Два из­ме­ре­ния, ки­тай­цы и во­кал

KP-Teleprogramma - - СТОП, СНЯТО! -

И раз­гля­деть в Ване Ян­ков­ском безу­мие Гер­ман­на.

Безу­мие - клю­че­вой ас­пект, на ко­то­ром внук Оле­га Ян­ков­ско­го стро­ит ха­рак­тер сво­е­го ге­роя.

- Бед­ный маль­чик, он хо­чет быть ге­ро­ем, в ко­то­ром пре­ва­ли­ру­ет муж­ское на­ча­ло: си­ла, ре­ши­тель­ность, стрем­ле­ние к це­ли, - ха­рак­те­ри­зу­ет пер­со­на­жа Иван Ян­ков­ский. - Но у него не по­лу­чи­лось вы­рас­ти та­ким. И те­перь он му­ча­ет­ся. Он одер­жим страст­ным же­ла­ни­ем успе­ха. Иг­ра­ет в ка­зи­но, по­ет в опе­ре, ввя­зы­ва­ет­ся в тем­ные де­ла с кав­каз­ски­ми бор­ца­ми.

На зда­нии те­ат­ра - огром­ные афи­ши с изоб­ра­же­ни­ем Ива­на Ян­ков­ско­го и Ксе­нии Рап­по­порт... Се­го­дня сни­ма­ет­ся день пре­мье­ры опе­ры «Пи­ко­вая да­ма». Ар­тист Ян­ков­ский смот­рит на огром­ную афи­шу. Ка­жет­ся, меч­та его ге­роя, ам­би­ци­оз­но­го Ан­дрея, сбы­лась! Ря­дом при­пар­ко­ван огром­ный чер­ный джип. Па­вел Лун­гин об­хо­дит съе­моч­ную пло­щад­ку и осмат­ри­ва­ет каж­дую де­таль.

- Те­ле­фон ра­бо­чий Ване при­не­си­те, - ко­ман­ду­ет ре­жис­сер.

Груп­па бор­цов - ре­спек­та­бель­но­го ви­да гор­цы - ба­ла­гу­рят воз­ле джи­па. Бай­ки, при­ба­ут­ки, под­кол­ки, гром­кие хлоп­ки ла­до­ня­ми. Чер­ные оч­ки, крас­ные мо­ка­си­ны, зо­ло­тые пряж­ки - все на ме­сте, на­ту­раль­но по­лу­ча­ет­ся. Но это еще не съем­ка.

- Хо­зя­ин ма­ши­ны где? - зву­чит го­лос в ра­ции.

- Бе­гу! - кри­чит муж­чи­на, от­кры­вая свое ав­то для брат­вы. Бор­цы за­гру­жа­ют­ся.

По ко­ман­де «Мо­тор!» из чер­но­го вхо­да те­ат­ра вы­хо­дит Иван Ян­ков­ский с плю­ше­вым рюк­за­ком в ви­де ры­жей бел­ки. Опе­ра­тор Ле­ван Ка­па­над­зе («Обрат­ная сто­ро­на Лу­ны», «Ро­ди­на») с ка­ме­рой, за­креп­лен­ной перед ним на тро­се и ка­ча­ю­щей­ся как ма­ят­ник, сле­ду­ет за ак­те­ром.

Один из ам­ба­лов про­во­жа­ет пар­ня на пе­ред­нее си­де­нье. - Счи­тай! - ко­ман­ду­ет бо­рец. - Вре­ме­ни нет, - от­ве­ча­ет па­рень и пе­ре­гру­жа­ет пач­ки де­нег из ди­пло­ма­та в рюк­зак. - Ко­гда иг­ра­ешь? - Пря­мо сей­час. По­ка! В этой сцене опер­ный пе­вец Ан­дрей одал­жи­ва­ет круп­ную сум­му де­нег у се­рьез­ных лю­дей. На иг­ру. Это - тем­ная сто­ро­на его жиз­ни.

Глав­ный герой не раз по­яв­ля­ет­ся в ка­зи­но, дер­жит ко­то­рое пер­со­наж Иго­ря Мир­кур­ба­но­ва - аль­тер эго пуш­кин­ско­го гра­фа Сен Жер­ме­на.

- В этом ма­ло­на­се­лен­ном сце­на­рии нет про­стых пер­со­на­жей, - счи­та­ет ак­тер. - Мож­но на­го­во­рить мно­го оце­ноч­но­го, но все это бу­дет не со­всем то. Мо­е­го пер­со­на­жа ха­рак­те­ри­зу­ют та­кие эпи­те­ты, как «ми­сти­че­ский», «ин­фер­наль­ный». Некий рок...

