Ве­ду­щая «Ор­ла и реш­ки» Регина ТО­ДО­РЕН­КО: Мой па­рень по­сто­ян­но ме­ня ждет. Ко­му нуж­на та­кая прин­цес­са?

Вче­ра она бы­ла в Одес­се у ро­ди­те­лей, се­го­дня в Москве - за­ни­ма­ет­ся во­ка­лом, уже зав­тра То­до­рен­ко ле­тит в Шта­ты - сни­мать оче­ред­ной выпуск про­грам­мы про пу­те­ше­ствия. Что бу­дет по­сле­зав­тра, точ­но не зна­ет и са­ма Регина...

KP-Teleprogramma - - ВСТРЕЧА ДЛЯ ВАС -

-Регина, ка­стинг в «Ор­ла и реш­ку» вы, вы­пуск­ни­ца укра­ин­ской «Фаб­ри­ки звезд» и экс-со­лист­ка кол­лек­ти­ва Real O, про­хо­ди­ли на­равне со все­ми. Как узна­ли об от­бо­ре?

- Бла­го­да­ря са­ра­фан­но­му ра­дио и Але - сво­ей кол­ле­ге по груп­пе Real O, она то­же хо­те­ла стать ве­ду­щей... Ав­то­ры ис­ка­ли но­вые ли­ца, на­вер­ное, два или три ме­ся­ца. Ис­ка­ли вез­де: в Москве, Ки­е­ве, Одес­се, Харь­ко­ве. Услы­шав про ка­стинг, то­же ре­ши­ла по­про­бо­вать. Аля, узнав, что я попала на про­ект, а она нет, рас­стро­и­лась, но это ни­как не по­вли­я­ло на на­ши от­но­ше­ния. Со­всем не­дав­но я бы­ла по­друж­кой неве­сты на ее сва­дьбе. (Улы­ба­ет­ся.)

- С кем из ве­ду­щих «Ор­ла и реш­ки» вы друж­ны?

- С Ле­сей Ни­ки­тюк, мо­ей лю­би­мень­кой. Нам ве­се­ло вме­сте, с ней мы вдоль и по­пе­рек объ­ез­ди­ли Ка­ли­фор­нию. На днях Ле­ся при­сла­ла мне свои ви­део­уро­ки по плаванию. Она же ведь ма­стер спор­та, но об этом по­чти ни­кто не зна­ет.

- Мно­гие твор­че­ские де­вуш­ки еще с дет­ства меч­та­ли стать ак­три­са­ми.

- Я хо­те­ла быть не ак­три­сой, а «ат­кри­сой». (Сме­ет­ся.)

- Пом­ни­те свой пер­вый вы­ход на сце­ну?

- Пред­став­ля­е­те, нет! (За­ду­мы­ва­ет­ся.) Их бы­ло так мно­го, что са­мый пер­вый я не пом­ню. На­вер­ное, с кол­лек­ти­вом на тур­ни­ре по баль­ным тан­цам. А вот на театральную сце­ну я впер­вые под­ня­лась лет в 8. В те­ат­ре «Балаганчик» при музыкальной шко­ле я иг­ра­ла рус­скую кра­са­ви­цу в од­ной из ска­зок Пуш­ки­на.

- Ка­ким же об­ра­зом ак­три­са и рус­ская кра­са­ви­ца ока­за­лась на фа­куль­те­те транс­порт­ных пе­ре­во­зок?

- Я все­гда чет­ко зна­ла, че­го хо­те­ла. Про­сто ино­гда, бы­ва­ет, ка­кие-то по­ступ­ки ты со­вер­ша­ешь под вли­я­ни­ем ро­ди­те­лей. «До­чень­ка, ид­ти луч­ше ту­да, где ты смо­жешь за­ра­ба­ты­вать день­ги», - под­ска­за­ли мне ма­ма с па­пой. А посколь­ку Одес­са - го­род мор­ской, там при­ня­то по­сту­пать в мор­ские учре­жде­ния. Кто-то ста­но­вит­ся мо­ря­ком, кто­то ма­ши­но­стро­е­ни­ем за­ни­ма­ет­ся, кто­то - ко­раб­ле­стро­е­ни­ем... Я по­да­ва­ла до­ку­мен­ты в несколь­ко уни­вер­си­те­тов. А ко­гда уви­де­ла, что про­шла по бал­лам на бюд­жет фа­куль­те­та транс­порт­ных пе­ре­во­зок и си­стем Одес­ско­го на­ци­о­наль­но­го мор­ско­го уни­вер­си­те­та (я бы­ла тре­тьей в рей­тин­ге из 200 че­ло­век, по­то­му что очень хо­ро­шо зна­ла ма­те­ма­ти­ку), то по­ду­ма­ла: «По­че­му бы и нет? Твор­че­ство от ме­ня ни­ку­да не убе­жит. Как я иг­ра­ла в те­ат­ре - так и бу­ду там иг­рать. Как тан­це­ва­ла - так и про­дол­жу

