ЭКСКЛЮЗИВ!

Ри­чард Гир: Ко­гда я хо­чу по­вли­ять на судь­бы ми­ра, улы­ба­юсь офи­ци­ант­кам

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ -

В ин­тер­вью жур­на­лу «Телепрограмма» зна­ме­ни­тый ак­тер по­ве­дал о но­вых спо­со­бах рас­про­стра­не­ния люб­ви и про­жи­ва­ю­щих под мо­стом лю­дях-за­гад­ках

За свою 40-лет­нюю ка­рье­ру Гир снял­ся в де­сят­ках филь­мов, неко­то­рые из них ста­ли клас­си­кой, неко­то­рые - ком­мер­че­ски­ми хи­та­ми, неко­то­рые - и тем и дру­гим. При этом Ри­чард остал­ся нор­маль­ным про­стым пар­нем - ви­ди­мо, бла­го­да­ря буд­диз­му, ин­те­рес к ко­то­ро­му ар­тист на­чал про­яв­лять еще в 20-лет­нем воз­расте. Ви­ди­мо, все тот же буд­дизм по­мог Ри­чар­ду с лег­ко­стью рас­стать­ся с при­выч­ным об­ра­зом секс-сим­во­ла ра­ди фильма «Пе­ре­рыв на без­ду­мье» (да­та рос­сий­ской пре­мье­ры по­ка неиз­вест­на). Кра­са­вец Гир пред­стал в нем без­утеш­ным бом­жом, ро­ю­щим­ся в му­сор­ных ба­ках на ули­цах Нью-Йор­ка. От ак­те­ра, про­дол­жа­ю­ще­го сво­дить с ума мил­ли­о­ны зри­тель­ниц по все­му ми­ру, ма­ло кто мог ожи­дать столь ре­ши­тель­но­го пе­ре­во­пло­ще­ния.

«Да­лай-ла­ма по­рой вы­хо­дит из себя»

- Ка­жет­ся, с воз­рас­том вы ста­ли боль­ше рис­ко­вать.

- Ска­жу вам, что я ни­ко­гда не был по­хож ни на од­но­го сво­е­го пер­со­на­жа. Каж­дый мой герой для ме­ня по-сво­е­му экс­тре­ма­лен.

- А как вы воз­вра­ща­лись к нор­маль­ной жиз­ни по­сле ро­ли бом­жа?

- Я хо­ро­шо знал этот ма­те­ри­ал - ра­бо­тал над этим филь­мом в те­че­ние 12 лет в ка­че­стве про­дю­се­ра, по­это­му не толь­ко сво­е­го ге­роя изу­чил, но и те­му в це­лом. Для ме­ня нет про­бле­мы вой­ти в свой пер­со­наж, а по­том из него

вый­ти. Кем бы он ни был - бом­жом или мил­ли­ар­де­ром. Не­дав­но я сыг­рал очень богатого пар­ня в филь­ме «Фр­эн­ни». Еще один экс­тре­маль­ный герой.

- Вы ду­ма­ли о том, по­че­му ваш пер­со­наж стал бом­жом?

- Ко­гда вы ви­ди­те без­дом­но­го на ули­це, вы не зна­е­те его ис­то­рию. Мы сде­ла­ли фильм та­ким об­ра­зом, что­бы вы по­ду­ма­ли: мо­жет быть, и у лю­дей, ко­то­рых мы ви­дим под мо­стом, бы­ло по­тря­са­ю­щее про­шлое? В этих лю­дях мо­жет быть за­гад­ка. А мо­жет, ни­ка­кой за­гад­ки и нет. Но это не моя за­да­ча - да­вать зри­те­лю лег­кое объ­яс­не­ние, рас­ска­зав ис­то­рию жиз­ни ге­роя. Не ду­маю, что судь­бу лю­бо­го из нас мо­жет объ­яс­нить ис­то­рия из его про­шло­го. Ес­ли рас­ска­зать ис­то­рии со­тен жиз­ней, ко­то­рые бы­ли у каж­до­го че­ло­ве­ка, что-то мож­но по­нять. А од­на про­жи­тая жизнь не да­ет ни­че­го!