- В филь­ме за­ло­же­на мысль о том, что че­ло­век жив, ко­гда он на­хо­дит­ся на острие, ко­гда ощу­ща­ет кош­мар про­ис­хо­дя­ще­го с ним, - про­дол­жа­ет Ян­ков­ский. - Экс­тре­маль­ные усло­вия жиз­ни, от ко­то­рых лю­бой нор­маль­ный че­ло­век от­ка­зал­ся бы, - это и есть сти­хия на­ше­го ге­роя. Он го­тов пой­ти на все, что­бы быть в цен­тре со­бы­тий. Этот су­ма­сшед­ший ритм и на­по­ми­на­ет ему жизнь ли­те­ра­тур­но­го Гер­ман­на.

В гри­ме ак­тер и вправ­ду по­хож на то­го са­мо­го Гер­ман­на - вы­бе­лен­ное ли­цо, за­ли­зан­ные на­зад во­ло­сы, чер­ный фрак.

- Непра­виль­но бу­дет ска­зать, что мы идем по стопам либ­рет­то Чай­ков­ско­го или по­ве­сти Пуш­ки­на, - по­яс­ня­ет ак­тер. - Мой пер­со­наж ока­зал­ся втя­ну­тым в со­бы­тия, ко­то­рые на­по­ми­на­ют о фа­бу­ле этих клас­си­че­ских про­из­ве­де­ний. Па­вел Се­ме­но­вич Лун­гин при­ду­мал от­дель­ную ре­аль­ность, воль­но­ды­ша­щее про­из­ве­де­ние и за­пу­стил этот ме­ха­низм. Фильм со­вер­шен­но небы­то­вой, зри­те­ли уди­вят­ся, ко­гда уви­дят это из­ме­ре­ние.

- Дей­ствие про­иг­ры­ва­ет­ся два­жды - в опер­ных сце­нах с пре­крас­ной му­зы­кой Чай­ков­ско­го и в ре­аль­ной жиз­ни, с иг­рой в ка­зи­но, те­ат­раль­ны­ми ин­три­га­ми и де­неж­ны­ми дол­га­ми, - де­лит­ся сек­ре­том сце­на­рия Па­вел Лун­гин. - Спе­ци­аль­но для фильма мы за­пи­сы­ва­ем ве­ли­ко­леп­ные опер­ные го­ло­са ве­ду­щих со­ли­стов Боль­шо­го те­ат­ра и жи­вой ор­кестр из сот­ни че­ло­век. Тем са­мым мы рас­ска­зы­ва­ем ис­то­рию об азар­те жиз­ни, мо­ло­до­сти, иг­ре, рев­но­сти, стра­сти, люб­ви и раз­ру­ша­ю­щей жаж­де сла­вы...

Для до­сто­вер­но­го по­ве­де­ния на сцене Иван Ян­ков­ский брал уро­ки во­ка­ла и хо­рео­гра­фии.

- Мы с Ма­шей (Ма­рия Кур­ди­не­вич - кол­ле­га Ива­на по те­ат­ру. - за­ни­ма­лись во­ка­лом в Боль­шом те­ат­ре с пе­да­го­гом Дмит­ри­ем Вдо­ви­ным и хо­рео­гра­фом Ал­лой Си­га­ло­вой, - го­во­рит ак­тер. - Они под­ска­зы­ва­ли нам тон­ко­сти, ню­ан­сы во­ка­ла, дви­же­ний и по­мог­ли уло­вить са­мое важ­ное. Опер­ный блок го­то­ви­ли очень дол­го и непро­сто. Мы же пы­та­лись по­ка­зать опе­ру не в клас­си­че­ском ва­ри­ан­те, а в но­вом фор­ма­те и в ин­тер­пре­та­ции, ко­то­рые изоб­рел Па­вел Се­ме­но­вич. Мы сни­ма­ем фильм о же­ла­нии иг­рать, вый­ти в не­из­ве­дан­ный мир, по­бе­дить. Эти стра­сти пе­ре­кры­ва­ют в ге­рое же­ла­ние лю­бить, быть лю­би­мым и все осталь­ное.

Джи­пы и Rolls-Royce, ка­зи­но и под­мост­ки Боль­шо­го, раз­бро­сан­ные по сцене ко­ло­ды карт, бор­цы и мас­сов­ка из 250 ки­тай­цев - это лишь то, о чем рас­ска­за­ли соз­да­те­ли фильма. А о чем они по­ка умол­ча­ли - страш­но пред­ста­вить.

Кар­ти­на пла­ни­ру­ет­ся к вы­хо­ду на боль­шой экран в сле­ду­ю­щем го­ду.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.