее имя Ма­ри­ны. - ей го­во­рит: «Ес­ли бы я вот так вот на­пря­га­лась из-за каж­дой фо­то­гра­фии или объ­я­тия с Апол­ло­но­вым, дав­но по­ве­си­лась бы или со­шла с ума!» И прав­да, ес­ли в Ин­с­та­гра­ме по­смот­реть хэ­ш­те­ги с мо­им име­нем, то та­кое впе­чат­ле­ние, что я по­сто­ян­но с кем-ни­будь об­ни­ма­юсь или це­лу­юсь. Оби­жать­ся на это про­сто нель­зя. «Смех и ра­дость мы при­но­сим лю­дям!» - это мой де­виз.

- Ино­гда. У ме­ня в этом плане ак­тив­ность ми­ни­маль­ная. В ос­нов­ном всем за­ни­ма­ет­ся Ма­ша. На со­бра­ни­ях я был, ко­неч­но, па­ру раз. По­сто­ял на ли­ней­ке 1 сен­тяб­ря, но не бо­лее то­го.

- Или по­бе­гом. Как толь­ко я ви­жу, что на­до мной сгу­ща­ют­ся ту­чи, сра­зу де­лаю вид, что спе­шу ку­да-то, и бе­гом ре­ти­ру­юсь. Же­на бе­рет на себя мак­си­маль­ную на­груз­ку, де­ла­ет все, что­бы сбе­речь мое пси­хи­че­ское рав­но­ве­сие. Она не грузит ме­ня тре­ни­ров­ка­ми де­тей, по­хо­да­ми в шко­лу. Да и по­том, у ме­ня же ноч­ной об­раз жиз­ни, про­во­жать де­тей в шко­лу для ме­ня про­сто нере­аль­но. Кон­цер­ты по­рой за­кан­чи­ва­ют­ся в три или че­ты­ре но­чи. Так что Ма­ша у ме­ня ге­ро­и­ня. Я ей очень призна­те­лен за это! Она зна­ет мою жизнь из­нут­ри, по­то­му что пер­вые три-че­ты­ре го­да ез­ди­ла со мной на га­стро­ли. В один пре­крас­ный мо­мент, прав­да, ска­за­ла: «Все, я боль­ше не мо­гу ка­тать­ся с ва­ми». Это нере­аль­ное ис­пы­та­ние - и пси­хи­че­ское, и фи­зи­че­ское. Сей­час, ко­гда наш кол­лек­тив ез­дит на га­стро­ли за гра­ни­цу, Ма­ша мо­жет ска­зать: «Я то­же с ва­ми по­ле­чу. По­ту­су­юсь за­од­но!»

- Я жи­ву од­ним днем. Не при­вя­зан ни к день­гам, ни к биз­не­су. Дру­гое де­ло, что вся моя жизнь так или ина­че свя­за­на со сце­ной. Я не толь­ко пою, но и ча­сто ве­ду ме­ро­при­я­тия - дни рож­де­ния, сва­дьбы, кон­кур­сы, фо­ру­мы. А ве­ду­щим мож­но оста­вать­ся мно­го лет, до тех пор по­ка ты в со­сто­я­нии хо­дить по сцене. Плюс у ме­ня есть свое кон­церт­ное агент­ство, ко­то­рое я пы­та­юсь раз­ви­вать. Сей­час еще при­ду­ма­ли за­бав­ный те­ле­ви­зи­он­ный про­ект: сни­ма­ем в Со­чи с мо­ей сест­рой Юлей и ее му­жем ре­а­ли­ти-шоу на­по­до­бие се­мей­ки Оз­бор­нов или Кар­да­шьян. Мы хо­дим по со­чин­ским раз­вле­че­ни­ям и про­бу­ем все на себе. Я счи­таю сво­им дол­гом пи­а­рить род­ной го­род, что­бы сю­да при­ез­жа­ло как мож­но боль­ше ту­ри­стов. По­ка го­тов пи­лот­ный выпуск. Ско­ро при­сту­пим к съем­кам пер­вых се­рий.

- Нет, в раз­ных - про­сто так сло­жи­лось. Раз­во­зить их в раз­ные ча­сти го­ро­да не­ве­ро­ят­но труд­но! Млад­ший иг­ра­ет в ЦСКА, а стар­ше­го от­да­ли в дру­гую спорт­шко­лу - там был са­мый силь­ный тре­нер для де­тей его воз­рас­та. Во­об­ще этим то­же за­ни­ма­ет­ся же­на. Она, ка­жет­ся, зна­ет уже всех тре­не­ров Моск­вы.

- Так за­хо­те­ли са­ми сы­но­вья. Я-то, ко­неч­но, был за му­зы­ку. Но Ма­ша ска­за­ла: «Ни­ка­ко­го шоу-биз­не­са! Я де­тей ни в ко­ем слу­чае не от­дам в ар­ти­сты. Мне хва­та­ет од­но­го су­ма­сшед­ше­го в се­мье». И я не стал с ней спо­рить.

- Посмот­рим. Не знаю. Вот чест­но! По край­ней ме­ре, я им го­во­рю: «Учи­тесь хо­ро­шо, что­бы быть ум­ны­ми и обес­пе­чен­ны­ми, что­бы ваш па­па на пен­сии ни­че­го не де­лал». Не зря го­во­рят, что луч­шее вло­же­ние средств - это де­ти. Я все вкла­ды­ваю в сво­их ре­бят. Они у ме­ня та­лант­ли­вые. И, кста­ти, в твор­че­ском плане это то­же про­яв­ля­ет­ся - оба от­лич­но тан­цу­ют, по­ют. И в хок­кее их тре­не­ры хва­лят. Все­сто­ронне раз­ви­тые лич­но­сти рас­тут!

- Да кто зна­ет? На­деж­ды по­ка есть. Я бы хо­тел, что­бы они ста­ли про­фес­си­о­наль­ны­ми спортс­ме­на­ми и иг­ра­ли в НХЛ!

- Без­услов­но. Хо­тя он, ко­неч­но же, хо­тел, что­бы я стал вра­чом, как и он сам. У нас вся се­мья ме­ди­ки. Но я бла­го­да­рен от­цу за то, что он не стукнул ку­ла­ком по сто­лу ко­гда-то: «Я ска­зал, что ты пой­дешь в ме­ди­цин­ское учи­ли­ще!» Он от­пу­стил ме­ня ту­да, где я хо­тел учить­ся. По­след­ние три го­да сво­ей жиз­ни он про­вел со мной. Ждал, ко­гда я при­еду с га­стро­лей, пе­ри­о­ди­че­ски сам со мной ез­дил. От­ве­чал на пись­ма по­клон­ниц от мо­е­го име­ни - я толь­ко ав­то­граф ста­вил. Его лю­би­ли все мои кол­ле­ги, ко­то­рые ча­сто при­хо­ди­ли в го­сти. И отец очень мною гор­дил­ся!

- Стар­ший учит­ся без тро­ек. Млад­ше­му все­го 7 лет, а он уже лег­ко со­би­ра­ет кон­струк­тор для де­тей от 13 и тре­ни­ру­ет­ся в са­мой силь­ной спор­тив­ной шко­ле Моск­вы. Да­же я не по­ни­маю, как он это де­ла­ет. Так что все кру­то! И я очень на­де­юсь, что сы­но­вья не под­ве­дут ме­ня.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.