«Мой дом - че­мо­дан. Груст­но, но мне это нра­вит­ся»

тан­це­вать». И прав­да: твор­че­ство не ме­ша­ло мне учить­ся. Мно­гое хва­та­ла на ле­ту, все быст­ро пи­са­ла, сда­ва­ла и - убе­га­ла по сво­им де­лам. Ни­ко­гда не за­си­жи­ва­лась над уче­бой и не зуб­ри­ла. Но по­сле воз­вра­ще­ния с «Фаб­ри­ки звезд» по­ня­ла, что я - ди­ле­тант, ни­че­го не со­об­ра­жаю. Моя спе­ци­аль­ность под­ра­зу­ме­ва­ла ор­га­ни­за­цию пе­ре­во­зок на транс­пор­те и транс­порт­ный кон­троль... Ну ка­кой из ме­ня ло­гист, ка­кой экс­пе­ди­тор? А мор­ской ан­глий­ский? Он про­сто ме­ня уби­вал! В об­щем, на тре­тьем кур­се я по­до­шла к де­ка­ну со сло­ва­ми: «От­пу­сти­те ме­ня, по­жа­луй­ста. Про­шу про­ще­ния, но это не мое, я не смо­гу...» И уеха­ла в Ки­ев. В ито­ге по­лу­чи­ла ди­п­лом ре­жис­се­ра мас­со­вых ме­ро­при­я­тий в Ки­ев­ском на­ци­о­наль­ном уни­вер­си­те­та куль­ту­ры и ис­кусств. Зву­чит гром­ко и кра­си­во!

- Мож­но пред­ста­вить, как слож­но с ва­ми ра­бо­тать ре­жис­се­ру и опе­ра­то­рам в «Ор­ле и реш­ке»...

- Не толь­ко в «Ор­ле и реш­ке», но и во вре­мя съе­мок кли­пов. Рань­ше я бы­ла ве­до­мым ве­ду­щим, те­перь на­лов­чи­лась, на­тас­ка­лась и ста­ла са­мо­сто­я­тель­ной. Мо­гу поз­во­лить себе крик­нуть опе­ра­то­ру: «Оле­жа, ты не то сни­ма­ешь! На­до дру­гое! Ты что, не ви­дишь?» Ко­неч­но, мы ссо­рим­ся из-за это­го, спо­рим. Но в ито­ге по­лу­ча­ет­ся хо­ро­ший сю­жет. Мы уже при­тер­лась друг к дру­гу, ведь на­ша ко­ман­да очень дол­го пу­те­ше­ству­ет вме­сте: я, ре­жис­сер Ан­тон

Щер­ба­ков, опе­ра­тор Олег Шев­чи­шин. Мы все­гда втро­ем - в са­мых страш­ных, са­мых смеш­ных, са­мых экс­тре­маль­ных си­ту­а­ци­ях.

- Про­смат­ри­ва­е­те вы­пус­ки со сво­им уча­сти­ем?

- Толь­ко по­сле вы­хо­да, до не по­лу­ча­ет­ся. Рань­ше до­тош­но пе­ре­смат­ри­ва­ла каж­дую про­грам­му по несколь­ку раз: тут что-то не так ска­за­ла, тут не та ин­то­на­ция, тут сглу­пи­ла, а здесь уда­ре­ние в сло­ве не ту­да по­ста­ви­ла. Очень себя кри­ти­ко­ва­ла, мне мно­гое не нра­ви­лось. По­это­му на­ча­ла ра­бо­тать над со­бой, по­шла на кур­сы по тех­ни­ке ре­чи, по­ра­бо­та­ла с пси­хо­ло­гом. И все на­ча­ло по­лу­чать­ся, ра­бо­тать ста­ло на­мно­го про­ще и лег­че.

- Где вы в ос­нов­ном жи­ве­те, ко­гда не пу­те­ше­ству­е­те по кон­ти­нен­там?

