«Перед опе­ра­ци­ей я пе­ре­осмыс­ли­ла всю жизнь»

KP-Teleprogramma - - ЛИЦО С ОБЛОЖКИ -

- Несмот­ря ни на что, мы сей­час нор­маль­но об­ща­ем­ся. От­ме­ти­ли день рож­де­ния Мо­ни­ки вме­сте. Мне не важ­но, что Мак­сим го­во­рил обо мне. Я чет­ко раз­де­ляю от­но­ше­ния ро­ди­те­лей и де­тей. Муж и же­на могут рас­стать­ся, но де­ти тут ни при чем. Ес­ли я знаю, что ба­буш­ка лю­бит Мо­ни­ку, ка­кое я имею пра­во го­во­рить ей: «Нет, вы не уви­ди­тесь с внуч­кой! Я хо­чу, что­бы Макс по­про­сил ме­ня об этом»? Оби­жен­ные и ра­нен­ные раз­во­дом жен­щи­ны со­вер­ша­ют огром­ную ошиб­ку, ко­гда вы­чер­ки­ва­ют из жиз­ни ре­бен­ка часть его род­ствен­ни­ков. Мне ка­жет­ся, не нуж­но вновь и вновь пе­ре­жи­вать оби­ду, а луч­ше ска­зать: «Спа­си­бо боль­шое». Как по­ет­ся в мо­ей но­вой песне: «По­ка, ми­лый! Иди на фиг. Оста­вай­ся. Счаст­ли­во! Сам ва­рись в сво­ей ка­ше. Я пой­ду даль­ше. И смот­ри, как я ста­ну сей­час счаст­ли­вой».

- Да, не­дав­но до­чень­ка го­сти­ла у них. У ме­ня бы­ли непро­стые от­но­ше­ния с па­пой Алины. Я вы­шла за­муж мо­ло­дой - в 21 год и ни­че­го не понимала в этой жиз­ни. Про­сто встре­ти­ла муж­чи­ну, с ко­то­рым, как мне ка­за­лось, ни­ко­гда не бу­ду пла­кать. Че­рез ка­кое-то вре­мя по­ня­ла, что бе­ре­мен­на. Он при­знал­ся в люб­ви и сде­лал пред­ло­же­ние. Но по­сле сва­дьбы ока­за­лось, что мы со­всем раз­ные. Су­пруг был умуд­рен­ным опы­том муж­чи­ной с опре­де­лен­ным об­ра­зом жиз­ни. Я же оста­ва­лась ре­бен­ком в ро­зо­вых оч­ках. В ка­кой-то мо­мент по­ня­ла, что его по­ве­де­ние, к со­жа­ле­нию, при­чи­ня­ет мне боль. Ва­лик то­гда ска­зал: «Ну и ухо­ди. Ты бу­дешь жа­леть об этом всю свою жизнь. Ты вы­бро­сишь­ся из ок­на от го­ря». Я от­ве­ти­ла: «Спа­си­бо. Я про­сто пой­ду». Все остав­ши­е­ся 10 лет рас­ти­ла ре­бен­ка са­ма, мы по­чти не ви­де­лись. Ва­лик жил ка­кой­то сво­ей слож­ной жиз­нью. Он го­во­рил: «Сей­час у ме­ня нет воз­мож­но­сти по­мо­гать до­че­ри. Но по­том у нее обя­за­тель­но все бу­дет хо­ро­шо, обе­щаю». И я ни­че­го не про­си­ла. Еще пом­ни­ла, как ро­ди­те­ли ру­га­лись из-за али­мен­тов, по­да­ва­ли друг на дру­га в суд, и не хо­те­ла то­го же. При этом у ме­ня есть жест­кая по­зи­ция: па­па для ре­бен­ка все­гда дол­жен быть са­мым луч­шим. Ес­ли я ска­жу Алине, что ее отец был пло­хим, то как она бу­дет жить даль­ше? Она вы­рас­тет и нач­нет в каж­дом муж­чине ви­деть под­ле­ца. По­это­му я все­гда го­во­ри­ла Алине, что ее па­па са­мый та­лант­ли­вый и хо­ро­ший. При этом я точ­но знаю, что Ва­лик то­же очень ее лю­бил. А за­тем его не ста­ло. Ес­ли он и хо­тел дать что-то ре­бен­ку, то про­сто не успел. Жизнь ока­за­лась на­мно­го ко­ро­че, чем кто-то мог по­ду­мать.

- Сей­час обе сто­ро­ны взя­ли пе­ре­рыв в су­де, мы про­бу­ем до­го­во­рить­ся. Я не люб­лю все эти тяж­бы и спо­ры. С тех пор как ушла из «ВИА Гры», не участ­во­ва­ла ни в од­ном скан­да­ле. Но тут по за­ко­ну я долж­на пред­став­лять ин­те­ре­сы до­че­ри. Она са­ма не мо­жет пой­ти в суд и от­сто­ять свои пра­ва. Точ­но так же я не

- Мо­е­му му­жу все­гда нра­ви­лись де­вуш­ки с сум­ка­ми Hermes, ко­то­рые им да­ри­ли ро­ди­те­ли или муж­чи­ны... А у ме­ня ни­ко­гда не бы­ло та­кой сум­ки. Я де­воч­ка, ко­то­рая всю жизнь за­ра­ба­ты­ва­ла са­ма. От­кро­вен­но го­во­ря, я счи­таю, что пла­тить 20 ты­сяч дол­ла­ров за ка­ку­ю­то вещь - неве­ро­ят­ная глу­пость. Я луч­ше куплю шесть швей­ных ма­ши­нок, за­пла­чу зар­пла­ту в офи­се. А му­жу, ока­зы­ва­ет­ся, нуж­на бы­ла де­вуш­ка дру­го­го скла­да. Я по­ня­ла, что нуж­но от­пу­стить че­ло­ве­ка, что­бы он про­шел­ся по всем этим де­вуш­кам с Hermes и по­нял, что сум­ки не глав­ное в этой жиз­ни. И на се­го­дняш­ний день в прин­ци­пе так и по­лу­чи­лось. Про­шло два го­да с мо­мен­та на­ше­го рас­ста­ва­ния, и, по­хо­же, он осо­знал: не в сум­ках сча­стье.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.