Вла­ди­мир Вдо­ви­чен­ков заставил Льва Ду­ро­ва схва­тить­ся за ру­жье

На съем­ках фильма «Под­лец» в квар­ти­ру к Ль­ву Ду­ро­ву про­брал­ся Вла­ди­мир Вдо­ви­чен­ков

KP-Teleprogramma - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Текст: Егор АРЕФЬЕВ

Сю­жет «Под­ле­ца» мо­жет на­пом­нить фа­бу­лу фильма «Вор». Иван (Вла­ди­мир Вдо­ви­чен­ков) - вор-до­муш­ник, ко­то­рый об­но­сит квар­ти­ры в фор­ме офи­це­ра ВВС. Од­на­ж­ды он про­ни­ка­ет в дом к Ве­ре Фи­ли­мо­новне (Оль­га Остроумова), но хо­зяй­ка при­ни­ма­ет жу­ли­ка за... же­ни­ха до­че­ри Юли (Оль­га Левитина). Чуть поз­же при­хо­дит и са­ма «неве­ста». Тут-то все и за­кру­чи­ва­ет­ся.

«Мне кри­чат: «В го­ло­ву бей!» А у ме­ня ру­ка не под­ни­ма­ет­ся»

В подъ­ез­де до­ма на Пре­об­ра­жен­ской пло­ща­ди в Москве идут съ­ем­ки тра­ги­ко­ме­дии «Под­лец» - про­во­да тя­нут­ся вверх по лест­ни­це. На ули­це - дождь, свет про­жек­то­ров, вы­став­ле­ных сна­ру­жи, бьет внутрь квар­ти­ры. Хо­зя­ин жи­ли­ща, су­дя по то­му, что тво­рит­ся внут­ри, по­жи­лой охот­ник. Го­ло­вы оле­ней, вол­ков и ро­га раз­ве­ша­ны по сте­нам. Тут же - кар­ти­на, на ко­то­рой изоб­ра­же­ны под­стре­лен­ные фа­зан и за­яц, а так­же охот­ни­чья шля­па. Ру­жье ви­сит на крюч­ке при вхо­де. В крес­ле - Лев Ду­ров, ис­пол­ни­тель ро­ли ста­ри­ка.

Вы­ход из подъ­ез­да пе­ре­кры­ва­ют, зву­чит ко­ман­да «Мо­тор!». Уса­тый герой Вла­ди­ми­ра Вдо­ви­чен­ко­ва в фор­ме лей­те­нан­та ВВС вме­сте с со­участ­ни­ком Ан­дре­ем (Да­ни­ла Шев­чен­ко) зво­нят в дверь и веж­ли­во объ­яс­ня­ют, что на­до бы по­смот­реть вен­тиль - в их со­сед­ней квар­ти­ре про­бле­мы с во­дой.

- Про­хо­ди­те, про­хо­ди­те, - го­во­рит ста­рик, ра­дост­но по­хло­пы­вая каж­до­го по спине, и про­во­жа­ет го­стей на кух­ню. - Ко­неч­но, ре­бят!

- Да вы охот­ник! - зыч­но спра­ши­ва­ет лже­офи­цер. - За­яд­лый?

- В про­шлом, - от­ма­хи­ва­ет­ся де­душ­ка. - Ой, сей­час вам та­кое по­ка­жу! Смот­ри­те.

- Дав­но охо­ти­лись-то в по­след­ний раз? - забалтывает жерт­ву вто­рой во­риш­ка, бег­ло осмат­ри­вая квар­ти­ру.

- Вес­ной, - кри­чит из дру­гой ком­на­ты хо­зя­ин квар­ти­ры.

- А сколь­ко вам лет-то? - ин­те­ре­су­ет­ся сно­ва герой Вдо­ви­чен­ко­ва, ими­ти­руя за­вин­чи­ва­ние вен­ти­ля.

- Де­вя­но­стой вось­мой год! - от­ве­ча­ет ста­рик, воз­вра­ща­ясь на кух­ню с ман­ком в ру­ке.

- Ого! - хо­ром удив­ля­ют­ся непрошеные го­сти. - Не ста­ре­ют ду­шой ве­те­ра­ны!

В этот мо­мент ста­рик бе­рет ма­нок в рот и силь­но ду­дит в него пря­мо перед но­сом у од­но­го, а за­тем вто­ро­го жу­ли­ка. По­ви­са­ет па­у­за.

- И все-та­ки я не по­ни­маю, - взры­ва­ет­ся вне­зап­но Ду­ров. - За­чем мне хо­дить и что-то ис­кать?

- Ко­гда вы су­е­ти­тесь, у вас это по­лу­ча­ет­ся ге­ни­аль­но, Лев Кон­стан­ти­но­вич! - мо­ти­ви­ру­ет ак­те­ра ре­жис­сер Ми­ха­ил Ле­ви­тин. - Ваш герой немно­го вол­ну­ет­ся, тя­нет вре­мя до то­го мо­мен­та, по­ка не под­бе­рет­ся к ру­жью.