- Это яв­но сло­ва буд­ди­ста. Ва­ша друж­ба с да­лай-ла­мой по­мо­га­ет вам луч­ше по­ни­мать окру­жа­ю­щий мир?

- Меж­ду мной и че­ло­ве­ком, ко­то­ро­го я счи­таю сво­им учи­те­лем и дру­гом, глу­бо­кая связь. Он то­же вре­мя от вре­ме­ни вы­хо­дит из себя, рас­стра­и­ва­ет­ся, нерв­ни­ча­ет - так же, как и все лю­ди. Но он су­ще­ству­ет на вы­со­чай­шем ду­хов­ном уровне, о ко­то­ром мож­но толь­ко меч­тать. Сколь­ко в нем тер­пе­ния и щед­ро­сти, люб­ви и со­стра­да­ния, ис­крен­ней от­вет­ствен­но­сти за все, что он де­ла­ет! Все эти ка­че­ства он смог раз­вить бла­го­да­ря дол­гой внут­рен­ней ра­бо­те над со­бой, а не по­то­му, что кто­то по­ма­хал над ним вол­шеб­ной па­лоч­кой. Это то, в чем я на­хо­жу вдох­но­ве­ние.

«Рас­ска­жу се­на­то­рам про бомжей»

- Что объ­еди­ня­ет все ва­ши ро­ли?

- Ду­маю, во мно­гих мо­их ге­ро­ях есть од­на и та же чер­та - они ищут дом, ме­сто, ко­то­ро­му они при­над­ле­жат. «Мне боль­ше не­ку­да ид­ти!» - го­во­рил я в сво­ем ран­нем хи­те «Офи­цер и джентль­мен». Так мог­ли бы ска­зать и мно­гие дру­гие мои пер­со­на­жи.

- Вы ак­тив­но за­ни­ма­е­тесь гу­ма­ни­тар­ной де­я­тель­но­стью - это по­то­му, что у звезд хо­ро­шим то­ном счи­та­ет­ся не толь­ко брать, но и от­да­вать?

- Это дол­жен де­лать каж­дый! Про­сто я спо­со­бен при­влечь к та­кой де­я­тель­но­сти вни­ма­ние, по­то­му что жур­на­ли­сты немед­лен­но о ней на­пи­шут. Ах, ки­но­звез­да что-то та­кое сде­ла­ла!.. Но я не де­лаю ни­че­го осо­бен­но­го! А для то­го, что­бы вли­ять на мир, по­сту­пок не обя­зан быть

боль­шим. Ес­ли, вхо­дя в отель, я чув­ствую по от­но­ше­нию к себе любовь, ду­шев­ную от­кры­тость и щед­рость, то они пе­ре­да­ют­ся от ме­ня тем, кто про­хо­дит ми­мо. Или, ска­жем, вы в ре­сто­ране ви­ди­те, как нерв­ни­ча­ет офи­ци­ант­ка - что­то в ее жиз­ни идет не так. Улы­бни­тесь ей, оставь­те по-на­сто­я­ще­му хо­ро­шие чае­вые, ска­жи­те спа­си­бо, по­мо­ги­те успо­ко­ить­ся. То­гда она при­дет до­мой, где ее ждут двое го­лод­ных де­тей и, воз­мож­но, не ста­нет сры­вать на них зло. Та­кие ве­щи дей­стви­тель­но вли­я­ют на все осталь­ное. Ино­гда ка­кой-то пу­стяк важ­нее всех тех про­ек­тов, ко­то­ры­ми я за­ни­ма­юсь.

- А чем вы сей­час за­ни­ма­е­тесь?