- Это мо­жет гром­ко зву­чать, но сей­час у ме­ня нет до­ма. Ка­кое ме­сто лю­ди на­зы­ва­ют до­мом? То, ко­то­рое ты оформ­ля­ешь, де­ко­ри­ру­ешь, в ко­то­рое вкла­ды­ва­ешь день­ги и си­лы, со­зда­ешь уют, на­во­дишь по­ря­док. У ме­ня та­ко­го нет. Три дня - в России, три дня - на Укра­ине, 20 дней - в по­езд­ке. За­ехать в го­сти к дру­зьям, на­ве­стить по­друж­ку в Гре­ции... Имен­но по­это­му я и го­во­рю,

что мой дом - че­мо­дан. Немнож­ко груст­но, но мне это нра­вит­ся.

- И как с та­ким гра­фи­ком вы­стра­и­вать лич­ную жизнь? У вас же есть па­рень?

- Да, есть мо­ло­дой че­ло­век, ко­то­рый ме­ня тер­пит, ко­то­рый пе­ре­жи­ва­ет и все вре­мя ждет. И я не знаю, сколь­ко он еще го­тов так ждать. Пред­став­ля­е­те его со­сто­я­ние, ко­гда я от­сут­ствую по две-три неде­ли в ме­сяц. Ко­му нуж­на та­кая прин­цес­са? Твоя де­вуш­ка по­сто­ян­но мо­та­ет­ся по раз­ным стра­нам, но­чу­ет со сво­им опе­ра­то­ром и ре­жис­се­ром в па­лат­ках, в юр­тах, в пу­стыне... Немуд­ре­но, что на­чи­на­ют­ся по­до­зре­ния, рев­ность. С этим слож­но бо­роть­ся, не каж­дый муж­чи­на вы­дер­жит та­кое. Ко­неч­но, мож­но най­ти плю­сы: мо­ло­до­му че­ло­ве­ку это мо­жет быть вы­год­но, де­вуш­ка не на­до­еда­ет. Но с та­ким гра­фи­ком слож­но по­стро­ить се­мью, по­нять, тот ли это че­ло­век. По­ка я как де­воч­ка муд­рая пы­та­юсь по­до­гре­вать на­ши от­но­ше­ния, ра­бо­тать над ни­ми, под­пи­ты­вать, но это очень нелег­ко. Но на рас­сто­я­нии это прак­ти­че­ски невоз­мож­но. Рас­сто­я­ние во­об­ще очень мно­гое по­ка­зы­ва­ет, оно про­ве­ря­ет от­но­ше­ния.

- И где же ваш мо­ло­дой че­ло­век вас ждет?

- То­же ез­дит ту­да-сю­да, ра­бо­та­ет в раз­ных про­ек­тах. Он из те­ле­ви­зи­он­ной сфе­ры, но пер­со­на неме­дий­ная.

- О де­тях за­ду­мы­ва­е­тесь?

«Свои сти­хи я про­да­ла за 500 дол­ла­ров»

Ро­ди­те­ли так и не ре­а­ли­зо­ва­ли в му­зы­ке себя, за­то ре­а­ли­зо­ва­ли ме­ня. Я - их сов­мест­ный про­ект

- Ко­неч­но, я очень хо­чу! Лет с 20 меч­таю о ма­лень­кой доч­ке - прин­цес­се. Од­на­ко работа не поз­во­ля­ет. У ме­ня мно­го по­друг, у ко­то­рых уже по двое де­тей, но я ви­жу, как они хо­тят ре­а­ли­зо­вать­ся в жиз­ни - и не успе­ва­ют. Все свое вре­мя от­да­ют де­тям.

- Но ведь мож­но сде­лать пе­ре­рыв в ка­рье­ре.

- Я хо­чу, что­бы де­ти рос­ли в до­стат­ке, что­бы у ме­ня бы­ло, что им пе­ре­дать. Меч­таю, что­бы мы жи­ли в сво­ем до­ме в Ка­ли­фор­нии, а не юти­лись в съем­ной квар­ти­ре. По­ка у ме­ня ко­че­вой об­раз жиз­ни, ка­кие в та­кой си­ту­а­ции могут быть де­ти? А ста­рость хо­те­ла бы встре­тить на ост­ро­ве Ма­дей­ра. Там са­мый бла­го­при­ят­ный кли­мат для взрос­лых обес­пе­чен­ных лю­дей. Ост­ров, на ко­то­ром хо­ро­шо уми­рать.