- Но за­чем этот ма­нок? - не уни­ма­ет­ся ве­те­ран в по­ис­ках прав­ды ха­рак­те­ров.

- По­то­му что вы - быв­ший сол­да­фон, - про­дол­жа­ет убеж­дать ре­жис­сер. - Вы на пен­сии, но вам по-преж­не­му хо­чет­ся ко­ман­до­вать и стро­ить всех. Это очень важ­но!

Чуть поз­же ста­рик все-та­ки схва­тит­ся за ру­жье и ра­нит Ан­дрея, мо­ло­до­го по­мощ­ни­ка глав­но­го под­ле­ца фильма. Во­ры ед­ва успе­ют уне­сти но­ги из несчаст­ли­вой квар­ти­ры.

- Мой пер­со­наж - ста­рый во­ен­ный, увле­ка­ю­щий­ся ис­кус­ством и охо­той, - рас­ска­зы­ва­ет в па­у­зе Ду­ров. - К нему в дом сту­чат­ся два здо­ро­вых лба. Го­во­рят, что про­бле­мы со сточ­ны­ми тру­ба­ми. При этом он по­ни­ма­ет, что со­се­дя­ми свер­ху они быть не могут, хоть и пред­ста­ви­лись та­ким об­ра­зом. На­вер­ху по­про­сту нет квар­тир! Но он их пус­ка­ет. По­че­му? До­ве­рил­ся. И при­нял этот вы­зов. Ему са­мо­му ста­но­вит­ся ин­те­рес­но, чем это все за­кон­чит­ся. Но как толь­ко он по­чув­ство­вал опас­ность, по­нял, что ему могут угро­жать, он схва­тил ру­жье и вы­стре­лил. Это вы­шло ма­ши­наль­но. Сам я охо­ты не по­ни­маю. Од­на­ж­ды на ост­ро­ве Шпиц­бер­ген мы охо­ти­лись с дру­зья­ми, - вспо­ми­на­ет Ду­ров. - Это бы­ло со­вер­шен­но за­кон­но. Но ко­гда я в оп­ти­че­ский при­цел уви­дел глаз оле­ня, то по­нял: не мо­гу это­го сде­лать. Я паль­нул вверх. А мне кри­чат: «В го­ло­ву бей!» У ме­ня про­сто не под­ня­лась ру­ка.

«Неле­пая любовь - дви­га­тель сю­же­та»

Лю­бо­пыт­но, что в этом филь­ме на съе­моч­ной пло­щад­ке со­бра­лась прак­ти­че­ски пол­но­стью це­лая се­мья. Ре­жис­сер-де­бю­тант Ми­ха­ил Ле­ви­тин (сын худру­ка те­ат­ра «Эр­ми­таж» Ми­ха­и­ла Левитина) ру­ко­во­дит не толь­ко сест­рой - Оль­гой Ле­ви­ти­ной, но и зна­ме­ни­ты­ми со­вет­ски­ми ак­те­ра­ми - ма­мой Оль­гой Ост­ро­умо­вой и от­чи­мом Ва­лен­ти­ном Гаф­том, ко­то­ро­му до­ста­лась эпи­зо­ди­че­ская роль При­зра­ка.

- Мож­но ска­зать, что это тра­ги­фарс, ред­кий по ны­неш­ним вре­ме­нам жанр, - по­яс­ня­ет ре­жис­сер. - Ма­ма и сест­ра сни­ма­ют­ся у ме­ня не по­то­му, что я бо­ял­ся брать в пер­вый фильм дру­гих ак­те­ров. Сце­на­рий мы пи­са­ли вме­сте с Ев­ге­ни­ем Тре­фи­ло­вым спе­ци­аль­но для них. Хо­те­лось бы рас­ска­зать эту ис­то­рию со­вре­мен­ным язы­ком, что­бы бы­ло где-то близ­ко к ра­бо­там Ву­ди Ал­ле­на. Слож­ных по­ста­но­воч­ных сцен бы­ло немно­го, за­то есть мас­са слож­ных диа­ло­гов, ко­ми­че­ских си­ту­а­ций. Од­на­ко глав­ный дви­га­тель сю­же­та - это стран­ная, да­же неле­пая любовь. Жен­щи­на, ко­то­рая дол­го ко­пи­ла в себе за­ряд люб­ви, из­ли­ва­ет его на глав­но­го ге­роя, ко­то­рый хоть и вор, но не та­кой уж и пло­хой че­ло­век. Ино­гда в жиз­ни бы­ва­ет и так.

Кар­ти­на пла­ни­ру­ет­ся к вы­хо­ду на экра­ны в сле­ду­ю­щем го­ду.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.