- Граж­дан­ски­ми пра­ва­ми, во­про­са­ми здо­ро­вья и об­ра­зо­ва­ния, но глав­ное, ко­неч­но, Ти­бе­том. Мы пе­ре­во­дим и пе­ча­та­ем кни­ги по буд­диз­му. Да­ем день­ги тем, кто все это де­ла­ет. Для ме­ня эта де­я­тель­ность очень важ­на, я мно­го ез­жу по ми­ру, встре­ча­юсь со мно­же­ством лю­дей. На­де­юсь, что и фильм «Пе­ре­рыв на без­ду­мье» по­слу­жит по­во­дом к пе­ре­ме­нам. Я че­рез несколь­ко дней вы­сту­паю в Ва­шинг­тоне на съез­де Ор­га­ни­за­ции по де­лам без­дом­ных. Мы по­ка­зы­ва­ем кар­ти­ну се­на­то­рам и кон­гресс­ме­нам - лю­дям, ко­то­рые име­ют ре­аль­ное вли­я­ние на по­ли­ти­ку. Пе­ре­во­дим день­ги ор­га­ни­за­ци­ям, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся про­бле­ма­ми бомжей в раз­ных го­ро­дах, шта­тах и стра­нах. Ко­неч­но, я не мо­гу про­ехать с филь­мом вез­де, но у нас бы­ло три по­ка­за для без­дом­ных, на ко­то­рые мы при­гла­ша­ли по­ли­ти­ков, что­бы как-то под­стег­нуть их ра­бо­ту.

«Мои меч­ты с ки­но не свя­за­ны»

- Вы са­ми вы­би­ра­е­те про­ек­ты, в ко­то­рых сни­ма­е­тесь?

- Увы, нет. Есть за­блуж­де­ние, что у ме­ня есть воз­мож­ность та­ко­го вы­бо­ра. Уди­ви­тель­но не это, а то, что у ме­ня по-преж­не­му есть работа, что я за пол­то­ра го­да снял­ся в че­ты­рех неболь­ших по бюд­же­ту, но важ­ных че­ло­ве­че­ских исто­ри­ях. Я ни­ко­гда так ак­тив­но не сни­мал­ся, и не по­то­му, что мне нужны день­ги. Про­сто сей­час это ред­кость. Гол­ли­вуд уже не тот. Из­ме­не­ния при­ня­то свя­зы­вать с филь­ма­ми Спил­бер­га, огром­ны­ми зри­тель­ски­ми про­ек­та­ми, ко­то­рые по­сте­пен­но вы­тес­ни­ли все осталь­ное. Но Спил­берг сни­ма­ет хо­ро­шие филь­мы, че­го ча­сто не ска­жешь о мно­гих дру­гих про­ек­тах круп­ных сту­дий - их ру­ко­вод­ство при­ни­ма­ет фи­нан­со­во-кор­по­ра­тив­ные ре­ше­ния, уби­ва­ю­щие под­лин­ное твор­че­ство. Ка­кие-то ви­ды филь­мов они по­гу­би­ли, но не фа­таль­но, они воз­рож­да­ют­ся в дру­гих фор­мах, пре­жде все­го в ви­де неза­ви­си­мо­го ки­но.

- Вы ведь са­ми хо­те­ли сни­мать фильм «Пе­ре­рыв на без­ду­мье»...

- В мо­ей лич­ной жиз­ни бы­ли раз­ные слож­но­сти, ко­то­рые не поз­во­ли­ли бы мне скон­цен­три­ро­вать­ся на од­ном филь­ме и за­ни­мать­ся толь­ко им в те­че­ние по­лу­то­ра лет. И по­том, ко­гда я на­чал ду­мать о том, как бы хо­тел иг­рать эту роль, я по­нял, что мне бу­дет очень слож­но од­но­вре­мен­но на­хо­дить­ся по обе сто­ро­ны ка­ме­ры.

- В ва­шей про­фес­си­о­наль­ной жиз­ни оста­лись еще ка­кие-то меч­ты?

- Свои меч­ты я дав­но не свя­зы­ваю с про­фес­си­о­наль­ной жиз­нью. Уве­ряю вас: на сво­ем смерт­ном од­ре я не бу­ду ду­мать о филь­мах.

Текст: Стас ТЫРКИН

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.