- У вас с ро­ди­те­ля­ми до­ве­ри­тель­ные от­но­ше­ния? Вы им мно­гое рас­ска­зы­ва­е­те о себе, о лич­ной жиз­ни?

- Ко­неч­но! У мо­ей ма­мы есть все па­ро­ли от всех мо­их ВКон­так­те, Фейс­бу­ка, поч­то­вых ящи­ков. Она, ес­ли я не успе­ваю, их про­смат­ри­ва­ет, сле­дит за пред­ло­же­ни­я­ми, ко­то­рые по­сту­па­ют в соц­се­ти. Ей это нра­вит­ся. Она у

ме­ня эда­кая одес­ская ев­рей­ская ма­ма­ша: «Ой, нам нуж­но в банк без оче­ре­ди по­пасть. Про­пу­сти­те, я со звез­дой! А вы шо, не зна­ли? Это же Регина - звез­да, пе­ви­ца, те­ле­ве­ду­щая».

- Кто ва­ши па­па и ма­ма?

- Твор­че­ские лю­ди. Ма­ма - пи­а­нист­ка с эко­но­ми­че­ским об­ра­зо­ва­ни­ем, па­па - му­зы­кант-са­мо­уч­ка, бард, рань­ше пел с груп­пой на сва­дьбах. А по про­фес­сии он ай­тиш­ник, за­ни­ма­ет­ся про­грам­ми­ро­ва­ни­ем и ре­мон­том ком­пью­те­ров. К со­жа­ле­нию, ро­ди­те­ли так и не ре­а­ли­зо­ва­ли в му­зы­ке себя, за­то ре­а­ли­зо­ва­ли ме­ня. Я - их ма­лень­кий сов­мест­ный про­ект. Ма­ма с па­пой при­ез­жа­ли из Одес­сы в Ки­ев по­чти на все мои «фаб­рич­ные» от­чет­ные кон­цер­ты - а их бы­ло 14! По­сле од­но­го из вы­ступ­ле­ний ро­ди­те­ли воз­вра­ща­лись в Одес­су и по­па­ли в страш­ную ава­рию. Шел дождь, ма­ши­ну за­кру­ти­ло и вы­ки­ну­ло в от­бой­ник. Ав­то­мо­биль - всмят­ку, но ро­ди­те­ли, сла­ва бо­гу, вы­жи­ли. Вплоть до окон­ча­ния про­ек­та я так ни­че­го и не узна­ла о слу­чив­шем­ся, по­то­му что они про­дол­жа­ли ез­дить ко мне, про­пу­стив из-за травм лишь один кон­церт.

- Ваш но­вый клип на пес­ню Heart's Beating по­лу­чил­ся до­воль­но ев­ро­пей­ским. Ко­гда ре­лиз аль­бо­ма пла­ни­ру­е­те?

- По­ка за­пи­са­но шесть пе­сен из де­ся­ти. Ду­маю, к осе­ни вы­пу­стим. Хо­тя я очень пе­ре­жи­ваю за саунд. Мно­гие пев­цы де­ла­ют очень кру­той звук в Лон­доне, ма­сте­ринг - в Аме­ри­ке. Па­фос­но, до­ро­го, бо­га­то. Мы же все со­зда­ем сво­и­ми си­ла­ми - с мо­им дру­гом, саунд-про­дю­се­ром, ко­то­рый жи­вет в Харь­ко­ве.

- На «Ев­ро­ви­де­ние» нет же­ла­ния по­ехать?

- Па­па то­же мне так го­во­рит: «Я, ко­неч­но, та­кую му­зы­ку не очень по­ни­маю, но на «Ев­ро­ви­де­ние» те­бе мож­но». На са­мом де­ле ему не очень нра­вит­ся то, что я де­лаю. Спра­ши­ва­ет все вре­мя: «По­че­му ты, до­чень­ка, не по­ешь, как До­ли­на? У нее та­кие хо­ро­шие, кра­си­вые, доб­рые пес­ни. Что это за клуб­ное тунц­тунц?» За­то ма­ма мной очень гор­дит­ся, пи­шет ком­мен­та­рии под мо­и­ми ро­ли­ка­ми в YouTube. Она - моя са­мая ярая фа­нат­ка. А по по­во­ду уча­стия в кон­кур­се... Для на­ча­ла хо­чет­ся че­го-то до­бить­ся, а уже по­том ку­да-то ехать, что­бы о те­бе узнал мир. Нуж­но, что­бы лю­ди по­лю­би­ли ме­ня за му­зы­ку, а не про­сто за то, что я «де­воч­ка из те­ле­ви­зо­ра» или «пе­ви­ца с «Евровидения». Меч­таю, что­бы мои пес­ни слу­ша­ли, что­бы под них тан­це­ва­ли, от­ры­ва­лись, что­бы они зву­ча­ли на чьей­то сва­дьбе, бы­ли саунд­тре­ком ка­ко­го­ни­будь фильма... Мень­ше ли­ца - боль­ше му­зы­ки.

- Вас уже сей­час мно­гие зна­ют - по укра­ин­ской «Фаб­ри­ке звезд» и про­ек­ту «Орел и реш­ка». По боль­шо­му сче­ту вы и есть та «де­вуш­ка из те­ле­ви­зо­ра».

- Ко­неч­но, те­ле­ви­зор очень мно­гое мне дал. Но, ко­гда ты на­хо­дишь­ся в ме­диа­про­стран­стве, ко­гда за то­бой на­блю­да­ют, все это боль­ше на­по­ми­на­ет ре­а­ли­ти-шоу. Ты ста­но­вишь­ся чле­ном чу­жой се­мьи. Сей­час мно­гие жи­вут те­ли­ком и ин­тер­не­том, при­сталь­но на­блю­дая за тем, как лю­ди там бе­га­ют,

ссо­рят­ся, ру­га­ют­ся, по­ют пес­ни, тан­цу­ют...

- Ва­ши пес­ни ис­пол­ня­ют Со­фия Ро­та­ру, Ни­ко­лай Бас­ков, Ани Ло­рак... Как вы­шли на этот уро­вень?

- Я дол­го ра­бо­та­ла в тан­де­ме с укра­ин­ским ком­по­зи­то­ром Русла­ном Квин­той. Вме­сте мы на­пи­са­ли мно­го ком­по­зи­ций для са­мых раз­ных ис­пол­ни­те­лей... Так сло­жи­лось, что я все вре­мя со­чи­ня­ла сти­хи. Еще в дет­стве по прось­бе ро­ди­те­лей под­пи­сы­ва­ла по­здра­ви­тель­ные от­крыт­ки, ко­гда они шли на празд­ник, встре­чу вы­пуск­ни­ков. С днем рож­де­ния по­здрав­ляю! Сча­стья, ра­до­сти же­лаю! Ла-ла-ла... У ме­ня все­гда бы­ла при себе ку­ча блок­но­тов, в ко­то­рые я за­но­си­ла чет­ве­ро­сти­шия. Од­на­ж­ды Руслан это за­ме­тил и пред­ло­жил со­чи­нить пес­ню для же­ны оли­гар­ха. Пом­ню, я то­гда очень стес­ня­лась, пе­ре­жи­ва­ла: а вдруг песня не по­нра­вит­ся? Но ее купили. Это бы­ли мои пер­вые сти­хи, ко­то­рые я про­да­ла за 500 дол­ла­ров. Пом­ню, я то­гда так ра­до­ва­лась!

- Сей­час це­ны воз­рос­ли?

- А я никому уже не пи­шу. Толь­ко для себя. Хо­тя на­чать со­чи­нять имен­но для себя бы­ло очень слож­но. Не зна­ла, о чем пи­сать, о чем петь. Дол­го не мог­ла най­ти свой стиль - му­чи­лась на про­тя­же­нии де­вя­ти ме­ся­цев, по­сле то­го как покинула де­ви­чий кол­лек­тив. По­сте­пен­но при­шла к клуб­ной му­зы­ке, по­зна­ко­ми­лась с хо­ро­шим аран­жи­ров­щи­ком Ар­те­мом Пи­во­ва­ро­вым. И уже вме­сте с ним мы на­ча­ли пи­сать что-то для ме­ня. Ка­жет­ся, по­лу­ча­ет­ся. Прак­ти­че­ски из каж­до­го съе­моч­но­го пу­ла (один съе­моч­ный пул

«Ор­ла и реш­ки» длит­ся 21 день. - Авт.) при­во­жу од­ну-две но­вые пес­ни.

- Пи­ше­те в аэро­пор­тах?

- И в по­ле­те. Я же Близнецы по го­ро­ско­пу, моя сти­хия - воз­дух, по­это­му уда­ет­ся тво­рить имен­но там. Фото: лич­ный ар­хив

Ре­ги­ны То­до­рен­ко.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.